10 Май 2017 21:31 | Метки: Новости, Общество, видео

«Чтобы остановить издевательства, мне пришлось вспороть себе живот – меня зашили и продолжили бить». Заключённый рассказал о пытках и вымогательствах в исправительной колонии Нижнего Тагила (ВИДЕО)

В исправительной колонии Нижнего Тагила № 5 действует система вымогательств и пыток, заявил один из осуждённых во время визита Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). Заключённый Фарух Бердиев рассказал, что в течение шести лет он подвергался избиениям со стороны сотрудников ИК-5, а в 2017 году ему пришлось вспороть себе живот, чтобы прекратить многочасовое насилие. После этого Бердиева перевели в колонию № 26 Тавды, где он в мае встретился с правозащитниками и на видео назвал имена сотрудников колонии, которые его пытали, а также сообщил о пытках и издевательствах над другими осуждёнными.

«Я прибыл в ИК-5 в сентябре 2010 года, и со следующего дня сотрудники администрации раздели меня догола, поставили на растяжку, начали избивать, пытать, чтобы я признал вину по приговору (Бердиев был осуждён по статье “Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, повлекшее смерть”. – Прим. ред.). Говорили, чтобы я отказался от адвокатов», – рассказал Фарух Бердиев.

По словам Бердиева, самый жестокий случай с ним произошёл в ноябре 2016 года после попытки пожаловаться в ОНК. Тогда, утверждает осуждённый, его поместили в ШИЗО за отказ переводить деньги на банковские счета зэков, сотрудничающих с руководством колонии.

«Я услышал, что где-то в колонии представители ОНК. Я начал кричать, звать на помощь. Сотрудники долго не хотели открывать дверь, потому что на мне были синяки. Но всё-таки открыли, и я обо всём рассказал. Уже со следующего дня меня начали бить ещё сильнее, – говорит Фарух Бердиев. – 3 ноября меня вывели на прогулочный дворик, поставили у стены, ноги расставили, на голову надели мешок, обвязали скотчем и понесли куда-то. Я услышал: “К бачку неси”. Головой меня засунули в бачок с водой, я начал сопротивляться, потому что не мог дышать. Бачок перевернулся. С меня штаны сняли, ещё сильнее закрутили верёвкой и скотчем. Пакет на голове крепче обвязали тонкой верёвкой. Держали меня животом на земле, на голову лили водой. На камеру заставляли меня плохие вещи про себя говорить. Потом перевернули меня [на спину]. Дышать я не мог, потерял сознание. Очнулся, стою у стены во дворике… Сотрудники поставили передо мной бумаги с какими-то статьями, заставили расписываться. Я трясусь, плохо соображаю, попросил дать время. Мне дали отмыться от крови, отвели в камеру, там я взял лезвие и вскрыл себе живот. Лезвие было тупое, раз 15-20 я прошёлся им по животу. Мясо немного белое вышло, я его побольше вытащил, кровь пошла. Потом двери открылись, [сотрудники] начали орать, меня завели в камеру медчасти. Завязали меня всего, на глаза очки какие-то нацепили плотные. Я попробовал их снять, меня по башке пару раз ударили и приказали не сопротивляться. Потом я чувствую, что меня стали зашивать: мясо обратно просто пальцем воткнули и стали шить. Я умолял перестать, обезболивающее просил. Они мне сказали: “Заткнись”. Я слышал, как с соседней камеры зэк орал: “Хорош, прекращайте пытки!” Пока меня несли по прогулочному двору, ещё один осуждённый орал [сотрудникам]: “Вы чё делаете?!” Когда меня зашили, подняли на ноги, в башку пару раз ударили, отвели в камеру. Потом меня перевели в другую, где была видеокамера. Каждый раз, когда [сотрудники] проходили мимо, предупреждали, чтобы я никому ничего не рассказывал. Угрожали изнасилованием. Говорят: "Снимем всё на видео и покажем остальным осуждённым"».

По словам Бердиева, через несколько дней после этого инцидента к нему во время инспекции ИК-5 подошёл врио ФСИН России по Свердловской области Сергей Патронов. Но жаловаться начальству осуждённый не стал. Как он пояснил, после шести лет пыток и вымогательств в исправительной колонии доверять людям в форме было невозможно.

«Через дней пять, как меня зашили, меня вывели на прогулочный дворик, издевались, снимали всё на камеру. Оказалось, какая-то комиссия должна приехать. [Сотрудники колонии] сказали мне: “Не дай бог выйдешь, мы тебя повесим, глотку порежем, скажем, что ты сам себя порезал”. В этот же день ко мне подошёл какой-то мужчина в форме, представился Патроновым, спросил о жалобах, я ничего не рассказал. Я уже не верил никому в форме. Потом пожалел, когда узнал, что Патронов – это главный»,  рассказал Фарух Бердиев.

Заключённый также сообщил, что пытать и вымогать деньги с осуждённых помогают другие зэки – так называемый «актив». Активисты под контролем надзирателей предоставляют свои карточки для перевода денег и заставляют заключённых отказываться от оплаты за работу на территории колонии. По словам Бердиева, один из активистов признался ему, что вынужден под угрозой смерти избивать людей, а через неделю скончался.

«Чтобы пойти на “свиданку”, сотрудники администрации потребовали с меня деньги. Через активистов они отдавали счета карточек, я позвонил родным, чтобы они перевели деньги. Если не дать деньги, ни “свиданки” [не получишь], ни письма [не отправить], целыми днями на растяжке стоишь, бьют по ногам, по жопе, по голове прыгали, – рассказал Фарух Бердиев. – Перед “свиданками” они обязательно всех предупреждают: если расскажешь, что здесь происходит, мы всё покажем (издевательства. – Прим. ред.), потом с тобой никто общаться не будет. Зэки боялись. На “свиданке” я сообщил об этом родственникам. Они писали об этом в прокуратуру. Потом сотрудники администрации заставляли меня писать отказ – что со мной всё нормально. Потом меня вывели на промзону работать и каждый месяц заставляли писать отказ от зарплаты, даже не знаю, сколько зарплата была… В 2011-м году [один из осуждённых] Миша Носков подошёл ко мне и начал плакать, говорить: “Меня заставляют работать на сотрудников, в карантине зэков избивать. Если я не пойду, они мне сказали, что меня повесят или порежут, а напишут, что я сам себя убил”. Через неделю его перевели в другой отряд, оттуда его вынесли уже мёртвым, я слышал, что он себе шею порезал».

Теперь сам Бердиев, как сообщили АН «Между строк» представители ОНК, опасается за свою жизнь. По данным общественников, когда сотрудники тавдинской ИК-26 узнали, что кто-то из бывших заключённых ИК-5 хочет рассказать о «творящемся там беспределе», они начали оказывать давление на жалобщиков и препятствовать их встрече с ОНК.

«Если со мной что-то случится, прошу обвинять в этом [сотрудников исправительной колонии № 5 Нижнего Тагила] Нурмугамедова, Вагнера, Шахматова, Промышленникова, Макарова, Семёнова… Многих фамилий не помню, но могу показать на фотографиях. Хочу сказать, что я не “суицидник”, себе я резал живот, чтобы остановить пытки хоть на сколько-нибудь. В случае моей смерти прошу винить вышеназванных людей», – заявил Фарух Бердиев.

Во ФСИН России по Свердловской области обещали проверить изложенные Бердиевым сведения и призвали не делать преждевременных выводов.

«Я подам запрос по Бердиеву, но, как правило, проверкой подобных заявлений занимается Следственный комитет. И если говорить об информации конкретно от этой группы правозащитников, то обычно она не подтверждается. В таком случае, я полагаю, им придётся ответить за распространение недостоверных сведений, как это было совсем недавно в истории о якобы пытках в той же ИК-5 от осуждённого Сергея Гореванова», заявил руководитель пресс-группы Свердловского управления ФСИН Александр Левченко АН «Между строк».

В марте 2016 года осуждённый ИК-5 Сергей Гореванов пожаловался членам ОНК на пытки со стороны надзирателей. Он сообщил, что по прибытии в колонию тюремщики под пытками требовали от него подписать документы о согласии на применение к нему физической силы и психотропных препаратов, а после отказа избили, голым закопали в снег и облили холодной водой. Однако в октябре Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга признал эту информацию недостоверной и оштрафовал публикующую её организацию. В мае 2017-го уральские правозащитники сообщили, что в ИК-5 один из осуждённых вогнал себе иглу под рёбра в знак протеста. По информации общественницы Ларисы Захаровой, зэк несколько раз обращался к администрации ИК с просьбой отправить его в больницу для обследования и в мае, не дождавшись выполнения своей просьбы, пошёл на крайние меры, после чего другой осуждённый под руководством медиков пытался достать из него иглу.

Агентство новостей «Между строк»

ВСЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В ОДНОМ ПИСЬМЕ


Рекомендуемые новости: