Басьянка: энергетическая революция прошлого века

Басьянка: энергетическая революция прошлого века

Для большинства нынешних тагильчан название Басьянка не говорит ровным счётом ничего. Те, кому сейчас немного за 50, о Басьянке что-то слышали, но что именно — сказать затрудняются. Но в истории города были времена, когда название этого посёлка было, что называется, на слуху: о нём писали на страницах газет, его часто можно было услышать в трамваях, в очередях и даже в разговорах на улицах. А всё потому, что от басьяновского торфа зависело, будет ли в домах тепло и горячая вода, будут ли работать заводы Нижнего Тагила.

О промышленном применении торфа тагильчане стали забывать только в конце 60-х годов ХХ столетия, когда в город пришёл природный газ, доставляемый по трубопроводу Газли — Бухара — Урал. А до этого весь технологический газ для нужд предприятий вырабатывали так называемые ГГС — газогенераторные станции. Торф шёл ещё и для работы ТЭЦ: электричество, горячая вода и пар были необходимы не только заводам, но и рабочим посёлкам, жилым кварталам города. На каждом крупном предприятии города были свои ГГС и ТЭЦ — где-то большой мощности, где-то поменьше.

Самой крупной газогенераторной станцией считалась ГГС «Уралвагонстроя», построенная в мае 1936 года и пущенная в строй в первых числах июня.


Газогенераторная станция «Уралвагонстроя» накануне пуска (фото 1936 г.)
(http://historyntagil.ru/zavod/images/023.jpg)

Малотиражка «Вагоногигант», выходящая на строящемся «Уралвагонзаводе», писала об этом событии: «В ночь на 1 июня 1936 года, к 23 часам, был поднят фуникулёром к загрузочным бункерам первый вагон торфа. В 4 часа утра 2 июня на третьем газогенераторе был получен первый газ. Калорийность газа доведена до 1300 калорий. Сейчас продолжается опробование газогенератора».

К тому времени газогенераторные станции были распространены в Италии и Швеции, но они располагали двумя-тремя генераторами. Станция «Уралвагонстроя» имела в своём арсенале 44 генератора!

Журнал «СССР на стройке» в июльском номере за 1936 год писал: «На Уральском вагонном заводе всё самое большое и самое совершенное. Такова и газогенераторная станция. Наиболее крупные станции мира с очисткой газа при помощи электрофильтров насчитывали до сих пор не более 12 газогенераторов. 12 генераторов на станции Уральского вагонного завода начинают работать сейчас. Ещё 12 вступают в строй следом, а по проекту на станции будет 44 генератора».


Фуникулёр поднимает вагоны с торфом на верхний этаж ГГС (фото 1936 г.)
(http://historyntagil.ru/zavod/images/024.jpg)

Самым дешёвым топливом для такого гиганта был кусковой торф. Урал был богат его залежами, но мощной топливной базы тогда ещё не было. В 1929–1932 годах геологи центральной торфяной станции Наркомата землеустройства СССР проводили бурение и зондирование торфяных залежей вблизи Нижнего Тагила, но известные месторождения не подходили для завода-гиганта, в первую очередь по объёмам. В самом городе существовали Горбуновский и Гальянский торфяники, но их продукция предназначалась для других предприятий — завода имени Куйбышева, Высокогорского механического и Ново-Тагильского металлургического завода, который начинал строиться. Стать топливной базой ещё и для «Уралвагонзавода» эти месторождения не могли.

Выбор специалистов пал на месторождение торфа близ деревеньки Басьяновки, что находилась в 25 километрах севернее Нижней Салды. Результаты изысканий там оказались впечатляющими: средняя глубина залегания качественного торфа составляла от 2 до 7,5 метра, а общая площадь торфяного массива насчитывала 32 тысячи гектаров земли с запасом 135 миллионов тонн.

История будущего посёлка Басьяновского началась на рубеже XIX и ХХ веков, когда здесь начали появляться поселения углежогов, которые заготавливали древесный уголь для салдинских заводов господ Демидовых. Само название, по утверждениям уральских этнографов, происходит от имени оседлого вогула по имени Босьянко, который жил в этих местах в XVIII столетии.


Басьяновский посёлок (фото: С. Болашенко, 2005 г.)
(http://infojd.ru/02/basian2005_125.jpg)

На подготовительные работы по добыче торфа на Басьяновском месторождении Наркомфин СССР в феврале 1933 года выделил 2 миллиона 700 тысяч рублей. Согласно плану, в 1934 году новому предприятию следовало добыть не менее 100 тысяч тонн торфа.

Базой для нового производства стала деревня Кокшарово на левом берегу реки Тагил. Место было выбрано неслучайно: рядом пролегала лежнёвка — дорога, выложенная из брёвен, по которой ещё до революции крестьяне-углежоги доставляли древесный уголь на демидовские заводы. По этой транспортной артерии, по сути единственной до 1938 года, и провозили оборудование и технику в район разработки Басьяновских торфяных залежей. Только в 1938 году была построена почти 30-километровая ветка железной дороги Нижняя Салда — Перегрузочная, где находилась топливная база.

На добычу торфа привлекли жителей ближайших деревень — Кокшарово, Малыгино, Медведево, Новожилово. Но рабочих рук катастрофически не хватало. Тогда сюда были направлены отряды спецпереселенцев, в большинстве своём раскулаченные семьи с Украины, Кубани, из Чувашии и Мордовии. Так на болоте возник палаточный городок спецпереселенцев. Обеспечивать «врагов народа» более-менее сносным жильём руководство «Торфостроя» не торопилось. Только полтора года спустя, после вмешательства руководителя «Вагонстроя» Лазаря Марьясина и парторга Шалвы Окуджавы, были построены столовая, фельдшерский пункт, трансформаторная подстанция и жильё («бруски» и бараки) на 500 семей. Они же добились для контингента спецпереселенцев смягчения режима содержания и улучшения снабжения посёлка продуктами, мылом и одеждой. Благодаря этим усилиям первую очередь Басьяновского торфопредприятия подготовили и сдали в январе 1936 года, тогда же на «Уралвагонзавод» отправили первый обоз кускового торфа.

Правда, руководство «Уралвагонстроя» решило подстраховаться и развернуло собственную добычу торфа. Ещё в начале 1935 года Лазарь Марьясин, заручившись поддержкой самого Орджоникидзе, запросил в промотделе обкома ВКП(б) данные о геологоразведке месторождений торфа вблизи от строящегося завода. Ближе всего к заводу находилось небольшое месторождение, открытое ещё в 1916 году геологами Исовских приисков. Оно находилось на старом высохшем болоте в 15–17 километрах от площадки «Вагонстроя». Марьясин тут же попросил руководство Высокогорского рудоуправления провести разведку месторождения, что и было сделано практически сразу.

«Торф в том месте был, пусть и не так много, как, например, на Горбуново, — вспоминал в 1980-х годах бывший гидрогеолог ВРУ Александр Васильевич Тутунин. — Но мы сразу предостерегли вагоностроителей от разработки его в глубину. Обилие грунтовых вод рядом с будущим разрезом грозило его затоплением».

Тем не менее к будущему месту добычи проложили лежнёвку, подвели железнодорожную ветку и начали заготовку торфа. В декабре 1936 года, после ареста Лазаря Мироновича, добыча торфа на старом болоте войдёт в материалы уголовного дела «о нецелевых растратах средств гражданином Марьясиным», которое позже объединят с делом о вредительстве. После смены руководства УВЗ заготовка «своего» торфа продолжалась ещё около года, после чего была остановлена из-за того, что разрез стало подтапливать. Добычу здесь возобновляли ещё раз, в 1941 году, когда отгрузка торфа с Басьяновки сильно отставала от графика из-за нехватки вагонов и рабочих рук. Заготовка в этот период проходила с большими трудностями, вызванными подтоплением разреза. После войны место добычи затопило окончательно. В 1960–1980-х годах жителям Вагонки оно было известно под названием Мёртвое озеро. В наше время его чаще называют Исинским озером или Бездонкой.

Басьяновское торфопредприятие продолжало развиваться, стабильно наращивая объёмы добычи торфа. Места разработки торфяных полей связывались между собой узкоколейными ветками, что позволяло вовремя вывозить заготовленный торф на железнодорожную станцию, откуда составы с топливом отправлялись в Нижний Тагил.


Станция Перегрузочная (фото: В. Марков)
(http://forum.orbita96.ru/uploads/monthly_12_2015/post-68-0-48851600-1450843126.jpg)

До 1938 года посёлки БТП (Басьяновского торфопредприятия) находились в административном подчинении Моршининского поселкового совета. А 16 октября 1938 года Указом президиума Верховного Совета РСФСР посёлок Басьяновский был переведён в категорию рабочих посёлков.

В годы Великой Отечественной Басьяновский карьер стал одним из первых мест в Свердловской области, где начали использовать труд военнопленных. Пленные работали на самых трудоёмких участках при почти полном отсутствии техники.

В послевоенный период число потребителей басьяновского торфа увеличилось. ТЭЦ Качканара, Верхней и Нижней Салды, Кушвы, Тёплой Горы и ряда других городов работали на басьяновском торфе. Крупным потребителем продукции БТП, кроме Нижнего Тагила, был Красноуральск, куда даже была проложена отдельная узкоколейная ветка, позволяющая доставлять торф напрямую в город, минуя сортировочные и перегрузочные станции. С вводом новых цехов НТМЗ увеличился и объём торфа, отгружаемого в Нижний Тагил.

1960–1970-е годы стали золотым периодом посёлка Басьяновского. В это время на Басьяновском торфопредприятии стал применяться новый вид добычи торфа — фрезерный. Топливный торф отправлялся на ГГС и ТЭЦ крупных промышленных городов, резко вырос спрос на торф со стороны колхозов и совхозов. Как следствие, увеличивалось финансирование посёлка, поставка на БТП нового оборудования и машин.


Окараванивание торфа машиной ОФ на Басьяновском ТП (фото: В. Марков)
(http://forum.orbita96.ru/uploads/monthly_12_2015/post-68-0-55034100-1450843121.jpg)

За эти годы в посёлке появились два детских сада, ясли, средняя и вечерняя школы, филиал ГПТУ-71 города Свердловска, поликлиника и больница, Дом культуры с кинозалом на 500 мест и дом быта. Были построены двухэтажный магазин продовольственных и промтоваров, хозяйственный магазин, столовая, общежитие, санаторий-профилакторий. Численность жителей Басьяновского достигала 4 тысяч человек.

Увы, эпоха процветания Басьяновского торфопредприятия длилась недолго.

В 1965 году в Свердловскую область пришёл природный газ по трубопроводу Газли — Бухара — Урал. Первым городом, получившим голубое топливо, был Свердловск, но уже через год газ пришёл в Нижний Тагил, а затем и в другие города области. Природный газ был экономичнее и дешевле торфа, и города без тени сожаления стали отказываться от устаревшего топлива.


Строительство ветки газопровода Газли — Бухара — Урал по Свердловской области (фото 1965 г.)
(https://i.mycdn.me/i?r=AyH4iRPQ2q0otWIFepML2LxRM40o1yUpnYUM2sYTA42YQA)

Производство торфа на БТП, и без того приносившее минимальные прибыли, быстро становилось убыточным. В советский период предприятие выживало на дотациях, но в новых экономических условиях быстро пришло в упадок.

В 2002 году градообразующее Басьяновское торфопредприятие было признано банкротом, во время процедуры конкурсного управления его имущество было распродано. В настоящее время добывается топливный торф для котельной самого посёлка да сельскохозяйственный торф для продажи населению в качестве удобрения. Несколько дольше прожила единственная в России торфоперевозная узкоколейная железная дорога БТП — движение по ней было прекращено в 2008 году. В настоящее время население посёлка Басьяновского не превышает полутора тысяч человек.


Котельная посёлка Басьяновского (фото: А. Довлатян, 2016 г.)
(https://ic.pics.livejournal.com/serebriany/50853565/667733/667733_1000.jpg)

 

(с) 2021. Сергей Волков и Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»

 

Уважаемые читатели!

Если вы являетесь автором какого-либо фото и ваша фамилия не указана в сноске, пожалуйста, свяжитесь с авторами или редакцией любым удобным вам способом, и мы исправим это упущение.