«Вы пытаетесь переврать ситуацию, чтобы вывести какое-то своё умозаключение». Андрей Ленда — о доходах АРИСа, многолетней борьбе с перетяжками и своих отношениях с «Ником Рекламой»

«Вы пытаетесь переврать ситуацию, чтобы вывести какое-то своё умозаключение». Андрей Ленда — о доходах АРИСа, многолетней борьбе с перетяжками и своих отношениях с «Ником Рекламой»

Неделю назад, 16 августа, временно исполняющий полномочия главы Нижнего Тагила Владислав Пинаев, отвечая на вопрос журналиста АН «Между строк», пообещал в ближайшее время демонтировать рекламные перетяжки, которые много лет незаконно размещает компания «Ником Реклама». После пресс-конференции бывший куратор рекламного рынка, руководитель аппарата администрации Нижнего Тагила Андрей Ленда предложил встретиться и ответить на любые вопросы агентства о наружной рекламе. В понедельник, 20 августа, Андрей Ленда дал АН «Между строк» интервью. Значительная часть беседы посвящена рекламным перетяжкам над проспектом Ленина, которые на следующий день после интервью были демонтированы. Тем не менее редакция приняла решение оставить эту часть диалога, поскольку считает её важной.

Андрей Евгеньевич, вы предложили нам рассказать про рынок наружной рекламы, поэтому можете начать сами.

— Я хотел бы пояснить некоторые моменты по деятельности МАУ «АРИС», потому что у всех происходит путаница. Чтобы у вас было чёткое понимание, как оно на самом деле есть, а не слухи, которые пишут. В каждом муниципальном образовании есть схема размещения рекламных конструкций, которая согласовывается с МУГИСО. На сегодняшний день в схеме размещения рекламных конструкций города Нижний Тагил, а она есть в открытом доступе на официальном сайте города, почти тысяча мест. В соответствии с законом часть мест, которая находится на муниципальных неразграниченных землях, идёт через аукционы, а та, которая на частных землях или частной собственности, через согласование. В МАУ «АРИС» на сегодняшний день передано в оперативное управление всего 370 конструкций. Остальные 600 с лишним мест — в свободном доступе, то есть любой желающий, который хочет разместить рекламу, может прийти, подать заявку, принять участие в конкурсе и установить рекламную конструкцию. Мы уже проводили несколько конкурсов (по рекламным щитам, скамейкам, пилларам, пилонам). К сожалению, никто на них не заявился. Причина, на наш взгляд, в том, что на сегодняшний день рентабельность в этой сфере 7–10%, по данным общероссийской статистики и МУГИСО, куда мы делали запросы.

Поэтому, когда часть конструкций была передана в своё время муниципалитету, у нас было два варианта: провести конкурсы по этим конструкциям или эксплуатировать самостоятельно. На конкурсы, которые мы проводили, никто не заявлялся, снижать цену, чтобы за копейки их отдавать, не было никакого смысла, поэтому было принято решение передать их в оперативное управление. На сегодняшний день у МАУ «АРИС» 371 конструкция, есть договоры на размещение информации. То есть МАУ «АРИС» не продаёт эти конструкции, не размещает конкурсы, а самостоятельно занимается их эксплуатацией и размещает информацию в соответствии с договорами.

По итогам трёх лет МАУ «АРИС» заработал, без учёта 2018 года, порядка 17 млн рублей. И порядка 4–5 млн в этом году. Это деньги муниципальные, бюджетные, поэтому говорить, что город не зарабатывает, это неверно.

За сколько вы отдаёте один щит в месяц?

— Чуть больше тысячи рублей одну сторону. Это к вопросу, который все задают. Сегодня на рынке щиты можно приобрести от 5 до 10 тысяч в зависимости от местоположения и других факторов, то есть средняя цена — 7–8 тысяч (на проспекте Ленина щиты предлагают по 17 тысяч рублей в месяц. — Прим. ред.). Но никто не учитывает, что есть очень большие накладные расходы: штат надо содержать, зарплату платить, оборудование, техника, печатные вещи, штат, который будет заниматься поиском рекламодателей, обслуживанием и так далее. Если вычесть все эти затраты, то рентабельность как раз и будет примерно на уровне, по которой сегодня МАУ «АРИС» размещает информацию. При этом накладные расходы самого МАУ «АРИС» максимально возможно минимизированы.

Почему МАУ «АРИС» до сих пор занимается размещением рекламы, если прокуратура и УФАС говорили, что это незаконно?

— Неправильно, не об этом говорили, а том, что в своё время, ещё до того, как МАУ «АРИС» были переданы рекламные щиты, у него были полномочия по мониторингу ситуации на рынке наружной рекламы, в том числе выявлению незаконно размещённых рекламных конструкций. Когда ФАС проверила, были выданы предписания, что не может быть у одного органа и функции мониторинга, и размещения рекламы. Необходимо было либо одно оставить, либо другое. Мы привели деятельность МАУ «АРИС» в соответствие с требованиями ФАС.

То есть сейчас вы не снимаете незаконную рекламу?

— Сейчас МАУ «АРИС» не занимается мониторингом, у него другие функции.

На сколько у МАУ «АРИС» заключены договоры и с кем?

— Надо посмотреть. У них четыре или пять договоров с разными компаниями. На восемь лет, по-моему.

Почему МАУ «АРИС» не мог провести какой-нибудь конкурс на щиты? Откуда вообще взялась эта цена в тысячу рублей?

—Как я уже говорил, она взялась из расчёта рентабельности. На сегодняшний день, с учётом всех тех затрат, которые нужно понести, плюс долгосрочная перспектива, плюс рыночная ситуация. Для сведения: на сегодняшний день загрузка по заполняемости рекламных поверхностей в городе составляет порядка 60 процентов.

То есть цена на щиты определена исходя из рентабельности рекламных компаний? Они вам навязали цену, которую они считают для себя оптимальной?

— Нет, агентство само провело расчёты: просчитали экономическую эффективность и вышли на договорную цену. Дополнительно делали запрос в торгово-промышленную палату, какова сегодня рыночная стоимость.

Торгово-промышленная палата у нас сегодня не самый независимый орган.

— Я ещё раз говорю: специалисты провели расчёты и посмотрели. Самое главное, что на сегодняшний день бюджет получает в полном объёме те деньги, которые может получить исходя их сегодняшней ситуации на рынке.

И эти договоры уже никак не расторгнуть? Если я завтра приду в МАУ «АРИС» и захочу заплатить за щиты по две тысячи рублей, а не по тысяче, вы их отдадите?

— Я думаю, что да. Если сегодня кто-то придёт и скажет, что мы готовы на 8–10 лет гарантировать вам оплату такую-то, независимо от того, получается у нас или нет, то, я думаю, с радостью заключат при условии, что есть свободные конструкции и на них нет договоров.

С учётом того, что договоры заключены на восемь лет, в ближайшие годы у АРИСа вряд ли окажутся свободные места в ликвидных точках, на том же проспекте Ленина, ими продолжит пользоваться «Ником Реклама». И город не сможет заработать больше, даже если кто-то будет готов заплатить бо́льшие деньги?

— На сегодняшний день действительно на все конструкции заключены договоры. Но в случае, если кто-то из контрагентов по какой-то причине примет решение о расторжении договора, а такие случаи уже были, то договор может быть заключён с новым контрагентом, теми, кто готов платить больше. Но при этом ещё раз хочу акцентировать внимание, что ответственность контрагентов тоже достаточно высока. Тем более в вопросах оплаты. Подписывая договор, они гарантируют оплату в течение всего срока действия договора (а договоры, как уже отмечалось, заключаются на длительный период), независимо от ситуации на рынке. В случае нарушения условий следуют серьёзные штрафные санкции.

Почему администрация города за пять лет про конкурсы на рекламные места ни одного объявления не сделала?

— Как не было? Опять же неправда. Вы зайдите на сайт торгов. Это открытая площадка, любой желающий туда заходит и смотрит.

Это понятно, но есть ведь и другие способы информирования бизнеса, если вы хотели получить максимальную цену. Когда администрация продавала здание Общественно-политического центра, вы даже риэлтора нанимали, чтобы он оповестил своих клиентов и бизнес о продаже объекта.

— Ещё раз. Всё, что не установлено законом, муниципалитет делать не может.

Вы же можете пресс-релиз подготовить или на городском сайте новость опубликовать?

— А он и был! И было информирование населения, что администрация объявила конкурс на размещение! (На официальном портале мэрии релизов об объявленных конкурсах нет. — Прим. ред.)

Всем известно, что у нас в городе работают две крупных компании, «Ником Реклама» и Gallery, которые поделили весь рынок наружной рекламы. Между ними хотя бы была какая-то борьба, когда МАУ «АРИС» заключал договоры, или они просто договорились, кто какие щиты забирает? (Сейчас каждая компания продолжает размещаться на щитах, которые ранее передала городу. — Прим. ред.)

— Вот насчёт борьбы сказать не могу, была или не была, но в любом случае могу сказать следующее. Существует тот перечень муниципального имущества, который находится в оперативном управлении у МАУ «АРИС», соответственно, он был предложен. Те компании, которые изъявили желание размещаться, они заявились.

Об этом где-то объявлялось, что МАУ «АРИС» собирает заявки?

— Ещё раз. МАУ «АРИС» не проводит никаких конкурсов! 

Я это понимаю. С точки зрения выгоды для бюджета МАУ «АРИС» делал объявление о приёме заявок, о которых вы говорите? Обращался к другим рекламным компаниям Нижнего Тагила, Екатеринбурга с предложением взять эти 370 щитов?

— На начальном этапе да, это было сделано. То есть те компании и организации, которые занимаются этой сферой или хотели бы этим заниматься, в Екатеринбурге, других городах…

Я общался с руководителем одной тагильской рекламной компании, и он говорит, что за последние годы ни разу ему никто не предлагал взять щиты, хотя у него такое желание есть.

— Об этом говорить можно много: мне не предлагали, там не предлагали… Но это всё неправда.

Что у нас с перетяжками?

— Перетяжки — это незаконно. Размещение перетяжек над проезжей частью запрещено. По всем ним уже были выданы ранее предписания, и я думаю, что, как уже Владислав Юрьевич сказал, они будут демонтированы.

Только мы пишем про перетяжки четыре года. За такой срок администрация с ними ничего сделать не может?

— Неправда. На сегодняшний день по сравнению с тем количеством, которое было на 2015 год, уже порядка 70 процентов по городу были демонтированы.

Проспект Ленина весь в перетяжках, кто их размещает?

— По проспекту Ленина мы в ближайшее время демонтируем.

Вы знаете, кто их размещает на проспекте Ленина?

— Я? Нет.

Андрей Евгеньевич, мы прямо сейчас с вами можем позвонить в «Ником Рекламу», и нам там скажут, что за 30 тысяч рублей мне могут повесить перетяжку на проспекте Ленина. Для вас это тайна, что этим занимается «Ником Реклама»?

(Молчание.)

Почему за четыре года вы с ними не справились? Притом, когда проходит парад на 9 Мая, у нас эти перетяжки исчезают. Это незаконные предприниматели такие ответственные, что сворачивают их в честь Дня Победы, или всё-таки администрация их просит?

— Вопрос всё-таки к ним. Ещё раз говорю: на сегодняшний день по всем перетяжкам выданы предписания, порядка 70 процентов от тех, которые были на 2015 год, уже демонтированы…

Вы не ответили, почему 9 Мая пропадают перетяжки.

— Не ко мне вопрос.

То есть руководитель аппарата администрации об этом не знает?

— Не знаю.


«Ником Реклама» до сих пор продаёт на своём сайте рекламные перетяжки. Скриншот от 23 августа

Город, понятно, не получает за них ни копейки?

— Они размещены незаконно. На них нет ни разрешения, ни каких-то других документов. Размещение над проезжей частью незаконно. Поэтому ни о какой оплате и речи быть не может.

Вы же понимаете, что на одних перетяжках над проспектом Ленина в год зарабатывают больше, чем АРИС на своей рекламе.

— Ещё раз: растяжки незаконны.

Давайте я прямо скажу. У меня, и не только у меня, складывается впечатление, что администрация города очень тесно сотрудничает с компанией «Ником Реклама», передаёт ей щиты по тысяче рублей и закрывает глаза на то, что господин Люфт (владелец «Ником Рекламы». — Прим. ред.) много-много лет размещает перетяжки над главным проспектом нашего города.

— У вас ошибочное суждение, потому что ничего подобного нет.

Почему вы тогда не можете поехать и срезать их? Когда у МАУ «АРИС» были полномочия, вы проводили намного более сложные работы, снимали какую-то гигантскую конструкцию с «Металлург-Форума» с помощью автокрана и так далее, без всяких проблем.

— До предупреждения ФАС, которое ограничило нас в определённых действиях, я вам рассказывал, с 2015 по 2017 год порядка 70 процентов всех растяжек по городу были сняты.

На проспекте Ленина МАУ «АРИС» или администрация хоть одну перетяжку за все эти годы силой демонтировали?

— Конечно!

Когда?

— Когда точно, сейчас не готов сказать.

Почему администрация города не обратится с заявлением в полицию?

— Все материалы в своё время были направлены в прокуратуру по факту выявленных нарушений.

То есть четыре года всесильные Андрей Евгеньевич Ленда и Сергей Константинович Носов не могли справиться с какими-то жуликами, которые среди белого дня приезжают на автокране и меняют перетяжки, которые незаконны. А Андрей Евгеньевич и Сергей Константинович мимо едут и ничего сделать не могут. То есть господин Люфт сильнее, чем вы, Сергей Константинович, Ибрагим Абабакарович?

— Вы пытаетесь сейчас переврать всю ситуацию для того, чтобы как-то попытаться вывести какое-то своё умозаключение.

Нет.

— Администрация города действовать может только в рамках закона, так же как и все остальные федеральные структуры. Поэтому со своей стороны нами были предприняты те действия, которые на сегодняшний день мы можем совершать в рамках закона. Были выданы предписания, направлены соответствующие документы в профильные ведомства и структуры. Те виды работ по демонтажу, которые мы могли делать, мы выполняли. Поэтому, я думаю, что и этот вопрос мы в ближайшее время доведём до логического завершения.

Как вы его доведёте, если четыре года не могли с ним справиться? Почему вы так уверены, что сейчас получится?

— 70 процентов уже демонтированы от тех, которые были на 2015 год…

Давайте всё-таки про Ленина, а не про 70 процентов.

— Я думаю, мы справимся.

Вы же понимаете, что арбитражный суд может только обязать демонтировать перетяжку и выписать штраф 2 тысячи рублей. При этом она приносит 360 тысяч рублей в год.

— Я думаю, что мы в ближайшее время доведём эти вопросы до логического завершения.

С господином Люфтом?

— Это касается всех перетяжек, независимо от того, кому они принадлежат.


Алексей Люфт

Вы общаетесь с господином Люфтом?

— Я? Напрямую — нет.

Ни разу не общались?

— Нет.

Но вы же сотрудничаете с ним по тому же МАУ «АРИС», передаёте ему щиты по тысяче рублей. Вы же можете ему сказать: «Снимите, пожалуйста, незаконные перетяжки. Почему вы их четыре года вешаете?» Вы ему такое говорили хоть раз?

— Я думаю, те, кто выписывал предписания, говорили.

И он вас проигнорировал?

— Ещё раз говорю. На сегодняшний день всё происходит в рамках законодательства.

Вы мне так и не ответили, почему четыре года весь город знает, что «Ником Реклама» размещает перетяжки над проспектом Ленина и издевается над администрацией. Или у вас была на этот счёт какая-то договорённость?

— Мы идём по одному и тому же кругу вопросов.

Пока вы мне не ответите по существу.

— На что?

На вопрос, как всесильная администрация города во главе с Сергеем Носовым могла снимать вывески, могла бизнес закрыть (я ни на что сейчас не намекаю), могла сделать плохо людям, которые ведут себя некрасиво, но с Люфтом ничего сделать не могла. Либо он обладает какими-то покровителями, которые сильнее Носова и Ленды, либо Алексей Люфт общается с Андреем Евгеньевичем неформально и у вас есть договорённость, что вы на эти перетяжки глаза закрываете.

— Ещё раз объясняю. Начиная с 2015 года мы ведём борьбу с этими перетяжками, всё происходит в рамках законодательства. Эта работа идёт на протяжении долгого времени, я надеюсь, что до конца этого года мы с этим вопросом справимся, в том числе по улице Ленина, которая вас так волнует.


Сергей Носов и Андрей Ленда

Где гарантии, что они новые перетяжки не повесят через некоторое время? Вы будете ещё год судиться?

— Мы будем надеяться, что в рамках той реконструкции Ленина, которая запланирована и анонсирована, они больше не появятся.

Как?

— Мы же добились, что в других местах они больше не появились, и тут добьёмся. В том числе путём демонтажа тех конструкций, на которые они крепятся. Поверьте, это не такая уж простая задача с технической точки зрения.

Я думаю, что при выручке 360 тысяч в год поставить такие конструкции снова как раз не проблема.

— Нет, вы не правы.

А почему вы до сих пор их не демонтировали?

— Есть процедура, которую мы обязаны соблюсти, чтобы ту же администрацию не обвинили в незаконных действиях.

Почему вы эту процедуру четыре года назад не начали?

— Начали!

Но за четыре года не закончили?

— Мы по этому вопросу на пятый или десятый круг с вами идём.


Проспект Ленина в день интервью 20 августа


Проспект Ленина 21 августа

Хорошо. Расскажите о выемке документов и других оперативных мероприятиях в МАУ «АРИС», которые были в этом году. Что это было?

— Были запросы. Поступили частные жалобы на деятельность МАУ «АРИС».

Какие запросы, от кого?

— Вот этого я не знаю. От нас потребовали предоставления всех необходимых документов, они в полном объёме были предоставлены. Итоги проверок нам пока неизвестны. По крайней мере, никаких предписаний или требований к нам не приходило. А деятельность МАУ «АРИС» осуществляется в строгом соответствии с законом.

Кто сейчас занимается в администрации города наружной рекламой?

— Управление муниципального имущества.

Раньше рекламой занималась госпожа Стекачёва, в кабинете которой в числе прочих в мае была выемка документов. Она сейчас не работает?

— Вопросами рекламы она больше не занимается, она работает в орготделе.

А кто вместо неё?

— Я не знаю. Всё передано управлению муниципального имущества, это их специалисты.

По моей информации, рекламой сейчас занимается некая Мария Соковнина. Вы её знаете?

— Нет.

Я посмотрел её аккаунт в Instagram. Оказывается, не так давно она ещё работала в «Ником Рекламе». То есть человек, который сейчас отвечает за размещение рекламы, совсем недавно работал в компании, являющейся крупнейшим игроком этого рынка, да ещё и с неоднозначной репутацией — взять те же незаконные перетяжки, о которых мы только что говорили.

— Это не ко мне вопрос, это не сотрудник аппарата администрации.

Я понимаю, но вы не считаете, что здесь может быть конфликт интересов?

— Во-первых, если есть конфликты интересов, то этим будут заниматься соответствующие структуры. Во-вторых, деятельность администрации очень жёстко регламентирована и никаких действий в нарушение регламента администрация города никогда не делала. Я не знаком с этой девушкой, поэтому не готов сказать, кем она работает, кем она работала ранее, чем занималась до прихода в администрацию. В комиссию по конфликту интересов заявления на сегодняшний день не поступали.


Мария Соковнина (справа)

Как опытный чиновник, член антикоррупционной комиссии вы можете сейчас оценить этот факт?

— Люди меняют работу, это их право. Конфликт интересов будет возникать тогда, когда деятельность отдельно взятого сотрудника администрации будет осуществляться в чьих-либо интересах. В данном случае, на сегодняшний день, те регламенты, по которым работает администрация города, позволяют в принципе исключить какие-либо конфликты интересов.

Исходя из вашей логики, мы не должны брать в социальную сферу тех, кто раньше работал в социальной сфере, а в сферу журналистики тех, кто раньше работал журналистом. Это же неправильно.

Но это же как минимум подозрительно, что из тысяч девушек на эту должность взяли сотрудницу именно «Ником Рекламы».

— Я данный момент не могу прокомментировать, потому что не мой сотрудник. Вот вы сейчас обозначили, я обращу внимание, посмотрю, как там и что происходит.

Почему «Ником Реклама» и Gallery готовы брать щиты у МАУ «АРИС», но не заявляются на нормальные конкурсы?

— Вопросы к ним.

А зачем вообще Люфт и Gallery передали вам эти 370 щитов, которыми сейчас пользуются?

— Не ко мне вопрос.

Вас это не смутило?

— Это не мой вопрос.

Когда вы занимались выборами в 2016–2017 годах, сколько кандидаты от «Единой России» заплатили за наружную рекламу?

— Не готов сейчас сказать. Нужно поднимать договора и смотреть. У любого кандидата в отчётах это есть.

То есть все щиты были заняты на абсолютно коммерческой основе?

— А по-другому и быть не может! Более того, все кандидаты должны отчитываться за то количество агитационных материалов, которое они размещали. Отчёт об использовании средств избирательного фонда они сдают в избирком.

Почему тагильские рекламные компании отказывали кандидатам от других партий в размещении наружной рекламы?

— Вы опять задаёте вопрос не по адресу.

По вашим словам, МАУ «АРИС» заработал за три года на 370 щитах 17 миллионов рублей. Как вы хотели зарабатывать на наружной рекламе 200 миллионов в год?

— (Пауза.) Давайте так — не ко мне вопрос.

Почему? Вы же делали это заявление?

— Не я делал это заявление. Я тогда во всеуслышание говорил, что подобные заявления о 200 миллионах не имеют под собой никаких расчётов.

Потом вы говорили про 50 миллионов, и это уже точно ваши слова на заседании гордумы.

— Это да. Мы планировали довести до 50 миллионов, если мы продадим право (и тут я хотел бы акцентировать внимание), которое мы хотели реализовать и делали несколько попыток. На тот момент мы думали, что бизнес пойдёт и откликнется, примет участие в проводимых конкурсах. Но он, к сожалению, не взял. Но это была бы разовая оплата за восемь лет.

Вы говорили про 50 миллионов в год.

— Нет. Когда мы говорим про право, это один раз. К сожалению, с вашей подачи и подачи некоторых СМИ, которые не разбираются, что такое право, а что такое аренда, происходит вот такая путаница в головах. И люди говорят: «О, точно, а что же никто не зарабатывает?»