Тагильские заброшки. Первомайская, 5

Аватар пользователя Дмитрий Кужильный
Тагильские заброшки. Первомайская, 5

Пожалуй, нет такого тагильчанина, который хоть раз в своей жизни не побывал бы на улице Первомайской. Даже те, кто в силу возраста не застал первомайские демонстрации, из-за которых улица получила своё нынешнее название, наверняка бывали или в «головном» книжном магазине, или в кинотеатре «Современник», или на городской пристани. И многие из тех, кто бывал в самом начале улицы, наверняка обращали внимание на живописные развалины на нечётной стороне напротив цирка. Но мало кто знает, что эти руины являются объектом культурного наследия.


Фото Екатерины Кукиной, 2021 г. / с разрешения автора

Сейчас вряд ли кто-нибудь скажет, что это за дом, что в нём находилось и кто в нём проживал. Но в конце XIX — начале ХХ века дом был известен почти всем обывателям Нижнетагильского посёлка. И даже иногородним.

«Нижний-Тагильск совершенно необычное место на Урале! По статусу — завод, а по впечатлениям — уездный город, — писал известный столичный публицист и издатель Михаил Суворин в путевых дневниках. — Мужики здесь степенные и все как один в дорогих картузах и добрых сапогах. Сёмга и икра в трактирах свежие, в лавках полно разнообразного товара: от патефона до пряника. В одном магазине на улице Высоковской я видел даже продукцию фабрики Динга* аж пяти сортов!»

В наше время почти никто, кроме краеведов, понятия не имеет, где находилась улица Высоковская, а уж почему она носила такое название, знают вообще единицы. Тем временем история появления этого названия уходит своими корнями во вторую половину XVIII века и берёт начало в Костромской губернии, где в 1784 году бывший донской казак Григорий Иванов, принявший иноческий постриг с именем Герасим, вместе с сподвижником иноком Паисием в глухих лесах на берегу речки Утрус, вблизи деревеньки Высоково, основали старообрядческий скит. Скоро он стал именоваться Высоковским. Пригодных пахотных земель вблизи скита не было, поэтому отшельники стали зарабатывать кричным и кузнечным делом. Репутация высоковских кричных мастеров была высока, и вскоре на них обратил внимание действительный тайный советник барон Александр Николаевич Строганов, собиравшийся приобрести в Костромской губернии рудные участки. Высоковские насельники были людьми лёгкими на подъём, и часть из них поехали на Урал, где стали мастеровыми на заводах барона. 

В 1795 году сын Александра Николаевича, Григорий, выдавая любимую сестру Лизу за уральского заводчика Николая Демидова, узнал, что зять пытается поднять пришедшие в упадок отцовские заводы и ищет по всей России людей, «ведающих в железном деле толк». Григорий Александрович свёл Николая Никитича с отшельниками Высоковского скита, и насельники, узнав, сколько готов платить молодой Демидов «железных дел мастерам», засобирались на Урал**. Немалую роль здесь сыграло и то, что Николай Никитич, как и все его предки, очень лояльно относился к людям «старой веры», прежде всего обращая внимание на деловые и профессиональные качества переселенцев.

В 1808 году Николай Никитич Демидов писал приказчику Петру Соловьёву: 

«А случись ревизия какая, надлежит тебе кержаков заводских да беглых по дальним заимкам и хуторам отселить, но не высоковских, коим в том годе Е. И. В. Александром Павловичем великая милость вышла».

«Великая милость» объяснялась тем, что в начале XIX века отшельники Высоковского скита решили обратиться к единоверию. В 1808 году высоковцы были приняты в православие и это событие было отмечено царским указом. В архивных документах демидовских заводов упоминаний о высоковских старообрядцах встречается мало, в основном из-за того, что в период с 1807 по 1816 год все они уже считались единоверцами. 

Высоковским переселенцам выделили место на тогдашней окраине заводского посёлка, от пруда до самой реки Тагил в месте слияния её с рекой Вязовкой. Улица была названа Высоковской и таковой оставалась до 1926 года, когда исполкому Нижнетагильского совета захотелось переименовать её в Первомайскую. 

Население улицы формировалось от начала её основания до последнего десятилетия XIX века. Здесь селились заводские мастеровые, железнодорожники, ремесленники, подрядчики, мелкие лавочники и купцы-«разгильдяи»***. Большой кирпичный дом (нынешний адрес — улица Первомайская, 5) принадлежал мещанке Татьяне Гавриловне Вшивцевой, которая торговала бакалейными товарами. Одна часть дома была жилой, в другой располагался магазин, который пользовался популярностью у жителей близлежащих улиц.


Бывший дом мещанки Т. Г. Вшивцевой (фото А. Ф. Кожевникова, 1960 г. / фрагмент ориг. изображения)
(http://tagil-press.ru/wp-content/gallery/d0bed0b4d0bdd0b0/24-Ulica-Pervomajskaja-5.-Foto-Kozhevnikova-A.-F..jpg)

В советский период истории города здание реквизировали и передали в ведение горжилотдела. В 1940-х половина усадьбы, где прежде находился магазин, сильно пострадала от пожара. Восстанавливать её тогда не стали. Жилая же часть здания эксплуатировалась ещё более 40 лет. 


Дом № 5 на улице Первомайской в 1987 году (фото Александра Фролова / фрагмент ориг. изображения)
(https://pastvu.com/_p/a/e/8/z/e8zjny6v54s0ybbfg5.jpg)

В самом начале 1990-х в Нижнем Тагиле стала активно обсуждаться идея создания музея купеческого быта. В первую очередь имелось в виду так называемое Аксёновское подворье — комплекс зданий на проспекте Ленина, построенных купцами Асёновыми. В качестве альтернативы Аксёновскому подворью рассматривалось ещё несколько старых купеческих зданий. В их число попала и усадьба Вшивцевой, которая к тому времени уже опустела. Денег на эту затею у города не было, но был шанс получить финансирование из федерального бюджета. Для этого здание должно было иметь статус памятника истории или архитектуры. И в декабре 2001 года появилось постановление правительства Свердловской области № 859-ПП, согласно которому здание обрело статус объекта культурного наследия. Были ли получены какие-то средства на восстановление усадьбы, история умалчивает, но, судя по внешнему виду дома, какие-то работы в нём проводились. Правда, только на фасаде, который выходит на улицу Первомайскую.

 

Внутри здания по-прежнему ничего не тронуто. Впрочем, и снаружи никакие работы не ведутся уже давно. Когда они возобновятся, неизвестно. Как неизвестно и то, что будет в здании, когда его восстановят. Хочется надеяться, что дом всё-таки обретёт свою вторую жизнь. Здесь, к примеру, мог бы разместиться конференц-зал музея писателя Бондина, где можно было бы проводить разные мероприятия: презентации книг тагильских писателей, поэтические вечера, выставки...

 (с) 2021. Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»

Примечания

* Московская фабрика Иоганна-Леонарда Динга с 1883 года занималась выпуском в России макарон и макаронных изделий.

** В европейской части Российской империи расценки кричных мастеров и кузнецов были примерно в два раза ниже, чем на уральских заводах Демидовых.

*** «Разгильдяями» в XIX веке называли купцов, которые вышли из состава купеческой гильдии или были исключены из неё за какие-либо нарушения гильдийного устава.