«Пиши по собственному!» Как живут и на что надеются оставшиеся без работы и денег в «коронакризис» жители Нижнего Тагила

«Пиши по собственному!» Как живут и на что надеются оставшиеся без работы и денег в «коронакризис» жители Нижнего Тагила

В соцсетях АН «Между строк» мы просили откликнуться тех, кто остался без работы с начала введения режима повышенной готовности и самоизоляции в регионе. Так много эмоционально тяжёлых историй мы не получали никогда. Часть из них мы расскажем ниже.

С 1 по 15 апреля в Нижнетагильский центр занятости за пособиями по безработице и поиском новой работы обратились 1173 человека. Среди них есть те, кого вынудили написать заявление на увольнение «по собственному желанию», кого сократили без лишних вопросов и кто был не согласен сидеть дома в неоплачиваемом отпуске. «Коронакризис» не пощадил никого. Часть работодателей из-за ограничительных мер была вынуждена навсегда закрыть двери своих организаций, часть ещё держится, но платить своим сотрудникам нечем. Поэтому руководители предлагают подчинённым уволиться и встать на учёт в центр занятости, чтобы получать хоть какие-то выплаты. Сегодня максимальный размер пособий на территории Свердловской области составляет 13 949,5 руб. Наш журналист пообщалась с тагильчанами, которые лишились единственного источника дохода, и узнала, как они пытаются выжить на пособие по безработице и будут ли бороться с несправедливым увольнением.

Марина (имя изменено. — Прим. ред.) проработала в ресторане быстрого питания Chicken House в ТРЦ «Россия» на Вагонке около двух лет, но в начале апреля девушке пришлось искать новое место работы. В связи со сложной финансовой ситуацией, в которой оказалась организация, руководство вынудило всех сотрудников написать заявления на увольнение по собственному желанию.

«2 апреля мне позвонила управляющая и сказала, что Ловыгин (учредитель. — Прим. ред.) вызывает всех на собрание. Когда он беседовал со мной, сказал, что уволиться будет лучше, потом можно встать на биржу труда и получать хоть какие-то компенсации. Я спросила про зарплату, на что он ответил, что для выплаты зарплаты взял кредит. Я написала заявление задним числом, так как должна быть в отпуске до 10 апреля, и ушла, но он ещё беседовал со следующими сотрудниками, беседу тогда ждали человек шесть. Весь персонал, что был официально устроен, все написали заявления», — рассказывает Марина.

По словам бывших работников ресторана, руководитель уверял, что кредит на зарплату ему уже одобрили и в течение нескольких дней он выплатит всем деньги, однако никто до сих пор не получил ни копейки. Ситуация осложняется тем, что часть зарплаты приходила сотрудникам на карты, остальную сумму выдавали на руки. Но коллектив всё же намерен написать заявление в инспекцию труда и прокуратуру.

«Думаем, что много с рук сходит сейчас таким предпринимателям. Пользуются возможностью. Хотелось бы получить свои денежные средства, что заработала.  Зарплата у нас не белая: часть приходит на карту, часть выдают наличными. Но за март ещё никто ничего не получал. Мне должны были заплатить около 18 тысяч. Были сбережения, но и они уже заканчиваются. Сейчас документы подала на учёт в центр занятости», — говорит бывшая сотрудница. 

Как рассказали коллеги Марины, сейчас в Chicken House неофициально и по сниженной ставке работают несколько человек. На момент написания материала свою заработную плату ждали около 20 человек.

«Если честно, я не знаю, что делать. Не только я, но и весь коллектив. У многих кредиты, ипотеки, у меня тоже. Сам начальник, когда уговаривал нас писать заявление на расчёт, говорил, что выплатит всё до копейки. Мы поверили ему. А сейчас прошу, помогите, я не знаю, что делать. Мы спросили руководителя: если всё наладится, неужели он не захочет вернуть всех обратно, неужели он не дорожит коллективом? На что он нам ответил: “Придут другие люди. Не переживайте!”», — пишет бывшая сотрудница ресторана быстрого питания.

В такой же ситуации оказались соседи по торгово-развлекательному центру, бывшие работники кинотеатра «Россия». В начале апреля кассиры, контролёры, гардеробщики, администраторы и технический персонал — всего около 20 человек — были вынуждены написать заявления на увольнение.

«1 апреля все сотрудники были уволены. Уволились мы добровольно-принудительно, скажем так. Нас попросили об этом, потому что ситуация в стране в связи с коронавирусом сложилась таким образом, что кинотеатры не могут работать, выручки нет, а значит, не будет зарплаты, — рассказала одна из сотрудниц. — Нам директор на собрании дал понять, что зарплаты не будет, так как нет выручки. Он предложил нам написать заявления об уходе и встать на учёт в центр занятости для получения пособий. Добавил ещё, что, когда кинотеатр откроется, мы сможем снова там работать. Люди, конечно, были ошарашены, мы этого не ожидали. Нам пообещали, что все зарплаты, все компенсации нам будут выплачены, в итоге нам до сих пор не заплатили ни зарплату за март, ни компенсации. Каждый день нам говорят, что денег нет, ждите. А у многих денег нет уже давно, у кого-то дети маленькие, ситуация плачевная. Мы все очень любили свою работу и очень хотим вернуться обратно, но если сейчас все начнут поиски новой работы, вернуться на прежнее место будет сложно».

По словам учредителей, они намерены взять кредит, чтобы выплатить зарплату уволенным сотрудникам, но пока ждут ответ от банков. Работники кинотеатра, в свою очередь, вошли в положение руководителей и дали им время. На момент написания материала учредители уже объявили уволенным сотрудникам об одобрении кредита и готовы в ближайшее время начать выплаты.

«Я 2 апреля подала заявление в центр занятости через Госуслуги, мне уже первые выплаты пришли за неделю моего учёта. Работу пока не предлагают — видимо, из-за карантина. Но я ищу работу сама, так как жить на пособие практически невозможно. В среднем моя зарплата была 25 тысяч, в центре занятости у меня сейчас выплата самая большая — 13 тысяч 949 рублей. Я не замужем, поэтому мне приходится самой содержать двоих детей, они хоть и работают, но всё равно надо и квартиру оплачивать, и на что-то жить. Мы сейчас ждём зарплаты, руководители ждут кредит, но пока никаких подтверждений. Хоть президент пообещал, что будут поддерживать предпринимателей, но на самом деле это всё не так», — говорит бывший работник кинотеатра.

Без работы осталась и тагильчанка Алёна (имя изменено. — Прим. ред.). Больше года она работала в консалтинговой группе «Овечкин и Партнёры», генеральным директором которой является местный бизнесмен Валерий Овечкин. Перед объявлением президента РФ Владимира Путина о нерабочих днях Алёне сообщили о сокращении.

«Выбора не было, меня просто поставили в известность о том, что надо уходить. Вторая неделя отработки как раз выпала на неделю карантина: с 28 марта по 5 апреля. В это же время закрылись и детские садики, мне некуда было деть ребёнка, поэтому я сказала, что не смогу выйти на работу. Я должна была по сокращению уйти со всеми выплатами, но раз я отказалась работать, то мне сказали: “Пиши по собственному!”», — говорит девушка.

Прямого запрета на сокращение матерей-одиночек нет, но если женщина воспитывает ребёнка до 14 лет или ребёнка-инвалида до 18 лет, то в этих случаях сократить работницу нельзя. Также если бы Алёну сократили, а не вынудили написать заявление «по собственному желанию», то после двух месяцев безуспешного поиска работы ей полагались бы выплаты — среднемесячный заработок за второй месяц. В случае отсутствия работы в течение трёх месяцев работник вправе обратиться к работодателю за выплатой ежемесячного заработка за третий месяц поиска работы.

10 апреля Алёна встала на учёт в центре занятости, но на момент публикации материала выплат она ещё не получила. По её словам, пособие по безработице меньше её прежней заработной платы примерно в 2,5 раза.

Вынудили написать заявление на увольнение по собственному желанию и Андрея, который работал продавцом в «Галамарте» на улице Фрунзе, 56. По его словам, организация каждые три года закрывает ИП и открывает новое под другим названием, сотрудники пишут заявления на увольнение и о приёме на работу в новое ИП. Закрытие старого ИП в этот раз выпало как раз на первую нерабочую неделю.

«Я был в отпуске, должен был выйти как раз 1 апреля. 28 марта нам позвонила директор, сказала подойти написать заявление, и тут же президент объявил неделю нерабочей. Мы пишем заявление, но договор нам на руки не дают и сразу просят написать заявление на оплачиваемый отпуск. Я написал, так как в отпуске был в одном ИП, а с 1 апреля как раз пойду в другом. Но уже 2 апреля нас попросили написать заявление на отпуск без содержания, — рассказывает Андрей. — 6 апреля у нас состоялось собрание, директор начал объяснять, что в компании всё плохо, что компания переходит на режим экономии, сокращение часов, сотрудникам вместо их обычных обязанностей нужно будет мыть полы. Когда она спросила, кто не готов работать в таких условиях, все промолчали. Все готовы, потому что идти некуда. Меня и ещё одну сотрудницу попросили остаться. Нам сказали, что было принято решение о сокращении штата: мол, сначала хотели сократить семь человек, потом пять, в итоге решили пока двоих. На вопрос, почему я, мне отвечают, что не представляют меня со шваброй, так как надо будет где-то прибрать, где-то полы помыть. И только из-за этого меня хотели сократить. Я сказал, что напишу заявление только тогда, когда буду уверен, что вообще работаю в этой организации, так как договора на руки мы так и не получили. Второму сотруднику сказали, что сокращают из-за личной неприязни. Нам сказали, что пока на бирже труда есть ещё места, мы ещё сможем найти работу».

После инцидента Андрею всё же предложили остаться в компании и пока заниматься теми обязанностями, которые свободны. Но мужчина уже написал обращение в прокуратуру и в инспекцию труда. По его словам, после такого конфликта оставаться на прежнем месте он не намерен и ищет новую работу.

«Сижу пока до 1 мая без содержания, нам ещё должны. Общался с коллегами, и мне сказали, что выручка магазина особо не упала, около 200 тысяч в день. Так что причины для увольнений вообще не понятны. Оказаться на улице, когда есть семья, не очень хотелось бы. Как живём сейчас? Ну, затянули пояса потуже. К счастью, супруга у меня пока работает», — добавил Андрей.

В поисках заработка сейчас и 20-летняя тагильчанка Мария. До наступления карантина она почти устроилась на работу своей мечты — консультантом в магазин косметики, даже прошла собеседование. Но сразу после первого обращения президента к нации девушке сказали, что в её услугах магазин пока не нуждается.

«Я так обрадовалась, что нашла работу, потому что до этого долго не могла найти ничего подходящего. А здесь меня устраивала и зарплата, и график работы, и сама сфера. Но договор подписать ещё не успела. Когда мне сказали, что в моих услугах не нуждаются, сказать, что я расстроилась, — ничего не сказать. Сейчас мне чем-то нужно платить за съёмную квартиру, молодой человек сейчас тоже без работы сидит, а впереди у нас свадьба, за учёбу нужно платить, мы все в долгах, а ведь ещё на что-то жить нужно. Но зла на руководителей не держу, всё понимаю, им самим сейчас нелегко. Родители стараются помогать, но и у них тоже с финансами туговато. Как дальше будет — не знаю», — рассказывает девушка.

Ещё один подписчик АН «Между строк» рассказал об увольнении с ВСМПО-АВИСМА в Верхней Салде.

«Я сначала работал официально на заводе по производству титана ВСМПО в Верхней Салде, в октябре прошло года перевёлся в организацию “Альтернатива ЕК”, которая тоже работает с тем же заводом. Руководит ими один и тот же человек. У нас работали ребята из Татарстана, вахтовым методом приезжали, с области много ребят было. И когда объявили нерабочую неделю, нас сначала выгнали на “каникулы” с 27 марта по 4 апреля, нам не заплатили ни копейки. А 4 апреля мы вышли на работу и, как обычно, отработали смену. На следующий день, когда мы были на работе, нам позвонили мастера и сказали бросать все инструменты, идти получать пропуска в контору. После нам сказали идти домой, так как сегодня будет приниматься решение о сокращении штата. В итоге утром 6 апреля нам написали в общем чате, что всех ждут в конторе для увольнения. И многих, очень многих рассчитали, уволили “по собственному желанию”, даже не сократили, и ничего не стали объяснять», — рассказывает мужчина.

По словам мужчины, при трудоустройстве в организацию он писал заявление на увольнение по собственному желанию, но без проставленной даты.

«Получается, что заявление уже было написано, и идти бунтовать бесполезно. Рассчитали нас не полностью, пообещали, что расчёт будет ближе к 30 апреля. Будет или не будет — никто не знает. Жалко парней, которые ездили на вахту из других областей, стран. Раньше я получал в среднем 50 тысяч рублей. Сейчас ищу работу, есть вариант ездить в Нижнюю Салду на завод НЦМЗ, там сейчас как раз проходит набор. Зарплату меньше обещают, тысяч 30, но выхода-то больше нет никакого», — говорит мужчина.

Житель Нижнего Тагила Алексей в конце прошлого года устроился на работу в Инженерно-технический центр, однако заработную плату так и не получил. Сейчас работодатели ссылаются на нехватку средств из-за коронавируса.

«Мне сказали, что два месяца я должен отработать и, если всё будет хорошо, меня устроят официально. Мы втроём в декабре работали на “Уралвагонзаводе”. Всё сделали, объект сдали, но уже апрель заканчивается, а мы ещё за декабрь не получили зарплату. Они ссылаются на УВЗ, который якобы им не переводит деньги из-за коронавируса. Но вот знаете, у меня сейчас дочь в декретном отпуске с маленьким ребёнком, жена пока неизвестно тоже, как будет получать зарплату, поэтому эти 23 500 мне бы не помешали сейчас», — рассказывает Алексей.

Он пытался подать заявление в центр занятости для получения пособия, но из-за перехода на онлайн-систему сделать это очень тяжело, уверят мужчина.

О том, как сидеть дома с двумя несовершеннолетними детьми и не получать зарплату, знает тагильчанин Михаил (имя изменено. — Прим. ред.). Неофициально он работает в организации по ремонту электрики, где заработная плата зависит от количества заказов. Сейчас заказов много, но работать нельзя из-за режима самоизоляции.

«Работы-то много, но не пускают никуда, потому что везде карантин. Спрашивал у начальника, он бы и рад платить нам зарплату, но просто не с чего. Последний заказ был как раз до введения карантина, после этого сижу дома без содержания. Если раньше я мог получить порядка 40 тысяч рублей при условии, что за смену нам платили 1500 рублей, то сейчас — ни копейки. Жена у меня работает на заводе, там тоже зарплата небольшая. А у нас трое детей, и если старшая уже сама зарабатывает и живёт отдельно, то ещё двоих нужно кормить, одевать, плюс за квартиру чем-то платить, — возмущается Михаил. — Вообще, мне кажется, что этим карантином правительство намеренно душит малый бизнес. Это бред всё. Если ситуация действительно серьёзная, где было правительство до начала эпидемии? Сейчас они, как только могут, сдирают с нас деньги — штрафы, налоги. А нам-то их откуда взять?»

Ранее мы опубликовали большой материал о массовом закрытии ИП в Нижнем Тагиле.

Последние данные о ситуации с коронавирусом и готовности Нижнего Тагила к борьбе с ним — в онлайне АН «Между строк».