Кондитерская фабрика: о самой сладкой эпохе в жизни Нижнего Тагила

Аватар пользователя Дмитрий Кужильный
Кондитерская фабрика: о самой сладкой эпохе в жизни Нижнего Тагила

До 1945 года почти 90% всех сладостей в нижнетагильских магазинах были привозными. Немного кондитерской продукции выпускали столовые, малочисленные кафе, рестораны и мелкие артели. Как правило, это была сладкая выпечка. Старожилы с ностальгией вспоминали те времена, когда тагильские пряники закупались купцами из Екатеринбурга, Верхотурья и даже Перми…

Сегодня нас ждёт самый приятный на вкус выпуск рубрики выходного дня «Город-ЛабириНТ». Дмитрий Кужильный расскажет о «сладкой жизни» Нижнего Тагила.

До Февральской революции ситуация с производством кондитерских изделий в Нижнем Тагиле была вполне удовлетворительной. К началу 1914 года здесь работало две кондитерских, восемь «фабрик» по производству пряников и коврижек, а калачи и сладкие булки из пшеничной муки, обсыпанные сахаром и маком, изготавливали практически все, кто занимался выпечкой хлеба. Самым известным «сладким» заведением Тагила была кондитерская Пауля Мецгера, где делали не только недорогие и вкусные пирожные, но также пекли торты, кексы, варили десерты, занимались изготовлением конфет и цукатов.

Те, у кого денег было поменьше, ходили за сладким в кондитерскую Арнольда Андрэ (так называл себя сын военного медика и предприниматель Андрей Иванович Арнольд). У Андрэ пирожные и конфеты были подешевле, зато при его магазине работала небольшая кофейня, где можно было и посидеть за чашечкой кофе, и приобрести кофейные зёрна. Кроме того, Арнольд Андрэ выпускал ещё несколько видов «французского» печенья, которое продавал в красивых жестяных коробках с надписями на иностранных языках. Обыватель с удовольствием вводил себя в заблуждение и не задавал хитрому кондитеру неудобных вопросов — печенье «мусью Андрэ» было очень вкусным.

Любимым кондитерским изделием большинства тагильчан в конце XIX — начале ХХ века, конечно, были пряники. Самыми популярными считались «ушковские» пряники, которые изготавливались в пекарнях внука гидротехника Климентия Константиновича Ушкова — Андрея Гавриловича. Чуть  менее популярными считались «карташовские» и «хлопотовские» пряники, прозванные так из-за фамилий хозяев пекарен. «Карташовские» пряники продавались и за пределами Нижнего Тагила — в Екатеринбурге, Ирбите и даже Перми.

Ещё большей популярностью пользовались леденцы на палочках в виде петушков, лошадок или лебедей. Их, как правило, варили мелкие торговцы или «разгильдяи» — купцы, не состоящие ни в одной купеческой гильдии или изгнанные из гильдий за различные нарушения.

«Сладкая жизнь» в Нижнем Тагиле закончилась с установлением советской власти на Урале. Купцы и кондитеры ушли с отступающими колчаковскими частями, пекарни и кондитерские были разграблены или разорены, в городе не хватало муки, в дефиците был сахар. Положение немного выправилось в годы НЭПа, однако продукция «нэпманских» кондитерских большинству рабочих и рядовых совслужащих была не по карману. Видимо, поэтому в конце 1920-х и в 1930-х на улицы Тагила вышли кондитерские изделия небольших артелей и потребительских кооперативов. Так, на Выйском рынке (на его месте сейчас расположен рынок «Феникс») по выходным дням торговали открытыми пирогами со сладкими начинками на основе ягод (малины, жимолости или черёмухи), леденцами и тянучками кустарного производства. С середины 1930-х годов в наш город начинает поступать продукция кондитерского цеха Свердловского пищепромкомбината. Но объёмы этих поставок были недостаточными, а сами поставки — нерегулярными.

Городской Совет народных депутатов регулярно поднимал вопрос о создании в Нижнем Тагиле кондитерского предприятия, но каждый раз находились объективные причины для того, чтобы отложить решение этого вопроса. Потом началась война, вопрос отложили до её окончания...

Однажды погожим летним днём 1944 года 1-й секретарь Нижнетагильского горкома ВКП(б) Евгений Фёдорович Колышев, разбирая старые бумаги, наткнулся на протокол бюро горкома партии, где на повестке дня стоял вопрос о создании в городе кондитерской фабрики. Колышев, будучи ещё на комсомольской работе, отличался тем, что часто принимал смелые, нестандартные решения и умел доводить начатые дела до конца. Подумав и посоветовавшись с руководителями крупных тагильских предприятий, Евгений Фёдорович вынес вопрос о создании кондитерской фабрики на ближайшее заседание бюро горкома.


Евгений Фёдорович Колышев (фото неизв. авт., 1949–1951 гг.)
(http://энциклопедия-урала.рф/images/7/7d/Колышев_Евгений_Фёдорович.jpg)

Помочь в постройке фабрики вызвались «Уралвагонзавод», трест № 88, медико-инструментальный завод, Высокогорский механический завод. Конечно, о том, чтобы строить фабрику с нуля, не могло быть и речи. Но Колышев предложил разместить будущее предприятие в корпусах старого демидовского медеплавильного завода, которые по большей части использовались как склады для разного хлама. Оборудование и технологии пообещал предоставить директор областного треста «Росбакалея» В. Т. Гущин.


Корпуса Выйского медеплавильного завода, в которых было решено разместить кондитерскую фабрику
(фото неизв. авт., нач. ХХ в.)
(https://static.auction.ru/offer_images/2015/08/11/10)

Несмотря на то, что работали на стройке преимущественно женщины и 14-15-летние подростки, отставание от графика строительства происходило редко и, как правило, из-за нерасторопности поставщиков оборудования. К апрелю 1945 года к запуску были готовы три цеха кондитерской фабрики: бисквитный, концентратный и конфетный.


На строительстве кондитерской фабрики (фото 1944 г. из архива газеты «Тагильский рабочий»)
(http://old.ntgia.ru/wp-content/uploads/2020/04/TR-1995-8-04-67-2-768x354.jpg)

Кроме пирожных и конфет, фабрика могла выпускать сиропы, варенья, фруктовые и ягодные джемы, маринады, фруктовые вина. Предприятие начало работу 7 мая 1945 года. За этот день в торговые точки города было отгружено 292 тонны конфет, печенья, тортов и джемов, что стало большим сюрпризом для тагильчан.

Единственным, но серьёзным минусом кондитерской фабрики было то, что волевым решением областных властей она с самого начала была подчинена объединению «Росбакалея», а потому её работа полностью зависела от свердловских коллег — и в плане поставок сырья, и в плане реализации готовой продукции. К началу 1946 года конфеты и торты стали в Тагиле дефицитом, и Колышев решил «выбить» самостоятельность для городской кондитерской фабрики в Москве.

В Наркомате торговли СССР он записался на приём к тогдашнему народному комиссару торговли Александру Васильевичу Любимову и попросил «вернуть кондитерскую фабрику городу».

«Действительно, несправедливо, неожиданно быстро согласился нарком. Строили рабочие Тагила, а конфеты едят свердловчане». Отдав распоряжения секретарю, Любимов вдруг сказал: «А ведь у меня дальние родственники когда-то жили в Тагиле... Вы возвращайтесь, а ваш вопрос мы обязательно решим положительно».

Положительного решения вопроса пришлось ждать почти два года, но связано это было вовсе не с бюрократическими препонами, а с преобразованием Совета народных комиссаров СССР в Совет министров СССР. В 1948-м Нижнетагильская кондитерская фабрика была выведена из структуры «Росбакалеи» и обрела статус самостоятельного предприятия с прямым подчинением Главному управлению кондитерской промышленности Министерства пищевой промышленности РСФСР. Теперь перед фабрикой открывались перспективы централизованного получения современного оборудования и возможность подготовки своих кадров. Евгений Фёдорович Колышев сделал для кондитерской фабрики ещё одно важное дело — договорился с московской фабрикой «Красный Октябрь» о помощи высококвалифицированными специалистами и современной техникой. Так, в Нижнем Тагиле появились ротационная машина для формовки печенья, глазировочные машины, аппараты, заворачивающие конфеты в обёртки, и вакуум-установки. А начиная с 1951 года в наш город стали прибывать по распределению выпускники московских и ленинградских вузов — дипломированные кондитеры и технологи. Часть этих специалистов проработали на фабрике до самого выхода на пенсию.

Первым директором фабрики был назначен фронтовик, боевой офицер, орденоносец Алексей Петрович Семёнов. Он не только умел организовать людей на производстве, но и многое сделал для укрепления социальной сферы: организовал на фабрике художественную самодеятельность, договорился о местах в детских садах для детей своих работников и начал строить жильё.

В течение 1950-х и 1960-х годов кондитерская фабрика из года в год увеличивала выпуск своей продукции и расширяла её ассортимент. В основном предприятие осваивало производство конфет московских кондитерских фабрик по их рецептуре: «Мишка косолапый», «Кара-Кум», «Красная Шапочка», «Золотой Петушок», «Белочка», «Ласточка» и других. А после ввода в строй вафельного цеха начался выпуск таких конфет, как «Курортные», «Ананас», «Гулливер». Кроме того, выпускались более 20 видов ириса и карамели, десять видов драже, разнообразные джемы и сиропы.


Фотоколлаж авт. / из личных архивов

После реконструкции предприятия в 1970-х годах, произведённой без остановки производства, на фабрике начали разрабатывать новые виды кондитерской продукции уже по своей оригинальной рецептуре. Несколько видов карамели и глазированных конфет, внедрённых на нашей фабрике, были стандартизированы и выпускались на других кондитерских фабриках СССР.

Сейчас уже мало кто помнит, но самым желанным подарком для москвичей в 1970-х и 1980-х годах была коробка конфет «Птичье молоко» производства Нижнетагильской кондитерской фабрики.

Конфеты «Птичье молоко» начали выпускать в 1967-м на Владивостокской кондитерской фабрике по рецептуре, разработанной технологом предприятия Анной Чулковой. А тагильские кондитеры начали изготавливать их по оригинальной рецептуре польской фабрики «Ведель». Официальная история «Птичьего молока» началась в Варшаве в 1936 году, когда эти конфеты начали выпускать на местной кондитерской фабрике. На самом деле рецептура, придуманная основателями фабрики Каролем и Эмилем Ведель, стала известна в Российской империи с 1894 года под названием «сбивные конфеты».

Тагильские кондитеры просто взяли за основу оригинальный рецепт Веделей и повторили его.

Кроме того, именно в тагильских коробках «Птичьего молока» впервые начали попадаться одна или две конфеты, завёрнутые в красивые цветные «золотинки». Также в Нижнем Тагиле впервые стали выпускать «Птичье молоко» с клубничным вкусом (на всех других фабриках вкусов было всего три — сливочный, лимонный и шоколадный).


Укладчицы конфет «Птичье молоко» (фото неизв. авт., сер. 1970-х гг.)
(https://avatars.mds.yandex.net)

Долгое время конфеты укладывались в коробки вручную. Делалось это для того, чтобы в каждую коробку попадало одинаковое количество конфет всех вкусов. Тагильское «Птичье молоко» два раза было отмечено дипломами ВДНХ, но медаль Всесоюзной выставки так и не получило. Дело в том, что медаль ВДНХ за разработку рецептуры этих конфет была вручена технологу Чулковой ещё в 1971 году.

Как и большинство предприятий города, Нижнетагильская кондитерская фабрика не смогла без потерь пережить перестройку. Однако её судьба оказалась более-менее успешной: предприятие выжило в сложный период смены общественно-политического строя в стране и продолжает свою деятельность по сей день, правда уже в качестве подразделения компании KDV. В наши дни здесь выпускают вафли, драже, зефир, ирис, карамель, шоколадные конфеты и конфеты в глазури, ряд сортов крекеров и печенья.

 

(с) 2021. Сергей Волков и Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»

 

 Уважаемые читатели!

Если вы являетесь автором какого-либо фото и ваша фамилия не указана в сноске, пожалуйста, свяжитесь с авторами или редакцией любым удобным вам способом, и мы исправим это упущение.