​​​​​​​Демидовские 12 млн рублей серебром на нужды общества, и хороший тон тагильских купцов «во имя жизни потомков благо творить»

Аватар пользователя Дмитрий Кужильный
​​​​​​​Демидовские 12 млн рублей серебром на нужды общества, и хороший тон тагильских купцов «во имя жизни потомков благо творить»

В советский период, рассказывая об уральских промышленниках, было принято выставлять их не иначе как «эксплуататоров трудового народа, безраздельно использующих труд простых людей и природные ресурсы ради личного обогащения». На этот счёт существовало множество методичек, которые из года в год выпускал идеологический отдел ЦК партии. За соблюдением правил и норм, описанных в этих методичках, ревностно следили на всех уровнях. Поэтому, когда с наступлением эпохи гласности в печать стала поступать информация о добрых делах Строгановых, Яковлевых, Походяшиных, Демидовых и других, многие восприняли её с недоверием.

Тагильские историки тоже не спешили осветлять образы Демидовых: о том, что основатели нашего города были известными благотворителями, причём не только в России, но и за рубежами Отечества, в полный голос заговорили только во второй половине 1990-х годов. Правда, рассказывая о благотворительности Демидовых, историки часто упрекали заводчиков в том, что те тратили свои деньги не на благо России и её жителей, а на благо подданных других государств. Но это справедливо только в отношении Флоренции, где Николаю Никитичу Демидову установлен красивый, величественный памятник.


Памятник Николаю Демидову во Флоренции (фото неизв. автора / фрагмент ориг. изображения)
(https://museum-nt.ru/upload/iblock/e65/e651e674e61b6c5abd76acc6c922d8f2.jpg)

Вскоре после смерти Николая Демидова его старшему сыну Павлу пришли письма от нескольких членов городского совета Флоренции. В них, кроме слов соболезнования, говорилось, что город хотел бы увековечить память о «комендаторе Николя Демидофф» в знак благодарности за его «щедрые благодеяния жителям города». Павел принял предложение, и вскоре нанятый им известный скульптор Лоренцо Бартолини встретился с членами городского совета Флоренции для обсуждения будущего памятника. В 1871 году скульптурная композиция в память о Николае Демидове была установлена на площади его же имени на набережной Арно, в одном из любимых мест отдыха горожан.

Действительно, для Флоренции Николай Никитич сделал немало. Он выкупил у ростовщиков и существенно дополнил городскую картинную галерею, основал для детей из семей бедняков школу (которая ныне носит его имя) и сиротский приют. И школа, и приют финансировались из доходов Демидовых до 1949 года. Известно также, что «комендаторе Демидофф» оплачивал обучение во Франции и Германии начинающих флорентийских художников и музыкантов.


Фрагмент памятника Николаю Демидову во Флоренции (фото: Sailko/ фрагмент ориг. изображения)
(https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/7/74/Monument_to_Nicola_Demidoff_%28Florence%29_06.JPG)

Там же, во Флоренции, увековечена память ещё одного благотворителя из рода Демидовых — Павла Павловича Демидова, внука Николая Никитича. Его фамильный герб можно увидеть на фасаде собора Санта Мария дель Фьоре. Официально демидовский герб помещён на самое почётное место фасада собора за то, что Павел Павлович выделил необходимую сумму на мраморную облицовку здания, оплатил доставку камня и работу камнерезов. Но помнят Павла во Флоренции не только за это. Здесь он открыл столовые для бедных, три приюта для бездомных и инвалидов, два воспитательных дома для сирот. Кроме того, Павел Павлович запомнился флорентинцам ещё и тем, что устраивал в городе выставки русских художников. Вход на эти выставки был свободным для всех.

Но говорить о том, что Демидовы благодетельствовали только за границей, было бы неправильно. Гораздо больше денег заводчики тратили на благотворительность на родине. Положил начало этой традиции ещё Акинфий Никитич, который считался самым скупым представителем рода. Правда, сам Акинфий ничего никому не дарил, но подарок от его имени — богатейшую коллекцию руд и минералов (так называемый «минералогический кабинет»), купленную Акинфием во Фрейбурге, — его наследники передали в 1755 году в дар Московскому университету.

Прокофий, старший сын Акинфия Демидова, прославился в России не только как заводчик, но и как крупнейший благотворитель. В 1764 году он выделил из своих капиталов 1 млн 100 тысяч рублей на создание в Российской империи первого воспитательного дома. Проект этого дома был реализован Иваном Бецким. Прокофий Акинфиевич подарил воспитательному дому свою коллекцию древних монет, более 2 тысяч книг и не оставлял заведение без своего внимания до конца жизни. В 1769 году, когда опекунский совет дома не имел в наличии денег, он выделил 9 тысяч рублей серебром из личных средств, а в 1771 году пожертвовал воспитательному дому ещё 100 тысяч рублей. В том же 1771 году Прокофием был основан родильный институт, а уже при нём в 1801-м был создан повивальный институт, где преподавалось акушерское дело. Спустя 8 лет на выделенные Демидовым 250 тысяч рублей в Петербурге было открыто коммерческое училище, где готовили заводских служащих и приказчиков. Ещё 100 тысяч отдал Прокофий на создание народных училищ.

Никита, младший брат Прокофия, который считается наиболее просвещённым из всех детей Акинфия Никитича, был первым из демидовского рода, кто начал «благо творить» на заводах, доставшихся ему от отца, в том числе на Нижнетагильском заводе. Он организовал и снабдил учебниками и наглядными пособиями первую школу в Нижнем Тагиле, положил начало местной библиотеке, начал искать среди крепостных талантливую молодёжь и посылать лучших на учёбу в Москву, Петербург и за рубеж. В 1781 году Никита внёс свой вклад в освоение «русской Америки».  Он стал соучредителем «Североамериканской кумпании», безвозмездно передав её основателю купцу Григорию Шелихову якоря, пушки и другое железо на крупную сумму. 

Павел Григорьевич Демидов (сын Григория Акинфиевича, внук Акинфия), владевший богатейшим собранием минералов, монет и произведений искусства, в 1803 году передал все свои коллекции, объединённые в единый «кабинет естественной истории», в дар Московскому университету. В том же году Павел Григорьевич основал Демидовское высших наук училище в Ярославле, выделив на его устройство более миллиона рублей. Училище под разными названиями просуществовало до 1924 года, а в 1970-м было открыто уже как Ярославский государственный университет.


Павел Григорьевич Демидов (гравюра А. Грачёва и Н. Соколова с портрета Ф. С. Рокотова, 1770-е гг. / общ. достояние)

Но самым щедрым «благодарителем» в демидовском роду стал Николай Никитич, сын Никиты Акинфиевича. Вот только самые громкие, вызвавшие резонанс в обществе пожертвования Николая Демидова:

— в 1803 году он передаёт в дар Гатчинскому сиротскому приюту свой дом;

— в 1812 году дарит Московскому университету богатейшее собрание различных редкостей;

— в том же году на тагильских заводах начинается изготовление мостов для Санкт-Петербурга, за которые Демидов не взял с казны ни полушки;

— в 1812 году на свои средства он формирует и экипирует егерский полк Московского ополчения, в составе которого сам принимает участие в сражениях Отечественной войны;

— в 1819 году Николай Никитич жертвует более 100 тысяч рублей серебром для инвалидов военных кампаний;

— в 1824 году, по случаю наводнения в столице, жертвует 50 тысяч рублей для раздачи беднейшим жителям;

— в 1825–1829 годах на средства Демидова строится новое здание заводской больницы в Нижнетагильском посёлке;

— в 1825 году он жертвует свой дом в Москве, на углу Вознесенской улицы и Елизаветинского переулка, для устроения Дома трудолюбия и выделяет 100 тысяч рублей на его перестройку.


Александр Г. Тиссо (Alexandre G. Tissot). Портрет Николая Демидова (начало XIX в. / общ. достояние)

Николай Никитич активно содействовал молодым талантам, которых выявляли из числа работных и крепостных заводские приказчики. Все они получали прекрасное образование в лучших учебных заведениях Российской империи и Европы, а по окончании учёбы трудоустраивались на заводах в должностях, соответствующих их квалификации и уровню знаний. Денег на это он никогда не жалел.

Старались не отставать от отца и дети Николая Никитича, его сыновья Павел и Анатолий. Павел Николаевич, будучи губернатором в Курске, в 1831 году построил четыре больницы. За его счёт был установлен памятник поэту И. Ф. Богдановичу, создан и открыт городской парк, вход в который был свободен для представителей всех сословий. Ещё больше прославилась своей благотворительностью супруга Павла Николаевича Демидова — Аврора Карловна Шернваль-Демидова.

Анатолий Николаевич Демидов основал Дом призрения трудящихся в Петербурге, выделив на его обустройство и содержание полмиллиона рублей. Благодаря ему появилась и Николаевская детская больница, на которую он пожертвовал более 100 тысяч рублей. За его счёт в 1837 году была снаряжена научная экспедиция на юг России, в ходе которой было составлено подробное описание южнорусских земель, были открыты многие месторождения полезных ископаемых. Ещё одна из малоизученных страниц биографии Анатолия Демидова — его увлечение фотографией. На развитие фотографического дела праправнук тулянина Никиты Демидова тратил немалые суммы, причём, как правило, в России.

Ещё в XIX веке было подсчитано, что с середины 1725-го по середину 1841-го весь род Демидовых пожертвовал государственным учреждениям и общественным организациям «на благо Отечества своего» более 12 млн 100 тысяч рублей серебром. Уже в советское время историки подсчитали, сколько весь род Демидовых потратил «на себя». К удивлению исследователей, сумма оказалась не такой большой — «всего» немногим более 5 млн рублей. В конце 1980-х сумму пересчитали, включив в неё затраты на поездки за рубеж, стоимость личных библиотек и коллекций, но итоговая сумма всё равно оказалась вдвое меньшей, чем затраты Демидовых на благотворительность. 

О благотворительной деятельности других Демидовых тоже хорошо известно. 

Павел Павлович, сын Павла Николаевича Демидова и Авроры Шернваль, ежегодно вносил на счета Киевского, Казанского и Петербургского университетов крупные суммы. На его средства в Киеве была построена детская больница. В Нижнетагильском заводе за его счёт содержались два мужских народных училища, два женских, реальное училище, два приюта «для призрения деток», две больницы, фельдшерская школа, заводской театр, библиотека и две аптеки. В год для этих целей выделялось до 200 тысяч рублей серебром. После его смерти овдовевшая Елена Петровна Трубецкая подсчитала, что только за последние девять лет жизни Павел Павлович пожертвовал на благотворительность более 1 млн 170 тысяч рублей. 

Елим Павлович Демидов жертвовал на развитие фотографии и шахмат в России, в том числе на своих уральских заводах. Кроме того, тагильчанам и салдинцам Елим Павлович запомнился как создатель бесплатных столовых для рабочих, которые заводчик открыл в тяжёлые дни первого в России экономического кризиса, когда тагильские заводы простаивали без заказов.

Справедливости ради надо отметить, что на уральских заводах благотворительностью занимались не только Демидовы. Управляющие, заводские приказчики, купцы и простые обыватели в меру своих возможностей и сил помогали обездоленным или попавшим в тяжёлую жизненную ситуацию людям.

В одном из писем, отправленных из Нижнетагильского завода в Главную контору в Петербурге, в конце XVIII века приказчик Матвеев сообщал заводовладельцу: «Дотла сгоревшим Ивашке Шемяке, да Ивашке Макарову, да ещё двоим избы поставили, а иным погорельцам дали по Вашей милости указке лесом, а ещё я дал деньгами, кому пятиалтынный, а кому двадцать копеек, и другие служащие тоже давали».

Известно, к примеру, что управляющий тагильскими заводами Александр Акинфиевич Любимов помогал работным людям «деньгами и участием». То же можно сказать и о других приказчиках: Матвеевых, Соловьёвых, Беловых, Швецове. В конце XIX — начале ХХ столетия на первые места в перечне тагильских благотворителей выходит купечество. Крупные пожертвования неимущим или на содержание общественных заведений делали такие киты тагильской торговли, как Уткины, Аксёновы, Ляпцевы, Лошкарёв, Коноваловы, Волков и другие не столь известные купцы. В начале XX столетия доброй традицией тагильских благотворителей стала организация рождественских праздников для детей из малоимущих семей, хорошим тоном считалось участие в финансировании учебных заведений Нижнетагильских заводов, приютов и других богоугодных заведений. 

«Сострадание и бескорыстие, готовность прийти в трудную пору на помощь ближнему, соседу являются отличительной чертой уральского характера. А потому в крови у наших земляков это замечательное качество — во славу Отечества Российского, во имя жизни потомков благо творить», — писал в одном из своих писем известный столичный публицист, выходец из Нижнетагильских заводов Иван Дмитриевич Белов.