11 Авг 2017 15:40 | Метки: Новости Нижнего Тагила, Общество

Бывший директор «ДДТ-Нижний Тагил» Равиль Хакимов попросил главу СКР наказать руководство ИК-5. «Семь дней провисел пристёгнутый наручниками к решётке камеры, а они поливали раны кислотой»

Основатель некогда известной на Урале автомобильной компании ДДТ Равиль Хакимов, отбывающий срок в одной из колоний Ивделя за организацию банды и заказные убийства, написал письмо (есть в распоряжении редакции) председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину с просьбой привлечь к уголовной ответственности руководство и сотрудников ИК-5 Нижнего Тагила. В письме Хакимов утверждает, что во время нахождения в данной колонии в 2014-2015 годах он подвергался систематическим издевательствам и пыткам.

«По прибытии в ИК-5 я оказался в карантине на две недели. Примерно через неделю первый раз меня избил в штабе ИК-5 начальник смены Зиновьев. Целый день после избиения я провёл в штабе стоя, и дежурный врач решила, что моё физическое состояние плохое, и меня поместили в санчасть. В медицинской карте зафиксировано в тот день повышенное давление, температура, головокружение, болезненный вид, недомогание. В санчасти я провёл два дня. Я написал в местную прокуратуру по надзору по этому факту. Заместитель ФКУ ИК-5 Нурмагамедов М. М. мне дал слово, что меня больше бить не будут. После карантина меня сразу же определили в ШИЗО ИК-5, и больше я оттуда не выходил», – пишет Хакимов в письме.

В письме указывается, что Хакимов неоднократно обращался в прокуратуру и суды с заявлениями о нарушении его прав, незаконности дисциплинарных взысканий и неоказании медицинской помощи. К концу 2014 года Хакимов и его адвокаты выиграли пять процессов. В частности, суд поддержал его требование на 8-часовой ночной сон, требование убрать камеру наружного наблюдения, установленную над унитазом в ШИЗО, а также жалобы на отсутствие электричества и ламп ночного освещения. 

«В октябре 2014 года мне дали полгода ЕПКТ (единое помещение камерного типа. – Прим. ред.). В конце апреля 2015 года я прибыл в ИК-5. Через несколько дней мне дали пять суток изолятора. После я прибыл в здание ШИЗО ИК-5. Меня и мои личные вещи начали осматривать. Проводил обыск начальник смены ИК-5 (ДПНК) Зиновьев. Меня попросили снять трусы: осмотреть половые органы и трусы. Я находился под видеокамерой, в которую наблюдает сотрудник (неразборчиво) ИК-5. Под видеокамерой я отказался снимать трусы и попросил пригласить дежурного врача ИК-5 для осмотра моих трусов и половых органов. Мне они отказали и начали меня скручивать, вывернули мои руки, и потом они все вместе на меня напали, им помогал начальник по безопасности майор Промышленников и его заместитель. Позже появился заместитель ИК-5 майор Нурмагамедов. Перед избиением, 29 апреля 2015 года, сотрудники ИК-5 звонили по телефону Нурмагамедову и тот сказал им избить меня. Потом в течение семи дней сам всё контролировал и руководил пытками, а в первый визит адвоката не отходил от меня, чтобы я что-нибудь про избиение не рассказал. При уголовном деле по этому поводу есть видеозапись, где слышно и видно, как сотрудники звонят Нурмагамедову и тот даёт команду на моё избиение. Все вместе они начали меня бить, душить, выламывать руки в наручниках. Избили так, что мои глаза затекли и не открывались. Сразу же повесили на наручниках на решётку камеры, где я содержался. В таком положении я провисел семь дней. Каждый день ко мне приходили майор Промышленников и его заместитель по безопасности и методично избивали, поливали на раны на голове кислотой, чтобы было больше ожогов. В течение семи дней я постоянно терял сознание, но приходили дежурные врачи и ставили мне уколы, чтобы я не умер. В течение 14-20 дней ко мне не пускали моих адвокатов. Затем на меня возбудили уголовное дело, якобы я ударил начальника смены Зиновьева, и осудили на 2 года и 6 месяцев по ст. 321 ч. 2. Хотя я никого не ударял. Также есть осуждённые ИК-5, которые всё видели и слышали, как всё происходило. Сейчас у меня на кистях рук остались шрамы от наручников, и экспертиза это подтвердит. Мои адвокаты и следователи, кто вёл дело, также видели мои шрамы, ожоги и следы побоев. В день, когда меня избили и поместили в ШИЗО, меня осматривал врач в медсанчасти ИК-5 и зафиксировано повышенное давление 160 на 100, и это записано в моей медицинской карте. Летом в 2014 году ко мне приходил заместитель ГУФСИН Руслан Борисович, курирующий ИК-5, и в присутствии заместителя ИК-5 Нурмагамедова объясняли мне, что в ИК-5 искусственно создан такой режим, когда избивают, пытают, а ГУФСИН по Свердловской области поддерживает Нурмагамедова в этом вопросе. А я должен смириться со всеми с этими незаконными методами со стороны сотрудников ИК-5. Я с этим не согласился: я им всем это дружно объяснил, что это незаконно. Прошу привлечь к уголовной ответственности за побои и пытки, применяемые ко мне, начальника смены ИК-5 (ДПНК) Зиновьева, инспектора ШИЗО ИК-5 (фамилии не помню), начальника по безопасности ИК-5 майора Нурмагамедова М. М., майора Макарова. А также за фальсификацию уголовного дела по ст. 321 ч. 2 в отношении меня», заявил в письме Хакимов.

Равиль Хакимов был задержан в 2004 году по обвинению в создании банды, которая в течение пяти лет занималась устранением конкурентов по бизнесу. На счету банды убийства, покушения и поджоги. По итогам шестилетнего следствия он был приговорён к 25 годам лишения свободы. Хакимов, помимо преступной деятельности, известен судебными исками против исправительных учреждений. За его плечами более 50 жалоб на содержание в тюрьме.

Жалобы на пытки и бесчеловечное обращение с осуждёнными в ИК-5 стали появляться в СМИ в прошлом году. В 2016 году осуждённый ИК-5 Сергей Гореванов заявил о пытках в колонии, однако позже суд признал его заявления недостоверными. В начале мая 2017 года заключённый ИК-5 Фарух Бердиев заявил, что ему пришлось вспороть себе живот, чтобы остановить многочасовое истязание со стороны надзирателей. В Управлении ФСИН России по Свердловской области Бердиева назвали лжецом. Позже пятеро экс-заключённых ИК-5, а также бывший надзиратель подтвердили, что руководство колонии установило в учреждении систему вымогательств с заключённых. Потом стало известно, что другой заключённый ИК-5 вырезал на своей груди имя замначальника учреждения в знак протеста против пыток со стороны надзирателей. По словам членов ОНК, заключённый сказал им: «Если со мной что-то случится, меня убьют, этот человек, Нурмагамедов, в этом виноват».

16 мая возле здания Свердловского управления ФСИН России в Екатеринбурге одиночный пикет против пыток в ИК-5 устроил директор АН «Между строк» Егор Бычков. В итоге руководство ведомства пригласило его на беседу, в ходе которой Бычкову пообещали провести проверку и попросили не «раскачивать ситуацию».

Правозащитники и представители Общественной наблюдательной комиссии настаивают, что в пятой колонии надзиратели установили бесчеловечные порядки и не каждый заключённый рискнёт рассказать о творящемся там беспределе.

22 мая в ИК-5 прошли обыски. Во ФСИН это назвали плановой операцией. После правозащитники записали видео с осуждённым Владимиром Карпиенко, который рассказал, что в ИК-5 он вогнал себе иглу в грудь после долгих избиений со стороны надзирателей, а те заставили другого зэка вытащить эту иглу без медоборудования.

В июне по жалобе Фаруха Бердиева Следственный комитет возбудил уголовное дело.

Агентство новостей «Между строк»

ВСЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В ОДНОМ ПИСЬМЕ


Рекомендуемые новости: