«Я никогда ничего не делаю просто так». Спикер Нижнетагильской гордумы Алексей Пырин об уходе из ЕВРАЗа, противостоянии с мэрией и рыбалке  

«Я никогда ничего не делаю просто так». Спикер Нижнетагильской гордумы Алексей Пырин об уходе из ЕВРАЗа, противостоянии с мэрией и рыбалке  

«“Карточный домик” я только до половины досмотрел. Мне больше нравится “Клан Сопрано”, хоть там и про мафию, — говорит председатель Нижнетагильской гордумы Алексей Пырин. — Нравится, как там описан Нью-Джерси того времени, отношения между людьми». 48-летний спикер неторопливо прогуливается по набережной Тагильского пруда. Проработав более 10 лет директором по персоналу на НТМК, а также в гордуме, он развил в себе дипломатические способности, которым могли бы позавидовать герои вышеупомянутых сериалов Фрэнк Андервуд и Тони Сопрано. При этом не утратил достоинства и человечности. В преддверии 25-летия думы Алексей Пырин встретился с журналистом АН «Между строк». О демарше депутатов и мини-оперативках у мэра, тяжёлом бюджете, пробежках на Гальянке под Comedy Radio и самой большой рыбе, которую поймал, председатель НТГД рассказал журналисту Евгении Музяевой.

«Истина там, где присутствуют интересы большинства людей»

— Алексей Анатольевич, на первом заседании думы седьмого созыва депутаты от УВЗ, НТМК и системной оппозиции устроили бунт против «команды Носова», саботировав решение конференции «Единой России» по выдвижению кандидата на должность спикера Андрея Обельчака. Большинство проголосовали за вас, сотрудника ЕВРАЗа. Вице-спикером выбрали Игоря Базилевича от УВЗ. Можно ли это расценивать как попытку крупнейших финансово-промышленных групп сохранить контроль над думой и Нижним Тагилом?

— Здесь есть два больших но. Ни я, ни Базилевич не являемся сейчас работниками ЕВРАЗа и УВЗ, мы работаем на освобождённой основе.

— Вы же понимаете, что я имею в виду. Вы оба шли на выборы, представляя интересы градообразующих предприятий.

— Не знаю. Голосовали за нас депутаты, и не только по принадлежности к предприятиям. Если взять только тех, кто работает на НТМК и УВЗ, то будет явно не хватать голосов. Поэтому говорить о том, что мы представляем интересы только двух предприятий, наверное, не очень правильно. Это было сделано в интересах города, мы решили, что так для него будет лучше. Вот и всё. Интересы города и предприятий находятся в одном русле. Чем лучше работают предприятия, тем лучше живёт город.

— Но вы выступили против так называемой «команды Носова», который затем пошёл на повышение и сейчас руководит Магаданской областью.

— Это нормально. В конкуренции всегда интереснее работать и результат получается лучше, поэтому иногда такая конкуренция не во вред. В итоге у нас получилось найти общий язык и с Сергеем Константиновичем.

А если бы вашу кандидатуру не выдвинули на пост спикера, вы сами кого бы поддержали?

— Я бы проголосовал за многих, но кто бы из них согласился и пошёл сюда работать? Есть прекрасные депутаты — Антонов, Раудштейн, Костя Шведов, Денис Корякин. Каждый достоин, и каждый, наверное, смог бы работать спикером, особенно это касается тех, кто имел опыт работы хотя бы ещё в одном созыве.

— Почему же выбрали именно вас?

— Наверное, совпало так. Мне хотелось попробовать что-то новое, я до этого 10 лет директором по персоналу работал. Ещё ранее в прокатном цехе трудился по специальности, которую в УПИ получил. На ЕВРАЗе всегда интересно, всё время что-то происходит, предприятие развивается, но тем не менее… Хотелось поменять сферу деятельности уже.

— По словам депутатов, они выбрали вас председателем думы в том числе потому, что вы «сможете сказать мэру “нет”, если тот не прав». Это дословная цитата. В шестом созыве несколько депутатов вопреки воле Носова сорвали строительство структурой «Ростеха» опасного полигона ТБО на Руднике им. III Интернационала. Если в этом созыве возникнет похожая ситуация, на чью сторону встанете вы?

— Всегда очень трудно ответить на вопрос, где же всё-таки истина. Наверное, там, где присутствуют интересы большинства людей. Если большинство жителей города говорят «нет» или «да», нужно придерживаться этого мнения, несмотря на остальные какие-то вещи. Пока, слава богу, мы в этом созыве не сталкивались с подобными вопросами. Если что-то такое произойдёт, в первую очередь нужно будет попробовать убедить оппонентов в правильности своих действий. Легче всего ведь встать в позу и сказать «нет», а вот объяснить свою точку зрения, договориться, предложить альтернативные варианты — это всегда сложнее.

«Жители всегда могут высказать депутатам свою позицию, довольны они работой мэра или нет»

— Вы впервые избрались в городскую думу в 2009 году, по итогам довыборов. Прошло 10 лет. Как ваши представления о работе в думе изменились за это время?

— Представление о думе меняется, когда приходишь работать сюда на освобождённой основе (работаешь только в думе. — Прим. ред.). Когда есть основная работа, крайне сложно, честно говоря, совмещать её с деятельностью депутата. Даже в выходные дни я зачастую был занят на производстве, разными мероприятиями. Понятно, что приёмы избирателей проводил, на заседаниях думы и комиссий присутствовал. Когда была возможность, пытался прочитать документы, во что-то вникнуть. Я работал в комиссии по социальной политике, благо мне это направление было более-менее знакомо, поскольку в ЕВРАЗе курировал всю социалку. Всё остальное, что происходило на смежных комиссиях, проходило ну как-то так… Поэтому первые полгода в этом, седьмом созыве, были очень сложными. Система управления, наверное, везде одинаковая, здесь трудностей не возникло. А вот вникнуть в те процессы, которые проходят, в то, как они работают, какими законами регулируются и так далее… Объём документов громадный. Но когда в этом разберёшься, то всё становится гораздо проще.

— Вы самостоятельно разбирались во всей этой информации или обращались за помощью к кому-то — например, к старшим коллегам по думе?

— На первом этапе неоценимая помощь была от аппарата думы. Каждый из специалистов в своей области более-менее разбирается. Я сделал единый перечень всех вопросов, которые рассматривает дума, с каждым сотрудником аппарата беседовал, эти вопросы разбирал. Первое время, конечно, засиживался на работе, скидывал всё на ноутбук, потом читал документы дома. В целом нельзя сказать, легче или сложнее стало после перехода на работу в думу. Просто одно другим заместилось. 

— А как, на ваш взгляд, менялись отношения между мэрией и думой в течение трёх последних созывов? Насколько я помню, депутаты воевали и с Исаевой, и с Носовым. Последний, седьмой созыв, также начался с демарша большинства ваших коллег по думе. Мы это уже обсудили.

— Когда я работал на неосвобождённой основе, особо не вникал в то, что происходит на заседаниях думы в плане общения. Но когда стал председателем и начал работать уже непосредственно с сотрудниками аппарата, обнаружил, к своему удивлению, что в общении постоянно сквозит разделение на «мы» и «они». Было какое-то непонятное внутреннее не то что противостояние, разное позиционирование — одни правы, другие виноваты. Я говорю: «Ребята, вы хоть общайтесь между собой. Есть вопрос — подошли к специалисту, обсудили, что и почему делается. Так работать намного проще». Чуть больше полугода у нас было «мы» и «они», удалось переломить ситуацию. Но это было бы невозможно без встречного движения, первые шаги сделал Сергей Константинович [Носов]. Каждое утро в 8:30 мы со своими заместителями стали собираться на мини-оперативке. На этой 15–20-минутке проговариваются все городские проблемы и план их решения, сколько у нас денег на сегодня есть, какие траты первоочередные. Пинаев всё это сохранил, и это очень здорово. Перед каждой гордумой мы уже с депутатами собираемся с главой. Если есть какие-то вопросы, то они там могут быть решены или обсуждены. Хотя в последнее время, наверное, все вопросы решаются даже до этой встречи. Потому что большая невидимая работа проводится здесь, вне заседаний думы и комиссий.

— Как вы думаете, какое решение, принятое думой в седьмом созыве, было наиболее важным?

— Понятно, что это выборы главы города. Это такая достаточно резонансная история, новая для нас и сложная. Нужно было изучить все изменения, подготовиться к процедуре. С выбором кандидата здесь было, конечно, намного проще — один кандидат был, имеющий опыт и наиболее подготовленный. К отмене прямых выборов мэра я отношусь нормально. Жители с депутатами регулярно общаются, всегда могут высказать им свою позицию, довольны они работой мэра или нет. На выборах депутатов они голосуют за тех, кому доверяют. Таким образом они делегируют нам свои полномочия.  

— Вы сами довольны работой Владислава Пинаева?

— Пока да. Все проекты, которые ранее были начаты, идут. Бюджет у нас достаточно неплохой. Тяжёлый, конечно, серьёзные обязательства у нас набраны, но мы же хотим что-то сделать в городе, а на это всё нужны деньги. Рано или поздно приходится рассчитываться [и возвращать долги], поэтому пару лет будет точно напряжённо. А так, глава очень сильно болеет за город, ему хочется что-то сделать для него, оставить свой след. И это хорошо, хоть и тяжело ему сейчас.

«Пока не попал в политику, сам никогда фамилиями депутатов не интересовался»

— За время работы в думе вы пообщались с огромным количеством избирателей. Можете вспомнить самую необычную просьбу или предложение, с которыми к вам приходили?

— Тема не очень благодатная про необычные просьбы (смеётся. — Прим. ред.). Всегда интересно, когда люди приходят с предложениями по установке детской или спортивной площадки, по созданию или ремонту тротуара. Например, в прошлом году мы сделали тротуар на Гальянке, у дома № 1 на Октябрьском проспекте. К решению этой многолетней проблемы подтолкнули сами жители. Вот такие предложения, которые приносят пользу большому количеству людей, они интересные. Но нужно понимать, что сама гордума ничего не может сделать: у нас нет ни бюджета, ни каких-то других ресурсов. Мы работаем в связке с администрацией.

— Но есть ведь определённые рычаги.

— Конечно, есть. Что-то нужно довести до сведения, проговорить, доказать, почему именно этот тротуар сейчас важно сделать, а не другой, и так далее. Можно попробовать решить проблему через наши предприятия. ЕВРАЗ всегда помогает. В прошлом году мы построили детскую площадку в Горбуново, в этом году ремонтируем в школе актовый зал.

— Несмотря на это, многие тагильчане не знают даже тех депутатов, которые работают в их избирательных округах. Вы считаете, это нормально, что люди не интересуются общественно-политической жизнью города?

— Я себя вспоминаю… Пока не попал в политику, сам никогда фамилиями депутатов не интересовался, я бы не назвал никого (смеётся. — Прим. ред.). Надо смотреть на общие тенденции, которые сегодня есть. Мне кажется, они везде примерно одинаковые.

— В последнее время всё больше депутатов разных уровней власти заводят странички в соцсетях, на которых рассказывают избирателям о своей деятельности.

— Сегодня, конечно, традиционные каналы связи — газета «Тагильский рабочий», наше местное телевидение — имеют достаточно ограниченную аудиторию. Нужны новые каналы. Недавно встречались с «Телеконом», смотрели, что можно продвигать через интернет. Работаем сейчас над этим направлением. Нужно ведь соцсетями всё время заниматься, обновлять информацию, а на это тоже необходимо время.

— В 2011 и 2016 годах вы не очень успешно участвовали в выборах депутатов свердловского Заксобрания. В качестве спойлера или реально хотели попробовать свои политические силы на более крупном уровне?

— Я никогда ничего не делаю просто так, гораздо проще какого-то другого человека найти в качестве спойлера. По первым выборам шанс хороший был. Опять же, это партийные списки, с ними всегда лотерея определённая. По округу интереснее избираться, там можно работать, общаться с людьми. Перед последними выборами в гордуму мы прошли все дворы, сельские территории. Личное общение всё-таки ничто не заменит.

— Будете ещё в выборах депутатов в Заксобрание или Госдуму участвовать, есть у вас цель попасть в эти органы?

— А сколько у нас там до ближайших выборов, два или три года? Надо подумать (смеётся. — Прим. ред.). Мне пока и здесь интересно. Есть куда двигаться, что узнавать.

«Важно не то, где ты живёшь, а где работаешь»

— Вы вместе со своей супругой Юлией уже почти 30 лет. Расскажите, как вы познакомились?

— Мы жили вместе в студенческом общежитии, в 1991 году уже поженились. Она после института пошла сразу в налоговую работать, была заместителем руководителя налоговой инспекции. Так же, как и я, достаточно долго поработала в одном месте, и ей захотелось что-то изменить. Она получила психологическое образование и уже больше трёх лет консультирует людей.

— То, что она сейчас работает психологом, как-то помогает вам в ваших личных отношениях, а также здесь, в думе, справляться с возникающими трудностями?  

— Переносить работу на семейную жизнь не получается, нет. Никогда консультанты не работают с родственниками, и никаких секретов сохранения отношений в течение такого длительного периода у нас нет. Есть общие интересы и уважение друг к другу — вот и всё. Рабочие моменты мы дома стараемся не обсуждать. Проще и интереснее поговорить о каких-то книгах, фильмах, так много есть разных тем.

— Алексей Анатольевич, я знаю, что ваша дочь Арина учится на журналиста. Вы одобряете её увлечение?  

— Да, она учится уже на третьем курсе МосГУ, почти заканчивает. Так получилось, что Арина — чистый гуманитарий, всегда интересовалась литературой, поэзией. Она колоссальное количество книг читает, на гитаре играет и музыку сочиняет — творческий человек. И мне как-то сложно было, когда перед ней встал вопрос, куда идти учиться и какую специальность выбрать. Я же технарь по жизни, у меня с точными науками всё хорошо, с другими тоже неплохо, но они мне менее интересны всегда были. Поэтому всё, что касается гуманитарных направлений, для меня вообще неизведанная область. Мы, конечно, обсуждали разные варианты, в два института она попробовала поступить. В один не прошла по конкурсу — драматургию выбирала в Петербурге. Там был сумасшедший конкурс, 90 человек на место. В Московский гуманитарный университет поступила. Уже проходила практику в «Московском комсомольце».

— Вы хотите, чтобы после окончания МосГУ она вернулась жить в Тагил или осталась в Москве?

— Я-то, конечно, хочу, чтобы она вернулась (смеётся. — Прим. ред.). Посмотрим, ещё целый год впереди. Я надеюсь на её возвращение, но пока это под большим сомнением, честно говоря.

— К нам в «Между строк» пойдёт работать.

— А вы возьмёте?

— Если хороший специалист, конечно.

— Ну не знаю. Сейчас не очень важно, где ты живёшь. Важно то, где ты работаешь, чтобы дело было тебе по душе, чтобы было интересно. Где-то на рубеже 90-х и 2000-х я, как и все, хотел уехать в Москву. И место работы было, даже билеты прикуплены, но здесь более интересное предложение появилось.

— На фестивале постной кухни вы говорили мне, что готовите дома время от времени. Какое блюдо у вас получается лучше всего?

— Я, наверное, всё неплохо делаю, хотя чаще готовит жена. Раз я рыбак, то я из рыбы готовлю очень много блюд. Есть простой замечательный рецепт. Берётся тонкий лаваш, филе любой рыбы (можно щуку взять), обжаривается лук, всё это кладётся в лаваш. Посолил, завернул, поставил в духовку на 25–30 минут — прекрасный рыбный пирог. Очень быстро и вкусно. А вот каша у меня не получается, любая.

— Ваши друзья и коллеги, в том числе Владимир Радаев, рассказывают, что вы заядлый рыбак. Где самую большую рыбу поймали?

— Под Ханты-Мансийском поймал щуку 14 кг. Это была зимняя рыбалка, я щуку из лунки на озере Ендра достал. Менее чем на три дня на такую рыбалку ехать смысла нет. У нас обычно собирается целая компания, мы долго едем с друзьями на машине, общаемся, потом вместе занимаемся любимым делом. Один я бы, наверное, не поехал так далеко. Ну и, конечно, там совсем другая природа, воздух, отключаешься от всего. Под Астраханью неделю рыбачил, там был хороший улов. Интересно было бы в Финляндии порыбачить, что-то из морского половить. Ну и на Камчатке, наверное, даже в первую очередь на Камчатке.

Когда-то у меня в семье была охотничья собака. С отцом ходил на птицу, зайца в старших классах и студенчестве, но потом забросил. Сейчас даже какие-то убеждения появились, не то что жалко животных, не знаю, неправильно это всё.

— В прошлом году вы участвовали в ежегодном забеге ЕВРАЗа «Дай пять!».

— Да, в этом году, если всё будет хорошо, тоже побегу. Пять километров — это обычное расстояние, которое я пробегаю на Гальянке или на дорожке, зависит от погоды. Бегаю 3-4 раза в неделю, там сейчас замечательные дороги и тротуары, ну почти уже доделаны. По Уральскому проспекту бегу, потом вдоль Муринских прудов, поднимаюсь наверх и разворачиваюсь, бегу обратно — получается полных пять километров. Бег — самый демократичный вид спорта, нужны только более или менее нормальные кроссовки. Вечером надел их, включил плеер и побежал. В школе я самбо занимался ещё, в шахматы играл. Сейчас с компьютером иногда сражаюсь где-нибудь в дороге, он меня обыгрывает, я злюсь (смеётся. — Прим. ред.).

— Под какую музыку бегаете?

— Comedy Radio. Там хороший симбиоз, передачи есть интересные, где просто о чём-то рассуждают с юмором. А музыка там современная вся всегда, под неё хорошо бежится. 

— Вы много читаете, напоследок хотелось бы узнать, какие произведения вам нравятся? И что вы читаете сейчас?

— Больше всего я Михаила Булгакова люблю. «Мастер и Маргарита» — моё любимое произведение, «Собачье сердце» мне больше в виде фильма нравится. Это тот редкий случай, когда фильм лучше, чем книга. Ну и «Швейк», это вообще классика для меня. Если настроение плохое, открываю книгу, перечитываю, хотя бы чуть-чуть. А так я читаю всё подряд, вот честно. Сейчас мне дочь подкидывает книги уже, последняя — «Видоизменённый углерод» Ричарда Моргана. Ну такая забавная книга, немножко антиутопия про, наверное, отдалённое будущее, про клонирование людей.