В Нижнем Тагиле на инвалида завели уголовное дело о жестоком обращении со своими детьми. «Шесть ребятишек уже месяц не выходят на улицу»

В Нижнем Тагиле на инвалида завели уголовное дело о жестоком обращении со своими детьми. «Шесть ребятишек уже месяц не выходят на улицу»

В октябре житель Нижнего Тагила Вячеслав Цуркан опубликовал в сети видео конфликта с полицией. Он заявил, что правоохранители ворвались к нему в дом и пытались забрать детей. ММУ МВД «Нижнетагильское» подтвердило, что сотрудники проводили проверку по сообщению об избиении детей, а после осмотра возбудили уголовное дело по статье «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». Сейчас, по заявлению пресс-службы ведомства, решается вопрос о необходимости оградить детей от подозреваемого на время расследования.

«В инспекции по делам несовершеннолетних надеются провести проверку без радикальных мер, но мужчина не идёт на диалог. Там человек с очень непростым характером», – сказала руководитель пресс-группы ММУ МВД «Нижнетагильское» Элина Балуца.

Сам Вячеслав Цуркан обвиняет полицию в беспределе. Записанное видео он рассылает в правоохранительные ведомства, органы опеки, СМИ и просит юридической помощи.

«Сотрудники полиции ворвались в хорошую семью, где есть папа и мама, – не к алкашам и забулдыгам! Заламывали мне руки! Прокуратура покрывает их!» – сообщает он.

«Жертва беспредела», «непростой человек» Цуркан с женой и шестью детьми занимает одну комнату в квартире дома на улице Циолковского.

В коридоре куча хлама, на кухне нет электричества, а по стенам бегают тараканы. Вячеслав Цуркан рассказывает, что все в Нижнем Тагиле против него: соседи по квартире пакостят, соседи снизу отнимают у него жилплощадь, сотрудники ГИБДД выгоняют с парковочного места, отделение по делам несовершеннолетних пытается лишить его семьи и посадить в тюрьму.

Цуркану 47 лет, у него нет правой руки и официальной работы. Зато есть безработная жена, шестеро детей от года до 11-ти лет, две машины, широкоэкранный телевизор и комната в 16 квадратных метров с дверью, оборудованной системой видеонаблюдения.

«Без присмотра ничего оставлять нельзя, соседи постоянно мои вещи ломают, – объясняет он. – То замок исцарапают, то колёса на велосипеде проколют, то подбросят что-нибудь. Не дают нормально жить!»

К себе в комнату Цуркан не пускает, разговаривать с детьми не разрешает. Причину инвалидности не называет, но заверяет, что руку потерял «не по пьяни».

Другие жители дома относятся к нему с раздражением, называют неадекватным. Говорят, что Цурканы практически не выходят из комнаты, удивляются, почему от шести детей так мало шума днём и так много по ночам. Вторая комната в квартире принадлежит Ирине Коровиной. У неё тоже шестеро детей.

«Вот у Ирины шум и гам стоит с восьми утра до одиннадцати вечера, – рассказывает Марина, живущая этажом ниже. – Я сужу по звукам через потолок. У Ирины ребята играют, прыгают, скачут, смеются. Зато в положенное время тишина. У Цуркана в комнате всё наоборот. Днём тихо, а вечером начинается какой-то “боулинг” – что-то перекатывают, переставляют, топают, ругаются. Мы с ним [Вячеславом] столько раз из-за этого скандалили. Меня всегда поражало: как он так построил семью, что от шести ребятишек сутками не слышно ни писка, ни визга?! Они же даже на улицу не выходят уже месяц!»

Вячеслав Цуркан и Ирина Коровина, по их собственному признанию, пять лет ведут коммунальную войну. Один из конфликтов они довели до суда: в 2011 году Цуркан подал заявление на установку графика пользования ванной и туалетом. Пока шло разбирательство, он следил за тем, чтобы придуманный им режим никто не нарушал – ни его дети, ни дети Коровиной. Дело Вячеслав проиграл, но ссоры между соседями не прекратились. Они обвиняют друг друга в порче личного имущества и мелких пакостях.

«Недавно он взял в ванной наш шампунь и им же залил наши вещи, по стенам размазал какую-то вонючую субстанцию. А однажды вылил возле нашей двери фекалии – у себя в комнате они “ходят” в ведро», – говорит Ирина.

Вячеслав заявляет, что Коровина сама навела беспорядок в ванной и в коридоре, чтобы выставить его в «нехорошем свете».

«А вот она мне действительно дверь покарябала. Мою дверь! Дорогущую! Которую я на свои деньги купил! И ещё мне говорят, что это якобы я сам себе всё порчу, чтобы её подставить. Ну чушь ведь!» – возмущается мужчина.

Его дети учились в том же заведении, что и дети Коровиной – в горно-металлургической средней общеобразовательной школе. Сейчас они там не появляются. По словам Ирины, дети Вячеслава уже месяц вообще не выходят из комнаты. Директор учреждения Наталья Белобородова подтвердила, что с 20 октября Цурканы были отчислены по заявлению о переводе на семейное обучение.

Цуркан объясняет перевод детей из школы опасением, что их могут похитить. По его мнению, полицейские готовы на всё, чтобы разлучить непокорного человека с семьёй.

«Посадят меня. Уверен, что посадят. Детей заберут. И помешать я этому никак не могу. Единственное, на что способен,  это показать людям, что их семью тоже могут разрушить и всё у них забрать вот так вот, по беспределу. Уже вызвали на допрос второго декабря. Наверное, сразу с него заберут и “закроют”», – говорит Вячеслав Цуркан.

В полиции опровергли сообщение о вызове Цуркана на допрос. Расследование уголовного дела продолжается. По словам Татьяны Пинаевой, в случае с Цурканом статья сопряжена с жестоким обращением с детьми.

Максимальное наказание за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего – лишение свободы на три года.

Агентство новостей «Между строк»