Тагильские заброшки. «Седьмая каменная» – первая больница Вагонки 

Аватар пользователя Дмитрий Кужильный
Тагильские заброшки. «Седьмая каменная» – первая больница Вагонки 

Мы не раз упоминали, что цель цикла «Тагильские заброшки» заключается не столько в рассказе о каком-то разрушающемся здании, но и в желании обратить внимание на проблемы, связанные с сохранением истории города, его культуры, наследия предыдущих поколений. Мы рассказывали и об утраченных объектах, и о спасённых историко-архитектурных памятниках, и о зданиях, на которые необходимо обратить внимание, чтобы не потерять их навсегда. Последних со временем становится всё больше и больше, и это не может не вызывать беспокойства. Сегодня речь пойдёт об одном из таких зданий  — стационаре 1-й городской больницы на Вагоностроителей, 7 / Орджоникидзе, 27.

В 1931 году Нижний Тагил стал одним из центров промышленного строительства – в городе начали возводить заводы-гиганты: Ново-Тагильский металлургический и Уральский вагоностроительный. Обе стройки требовали больших людских ресурсов, а значит, и мест для их расселения. В тот период общий жилой фонд нашего города составлял немногим более 65,5 тысяч квадратных метров, а этого было явно недостаточно для расселения большого количества строителей и специалистов. Конечно, изначально решили использовать временное жильё, но необходимо было думать и о будущем.

Нехватка жилого фонда вынудила руководство города и обеих строек начать разрабатывать план реконструкции города с одновременной застройкой его новых районов. За помощью обратились к наркому тяжёлой промышленности Григорию Константиновичу Орджоникидзе, который курировал ход индустриализации на Урале. Тот привлёк к решению проблемы известных русских и советских архитекторов-конструктивистов братьев Александра и Виктора Весниных, создавших в Москве в 1925 году творческое объединение «О.С.А.» («Объединение современных архитекторов»), куда вошли многие известные в те годы архитекторы, такие как Буров, Соболев, Красильников, Гинзбург и многие другие. 

Орджоникидзе, хорошо лично знавший многих из них, попросил заняться Нижним Тагилом Моисея Яковлевича Гинзбурга. Уже хорошо известному в СССР и за рубежом архитектору была поставлена задача в кратчайшие сроки спроектировать на месте два «соцгорода-спутника» – в районе Красного Камня для строителей и работников Ново-Тагильского металлургического завода, и на месте временного посёлка строителей Уралвагонзавода. Для этого при Народном комиссариате тяжёлой промышленности СССР была создана так называемая «планировочная мастерская» под руководством М. Я. Гинзбурга.

Спустя три месяца архитекторы во главе с Гинзбургом выехали в Нижний Тагил с предварительным проектом застройки Красного Камня. Отправляясь на Урал, Моисей Яковлевич понимал, что сроки для работы его группы были определены весьма сжатые, а кроме Нижнего Тагила ему предстоит работать ещё в Свердловске и Каменске-Уральском. По совету архитекторов братьев Виктора и Александра Весниных он взял с собой в поездку несколько десятков готовых проектов жилых зданий, которые ранее готовились членами «О.С.А.» для Москвы, Подмосковья, Самары и Нижнего Новгорода. Гинзбург рассчитывал, что какие-то из них удастся привязать к месту, какие-то доработать учитывая пожелания тагильчан, но в любом случае это сэкономит много времени и средств. 

Прибыв в Нижний Тагил, специалисты группы М. Я. Гинзбурга уделили особое внимание разработке проекта застройки рабочего посёлка Вагонстроя. К тому времени на строительстве Уралвагонзавода работало уже почти 9 600 человек, которые были расселены во временном жилье – бараках, щитовых домиках и немногочисленных на тот момент «брусках». Архитекторы трудились буквально сутками, и в конце марта 1934 года проект застройки Вагонки был практически готов.

На заседание бюро парторганизации Вагонстроя и исполкома города в присутствии заместителя наркома тяжелой промышленности СССР П. И. Баранова и заместителя председателя Госплана В. И. Межлаук Гинзбург представил проект застройки заводского посёлка, который в дальнейшем должен был вырасти в самостоятельный город. Кроме строительства жилых домов преимущественно малой и средней этажности с квартирами на две, три и четыре комнаты общей площадью 52, 68,5 и 75 м2 соответственно, в районе застройки предполагалось построить два рабочих клуба с возможностью демонстрации кинофильмов, библиотеку, стадион, две средних школы, два детских комбината, баню, школу рабочей молодёжи и гостиницу; разбить парк и три сквера. Проект был в целом одобрен. Его реализацию было решено проводить поэтапно. Москвичи оставили тагильским проектировщикам все необходимые документы, чертежи и расчёты и уехали в Свердловск.

Но когда строительство в посёлке Уралвагонстроя развернулось и уже шло полным ходом, возникла проблема, о которой при разработке проекта почему-то забыли. Население посёлка приближалось к 11 тысячам, и для полноценного медицинского обслуживания такого количества людей нужна была больница. Зимой 1935-го в посёлке резко выросло число простудных заболеваний и фельдшерские пункты посёлка, имевшие в сумме всего-то около 250 койко-мест, не смогли справиться с наплывом пациентов. Уралвагонстрою была нужна больница. Но среди документации, оставленной группой Гинзбурга, проекта больницы не было. Тогда кто-то из тагильских проектировщиков предложил переработать проект гостиницы в больницу. Это решение позволяло централизованно разместить в одном здании не только больничный стационар, но и поликлинические службы.


План первого этажа 1-й горбольницы (фрагмент ориг. изображения)
(http://historyntagil.ru/history/images_history/2014_262.jpg)

Проект огромного здания был изменён, и на стройке закипела работа. Объект был настолько важен для Уралвагонстроя, что для оперативной доставки к нему материалов и рабочих-строителей была проложена временная железнодорожная ветка. Ударная стройка должна была завершиться к апрелю 1940 года – к 70-летию со дня рождения Ленина, но сдать больницу удалось раньше.

В 1939-м в шестиэтажное здание площадью более 6500 квадратных метров переехало большинство медучреждений посёлка. Здание вместило в себя не только больницу и поликлинику, но и женскую консультацию и молочную кухню. Кроме того, в здании было несколько благоустроенных квартир для медицинских специалистов. Среди строителей Уралвагонзавода больница получила прозвище «седьмой», так как она стала седьмым каменным зданием на Вагонке: остальные строения были либо бараками, либо брусковыми домами. В горздравотделе Нижнего Тагила медучреждению присвоили № 1, и с тех пор во всех официальных документах оно значится, как 1-я городская больница. 


1-я городская больница (фото неизв. авт., 1971 г. / фрагмент ориг. изображения)
(https://tagil-press.ru/wp-content/gallery/tagil-nasha-vagonka/85.jpg)

Хотя госпитализировали в 1-ю городскую жителей из любого района Нижнего Тагила, до 1994 года больница оставалась ведомственной, и относилась к медико-санитарной части «Уралвагонзавода». Предприятие же полностью финансировало больницу: зарплаты, квартиры для специалистов, закупка медицинского оборудования, лекарств и перевязочного материала, ремонт самого здания.

Первые 20 – 25 лет серьёзных опасений состояние здания не вызывало. Построенное по довоенным нормативам, оно очень долго не доставляло хлопот специалистам отдела капитального строительства УВЗ. Но в 50-х у здания начались проблемы с кровлей. На плоской крыше, которая была огорожена декоративным бордюром, надолго задерживалась вода, кровельный лист ржавел, разрушался, и влага проникала в помещения. Полностью перестелить крышу не представлялось возможным – для этого нужно было перевести куда-то больных с последних двух этажей, а перевести было некуда. Поэтому первое время крышу латали по мере появления протечек. Затем на проблему обратил внимание Иван Васильевич Окунев, и за кровлю больницы взялись всерьёз: на крышу отрядили бригаду строителей, подняли подсобку, инструменты и оборудование для капитального ремонта, и за три-четыре месяца вопрос был снят. 

Само здание 1-й городской практически сразу стало визитной карточкой Вагонки, и долгое время оставалось ею. Его изображение появлялось буквально в каждой книге о Нижнем Тагиле, в каждом наборе открыток. 


(фото неизв. авт. / скан из книги «Нижний Тагил», Средне-Уральское книжное изд. 1977 г. / фрагмент ориг. изображения)
(https://tagil-press.ru/wp-content/gallery/tagil-nasha-vagonka/117.jpg)

В 60-х годах в 1-й городской больнице стал ощущаться дефицит койко-мест, что было ожидаемо – после Великой Отечественной войны население Дзержинского района существенно выросло. Району нужно было расширять больничные площади. В здании начались перепланировки и реконструкции. 

Часть служб перенесли в другие здания – молочную кухню, травматологию, кардиологию. Но скоро стало понятно, что всё это полумеры, и завод начал планировать постройку нового здания больницы. Появилось оно в ноябре 1983 года. Старое здание 1-й городской продолжало принимать пациентов, хотя площади, которые занимали кабинеты врачей, постепенно сокращались. После 1995 года старое здание больницы стало медленно приходить в упадок. Нельзя сказать, что за ним совсем не следили, но ремонты были, в основном, косметические или аварийные. К 2015 году из 6500 квадратных метров общей площади здания эксплуатировалось только около 1,5 тысяч.

Несмотря на то, что, по мнению специалистов, здание является ярким образцом конструктивизма 20 – 30-х годов ХХ века, в реестре объектов культурного наследия Свердловской области «седьмой каменной» нет. Никто не вносил здание и в перечень памятников архитектуры, составление которого происходило в 1982–1986 годах. И, к сожалению, в настоящее время никто не собирается поднимать вопрос о признании 1-й городской больницы объектом культурного наследия, хотя архитектура здания уникальна – других зданий этого проекта просто не существует.

(с) 2022. Дмитрий Кужильный, эксклюзивно для АН «Между строк»