Тагильские заброшки. История возрождения Свято-Троицкой церкви

Тагильские заброшки. История возрождения Свято-Троицкой церкви

Сегодня, глядя на сияющие на солнце купола Свято-Троицкой церкви, очень трудно представить, что всего 30 лет назад храм представлял собой классическую заброшку: выбитые окна, кучи мусора, осыпающаяся со стен штукатурка, запустение и уныние. Церковь, построенная ради примирения верующих, медленно разрушалась, умирая на глазах жителей Нижнего Тагила. О тех печальных временах сегодня и пойдёт речь в новом выпуске нашего проекта.  


Свято-Троицкая церковь в 1991 году (фото неизв. автора / фрагмент ориг. изображения)
(https://tagil-press.ru/wp-content/gallery/fototagil-1960-1990-gody/276-Svjato-Troickaja-cerkov-nakanune-peredachi-ejo-Ekaterinburgskoj-eparhii-1991-g.jpg)

История Свято-Троицкой церкви началась после того, как Рудянская старообрядческая часовня была обращена в единоверческий храм. В 1849 году на средства, выделенные Демидовыми, для Свято-Троицкой церкви у московских мастеров был заказан большой колокол весом более 700 пудов, и в скором времени рядом с новообращённой часовней началось строительство четырёхъярусной колокольни по образцу известной колокольни Ивана Великого в Москве. Но в марте 1872 года «в новом оплоте единоверия», как называли церковь в Пермской епархии, случился пожар. И хотя ризница, иконы и колокола остались целы, здание пострадало так сильно, что было решено его не восстанавливать и построить новый храм. В июле 1877 года произошла его закладка, и 10 ноября 1885 года главный престол церкви был освящён в честь Святой Троицы. Ещё два престола были освящены в мае 1886-го и в сентябре 1887 года. В 1894 году все три престола были заменены новыми, и с тех пор храм оставался без изменения. 


Фрагменты ориг. изобр.: https://tagil-press.ru/wp-content/gallery/fototagil-1960-1990-god
/ https://yandex.ru/maps/11168/nizhniy-tagil

В верхних ярусах иконостаса церкви были размещены иконы, взятые из бывших раскольнических часовен. В церковной библиотеке был выделен стеллаж для старопечатных книг, которые прежде хранились в старообрядческих «моленных». В приход Свято-Троицкой церкви были отнесены три часовни — все бывшие старообрядческие. При храме организовали сиротский приют и церковно-приходскую школу, которые существовали на деньги Демидовых: набожной Елены Трубецкой (второй жены Павла Павловича) и Софьи Илларионовны Воронцовой-Дашковой (супруги Елима Павловича Демидова). 


Учащиеся церковно-приходской школы при Свято-Троицкой церкви (фото неизв. авт. начала 1901 г.)
(фрагмент ориг. изображения / общ. достояние / https://tagil-press.ru/wp-content/gallery/dorevoljucionnyj-tagil)


Интерьер Никольского придела Свято-Троицкой церкви (фото неизв. авт. конца XIX в. / фрагмент ориг. изображения / общ. достояние)
(http://тагилтроица.рф/default/fast_download/page_images.image_big.9dc8b18c535a0db0.d098d0bdd182d0b5d180d18cd0b5d1805fd0a4d0bed182d0be5fd0bad0bed0bd2e5f5849585fd0b22e2e4a5047.JPG)

Почти половина доходов церкви состояла из пожертвований купцов-старообрядцев, принявших единоверие. Поначалу прихожан было немного, но к 1901 году число их выросло почти до 9 тысяч — 4255 лиц мужского пола и 4702 лица женского пола. После того как в 1895 году появилась Висимо-Уткинская узкоколейная железная дорога и её конечная станция Узловая, церковь стала популярна у единоверцев Черноисточинского, Висимо-Шайтанского, Висимо-Уткинского заводов. Появление Свято-Троицкой единоверческой церкви способствовало и усилению перехода старообрядцев в единоверие, что не раз отмечали представители церкви самых разных уровней.

После Октябрьской революции ничего особенного не произошло. Храм продолжал проводить службы, своим чередом проводились церковные праздники, устраивались крестные ходы. Но в середине 1930-х, когда руководство страны встало на рельсы «воинствующего атеизма», на церковь начались нападки. Сначала запретили колокольный звон и максимально усложнили процедуру получения разрешения на проведение крестных ходов. Затем в газетах стали появляться статьи и письма граждан, призывающие к полному прекращению служб в церквях. Травля продолжалась два года, и в 1936 году Свято-Троицкую церковь закрыли. С её куполов сняли кресты, с колокольни сбросили колокола, разорили и разрушили иконостас, зачем-то сбили роспись со стен. 

Здание «пошло по рукам»: его в разные годы приспосабливали то под склад стройматериалов, то сдавали в аренду артелям, то устраивали в нём ремонтные мастерские. В 1959 году власти города решили снести бывший храм. На картах города того времени его перестали как-либо отмечать — первый признак того, что строение готовится к сносу. Сначала попробовали разбить стены бабой, но сделать это не удалось: удары десятитонным шаром даже не привели к появлению трещин в кладке. Тогда решили взорвать бывшую церковь. 

В начале 1960-го председатель горисполкома Владимир Наливай пригласил к себе управляющего Высокогорским рудоуправлением Сергея Ивановича Николаева и попросил его помочь с взрывом храма.

— У тебя, Сергей Иванович, хорошие взрывники. Надо взорвать церковь. Подбери бригаду, назначь дату и приступай. 

 — Нельзя здесь взрывать, Владимир Кириллович. Геологическая обстановка не позволяет. А если половина Ключей под землю уйдёт? — возразил Николаев. 

 — Надо, Сергей Иванович. Вопрос политический и «наверху» согласован, указывая пальцем вверх, уговаривал председатель горисполкома.

 — А если я помру, меня в рай не пустят. Скажут: взорвал храм — давай, шагай в ад, к чертям. Ты, Владимир Кириллович, лучше отдай мне эту церковь под гараж.

 — Да ты что? С меня за такое в обкоме партии голову снимут.

 — А у меня каждый день по 20 машин в карьере работают, и они часто ломаются. А что такое сломанная машина? Это простои, это срыв плана. Не выполнит управление план, с тебя тоже голову снимут.

Что-что, а убеждать Николаев умел. И спустя некоторое время здание Свято-Троицкой церкви передали на баланс Высокогорского рудоуправления. Рассказывают, что Николаев, оказываясь по служебным делам в разорённом храме, подолгу осматривал его снаружи и изнутри, восхищался красотой сооружения и мечтал отреставрировать церковь. За зданием начали следить: настелили полы, покрасили снаружи и побелили внутри, застеклили окна, провели отопление. 


Сергей Иванович Николаев (фото неизв. авт. из архива семьи Николаевых / фрагмент ориг. изображения)
(http://historyntagil.ru/zavod/images/112.jpg)

После того как С. И. Николаев вышел на заслуженный отдых, Высокогорское рудоуправление практически перестало пользоваться зданием храма. Впервые о возвращении церкви верующим заговорили в 1988-м, но передача храма Екатеринбургской епархии состоялась только в 1991 году. На момент передачи здание выглядело классической заброшкой. 

Первым настоятелем Свято-Троицкой церкви был назначен отец Александр Хорунжий, который служил до этого в церкви во имя святого Александра Невского. При отце Александре и началось восстановление здания храма. Священник на стареньком «Москвиче» ездил по заводам города, договариваясь о покупке нужных материалов или о безвозмездной помощи.

Несмотря на плачевное состояние церкви, в Свято-Троицкую стали приходить люди. Кто-то шёл помолиться, кто-то предложить свою помощь. В 1992-м была предпринята попытка воссоздания храмовой росписи. Студенты ремесленного училища написали четырёх Евангелистов в парусах, Херувимов в своде алтаря, орнаменты. Год 1993-й был отмечен двумя значительными событиями: демонтажем старых куполов и установкой колоколов, которые отлили на Нижнетагильском металлургическом комбинате. 

Постепенно храм отстроили. Теперь, как отмечают многие тагильчане и гости города, Свято-Троицкая церковь является самой красивой, ухоженной и уютной среди всех церквей Нижнего Тагила. 19 марта 2012 года храм, бывший на тот момент архиерейским подворьем, утверждён в статусе кафедрального собора.


Фото неизв. авт., из архивов Нижнетагильской епархии/ фрагмент ориг. изображения)
(https://tagileparhiya.ru/wp-content/uploads/2018/08/20180828174836_img_4749-e1582626616718.jpg

(с) 2022. Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»

Архивные фото с сайта http://тагилтроица.рф.