Тагил торговый: какое влияние купцы оказали на жизнь заводского посёлка (часть II)

Аватар пользователя Дмитрий Кужильный
Тагил торговый: какое влияние купцы оказали на жизнь заводского посёлка (часть II)

Продолжая рассказ о тагильских торговцах, скажем, что часть местного купечества составляли иногородние предприниматели, которые перебирались в наши края в поисках новых рынков сбыта. Например, торговец мукой и хлебом Ефим Пермяков сколотил немалый капитал в Перми, но развиваться бизнесу не давали конкуренты. Купчина перебрался в Горнозаводской округ, открыл свои представительства в Невьянске, Кушве, Нижнем Тагиле, ряде других населённых пунктов. В Нижнетагильском посёлке имел широкую сеть лавок, складов, торговал в розницу и оптом. На его деньги на Александровской площади была выстроена часовня, позже отнесённая к приходу Входо-Иерусалимского собора.

Заходили в Нижнетагильский завод и более известные персоны торгового мира Урала. В 1869 году бывший коммерции советник Альфонс Поклевский-Козелл купил по дешёвке в Талице убыточный винокуренный заводик, и уже через 5–6 лет конторы «Торгового дома А. Ф. Поклевский-Козелл и сыновья» открылись почти во всех крупных городах и заводских посёлках Урала. В Нижнетагильском посёлке Поклевские развернули торговлю алкоголем, строительными и отделочными материалами. В 1890 году, после смерти главы семейства, делами стали заправлять его сыновья Иван, Викентий и Станислав.


Братья Поклевские (фото неизв. авторов, 1905–1912 гг. / фрагменты ориг. изображений / общ. достояние)

Имея свободный оборотный капитал в полмиллиона рублей и ещё недвижимость и имущество на полтора миллиона, Поклевские успешно конкурировали с прижимистыми кержацкими купцами до тех пор, пока в Нижнем Тагиле не появились другие уральские «миллионщики» — Злоказовы.

Торговый дом Злоказовых (впоследствии несколько раз менявший название) был основан в 1882 году купцом 1-й гильдии Петром 3локазовым и его братьями Николаем и Фёдором. До 1861 года Злоказовы числились рабочими на Каслинском заводе, хотя к тому времени ни Пётр, ни два других брата там уже не работали, а занимались торгово-закупочной деятельностью и подрядами. После выхода Устава от 4 июля 1861 года «О питейном сборе» братья сориентировались в ситуации и вложили средства в виноторговлю. Обладая суммарным стартовым капиталом почти в 90 тысяч рублей, Злоказовы развернули торговлю спиртным в Екатеринбурге, Златоусте, Каслях, Перми, Тобольске, Томске, Тюмени, Омске и даже Иркутске. Также Злоказовы начали вкладывать деньги в другие производства: железа, химии, речные перевозки. Коммерция шла так успешно, что к 1909 году всё имущество Злоказовых оценивалось уже в 9,5 млн рублей. 

В Нижнетагильском посёлке Злоказовы выкупили несколько складских помещений, в том числе здание бывшей метеорологической обсерватории, а также два дома: бывший дом управляющего Любимова и дом купца Голованова на улице Шамина. Курировал торговлю в Нижнем Тагиле сын Фёдора Злоказова — Николай.


Николай Фёдорович Злоказов с женой (фото неизв. автора, 1912-1914 гг. / общ. достояние)

Впрочем, ни Поклевские, ни Злоказовы не пользовались популярностью у тагильских обывателей. Не жаловали их и тагильские купцы: «чужаки» хоть и не сторонились местной бизнес-элиты, но почти не принимали участия в общественной жизни заводского посёлка.

Из тагильских купцов «второй руки» история сохранила для нас имена некоторых. Василий и Кузьма Коноваловы, Семён Попов были известными торговцами мукой в розницу и малым оптом. Эти купцы, да ещё братья Лебедевы особо рьяно следили за качеством продаваемого товара и пересортицей. В их лавках всегда имелась в наличии мука основных сортов: крупчатка, первач, крестьянская, пеклеванная, первый и второй сорт от разных производителей.

Андрей Гаврилович Ушков (внук знаменитого гидротехника) занимался помолом зерна, торговал мукой, крупами, фуражом, а также держал две пекарни, где выпекали хлеб и знаменитые некогда «ушковские» подовые пряники. К слову, мельниц в Нижнетагильском посёлке было немного. Так, мельница Ушкова стояла на речке Вые. Андрей Гаврилович не только молол рожь и пшеницу на муку, но также изготавливал крупы и комбикорм. Другая водяная мельница находилась в районе Горбунова и принадлежала предпринимателю Мурину. В посёлке работали две паровые мельницы простого помола, которые принадлежали купцам Уткину и Селиванову. Мельничный бизнес был весьма доходным, так как у многих тагильских жителей имелись (в собственности или в аренде) участки земли под пашню, где сеяли и выращивали рожь, пшеницу, овёс и ячмень.

Пекарен в Нижнетагильском посёлке было немного. Хлеб в те времена в основном пекли дома, и «подняться» на торговле готовым хлебом было невозможно. Впрочем, проблемы купить готовый хлеб в посёлке не существовало. Свои небольшие пекарни имели все купцы, державшие магазины продовольственных товаров, мельники и кондитеры.

Специализированных кондитерских в Нижнем Тагиле было две. Одну из них в собственном доме на улице Шамина держал немец Пауль Мецгер. Кондитерская Мецгера славилась недорогой, но в высшей степени вкусной выпечкой и широким ассортиментом. Трёх- и пятикопеечные сайки, а также сладкие ароматные булочки стоимостью в одну копейку любили, наверное, все тагильчане. Не меньшей популярностью пользовались трёхкопеечные пирожные, которые пекли в этой кондитерской. Кроме кондитерской, Пауль Мецгер держал ещё колбасный цех, где производили колбасы разных сортов, сосиски и окорока. 


Цех (на переднем плане) и дом Пауля Мецгера (фото: А. Ф. Кожевников, 1961 г. / фрагмент ориг. изображения)
(https://wp.tagil-press.ru//wp-content/gallery/d0bed0b4d0bdd0b0//20-Pereulok-Sibirskij-v-storonu-ul.-K.-Marksa.-Foto-A.F.Kozhevnikova-07.11.1961-g.jpg)

Вторая кондитерская в Тагиле принадлежала Арнольду Андрэ (Андрею Ивановичу Арнольду, сыну военного медика). Его магазин находился на Александровской улице. Тут же была устроена и пекарня. Ассортимент изделий был тоже широк, но попроще, чем у Мецгера. Зато у Арнольда всегда в продаже был свежий хлеб пяти или шести сортов и богатый выбор домашней выпечки по весьма привлекательным ценам. Ещё одной «фишкой» Арнольда Андрэ было небольшое кафе при магазине, где можно было посидеть за чашкой чая, кофе или горячего шоколада, отведать свежих пирожных и выпечки.

Хорошую прибыль приносила торговля мясом. Самыми преуспевающими продавцами мяса были тагильские купцы-оптовики Фомичёвы и Шибневы. Братья Фомичёвы и конкуренты — купцы Куликовы — закупали скот в Оренбургской, Омской и Тюменской губерниях и гнали табуны в Тагил, где и производили забой. Григорий Кириллович и Яков Кириллович Шибневы разводили скот на местах. Они имели обширные пастбища на реке Кушве и на «шибневской заимке» (ныне — посёлок Зональный). Баранину закупали в Оренбургских степях и привозили уже обработанными тушами. А вот свинина спросом у тагильчан не пользовалась, её разводили преимущественно в личных хозяйствах. Несмотря на относительную дороговизну мяса, им торговали круглый год практически везде: в купеческих магазинах, лавках мелких торговцев, на рынках. Цены на мясо купцы держали, ориентируясь на самые разные слои населения.

Среди продавцов бакалейных товаров выделялись купцы Арсений и Артамон Лошкаревы, Андрей Капустин, братья Ляпцевы. Они торговали сахаром, солью, пряностями, крупами, спичками и свечами, а также прохладительными напитками и табачными изделиями. В бакалейных магазинах состоятельных купцов часто продавались и москательные товары: олифа, краски, керосин и т. п. Для таких товаров выделялся специальный отдел, иногда с отдельным входом.

Особняком от продавцов продуктов питания и непродовольственных товаров стоял аптекарский магазин Андрея Никифоровича Лохтина, дальнего родственника известного петербургского врача. Был ли врачом наш Лохтин — неизвестно, зато известно, что он был дипломированным провизором. Аптека Лохтина располагалась на улице Шамина и долгое время находилась в деревянном доме. Только в 1915-м аптекарю удалось закончить строительство двухэтажного каменного дома, на первом этаже которого была аптека, а на втором жил сам провизор с семьёй. Кроме лекарственных препаратов, в аптеке можно было купить предметы личной гигиены, натуральные минеральные воды из Тифлиса, Пятигорска и Кисловодска. В аптеке продавались и медицинские инструменты.


Аптека Лохтина (фото неизв. автора, 1915 г. / фрагмент ориг. изображения / общ достояние)
(https://wp.tagil-press.ru//wp-content/gallery/dorevoljucionnyj-tagil//Ulica-Shamina.-Dom-provizora-Lohtina.-foto-1900h-g-Zdanie-javljaetsja-pamjatnikom-arhitektury-19-go-veka.-Ul.-K-Marksa.-dom-sohranilsja-do-sih-por.-V-sovetskie-vremena-zdes-byla-sanjepi.jpg)

Наряду с купцами-оптовиками и купцами «средней руки» торговую картину Нижнетагильского завода дополняло множество мелких торговцев, магазинчики и лавки которых были разбросаны по всему посёлку. Помимо продуктов питания и бакалеи, торговали в Нижнем Тагиле и другими необходимыми в повседневной жизни товарами: одеждой и обувью, посудой и игрушками, галантереей и книгами, сельскохозяйственными инструментами и скобяными изделиями.

Самым известным торговцем обувью в посёлке считался Николай Ведерников. Начинали Ведерниковы с маленькой сапожной мастерской, где чинили обувь горщиков и рабочих, шили сапоги и туфли. Со временем заработали немного денег, открыли лавку, начали торговать не только своей обувью, но и изделиями сапожников из окрестных деревень: Черноисточинска, Лаи, Кушвы. Затем начали брать товар на реализацию у купцов из Екатеринбурга и Тюмени, завозить обувь из Москвы и Петербурга. На рубеже двух столетий Ведерниковы имели в Нижнем Тагиле и свой магазин, и большую мастерскую по пошиву обуви, и несколько лавок в других городах, в том числе в Екатеринбурге и Туринске.

Обувью торговал и Михаил Мозгунов. Хотя обувь была не единственным товаром в его большом богатом магазине. Специализацией Мозгунова были самые разнообразные головные уборы, зонты, валяная обувь и галантерея. Валяную и суконную обувь Михаил Михайлович завозил из Барнаула, где проживал его брат Иван Михайлович, имевший своё производство. Мозгуновы происходили из бывших демидовских крепостных, «трудами и усердием» выбившихся из разнорабочих сначала в мастеровые, а затем и в приказчики. Михаил Мозгунов был одним из первых «авторизованных дилеров» продукции завода Товарищества российско-американской резиновой мануфактуры (ТРАРМ) «Треугольник» на Урале. Также купец Мозгунов был известен как заядлый охотник и один из учредителей Нижнетагильского общества любителей охоты.

Другим заядлым охотником в посёлке считался «галантерейщик» Константин Рыбаков, магазин которого находился рядом с магазином Мозгунова. Помимо собственно галантерейных товаров, Рыбаков торговал «изящными предметами»: настольными фарфоровыми статуэтками, зеркалами в дорогой серебряной оправе, другими безделушками, а также охотничьим оружием, патронами к нему и рыболовными снастями.


Реклама магазина К. Рыбакова, 1916 г. (фото неизв. автора / общ. достояние)

Надо сказать, что приезжим количество галантерейных магазинов могло показаться избыточным для рабочего посёлка. Только в центральной части Нижнего Тагила находился десяток торговых точек, где продавали галантерею. Титовы, Овчинниковы, Балыковы, Ярославцевы, Всехвальные, Гущины — вот далеко не полный перечень тагильских купцов, предлагавших населению и гостям посёлка галантерейные товары.

Скобяными изделиями, инструментами и сельскохозяйственными орудиями торговали крупные кустари, такие как Федоровский, братья Китаевы, Головановы, Серебряков и некоторые другие. В их лавках и базарных лабазах можно было купить лопаты, топоры, гвозди, печное литьё и арматуру, изделия из кровельного железа, медную и железную посуду, различные мелочи, необходимые в хозяйстве. Эти товары пользовались постоянным спросом, что позволяло не только увеличивать производство и расширять ассортимент, но и богатеть самим кустарям.

Многие гости Нижнетагильского завода в своих воспоминаниях отмечали, что рабочий посёлок производит двойственное впечатление. С одной стороны, «провинциальная уральская глушь», а с другой — «населённый пункт с роскошными городскими домами и прекрасным выбором товаров».

В действительности в ту пору в магазинах Нижнетагильского завода можно было обнаружить в продаже множество товаров известных столичных производителей, а также импорта. Особенно много завозилось бакалеи и кондитерских изделий: чай, печенье, кофе, шоколад, табак.

Сразу несколько тагильских купцов предлагали обывателю швейные машинки «Зингер», а также всё для шитья: сантиметры, ножницы, резцы для кройки, иглы всех номеров, напёрстки, нитки цветные и чёрно-белые, пяльцы для вышивки, перочинные ножи импортного производства. 

Наш рассказ о положении с коммерцией в Нижнетагильском посёлке второй половины XIX — начале ХХ века был бы неполным, если не вспомнить ещё одну категорию торговцев: мелких лавочников и продавцов розничного товара, занимавшихся перепродажей продуктов питания, бакалеи, изделий кустарного промысла на рабочих окраинах Нижнего Тагила и в ближайших сёлах.

В народе их иронически называли «новы торговцы — стары нищие». Торговали они, как правило,

в розницу или мелким оптом самым необходимым товаром: мукой, крупами, сахаром, керосином, спичками, папиросами, нитками, скобяными изделиями. Не гнушались и перепродажей краденого, а также вещей, бывших в употреблении, но ещё способных послужить какой-то срок.

Прибыль с такой торговли была небольшая, а сами «купцы» зачастую ещё и работали где-нибудь, доверив место за прилавком своим домашним. Процветала такая торговля благодаря тому, что подавляющее большинство жителей рабочих окраин имели низкий заработок и запасов не делали, покупая необходимое только на каждый день, «на сегодня»: на копейку — муки, на копейку — керосина, на копейку — соли, на две копейки — махорки.

______________

По материалам:

1. Б. Телков. Тагильский Криуль. Екатеринбург: УМЦ УПИ, 2004 (16+).

2. С. Пудовкин. Мой Тагил: исторические очерки. Т. 3: Город мастеров. Н. Тагил: «ДиАл», 2016 (16+).

3. Нижнетагильский музей-заповедник (под ред. Л. Золотарёвой). ИБ №1552. Ср.-Уральское книжное изд-во, 1988 (14+).

4. ГАПО. Ф. 111. Оп. 2. Д. 199. Л. 28. 

5. Пермские губернские ведомости, 1881. № 75, 19. IX.

6. И. Орлов. Вспоминая торговлю в Нижнем Тагиле // Литературно-краеведческий альманах «Уральская старина», вып. 1. Екатеринбург: «Архитектон», 1994.

7. И. Коверда. Анна Андреевна Шестакова // «Тагильский рабочий», № 154 от 15.08.97.

8. Нижний Тагил — Свердловск. Ср.-Ур. кн. изд., 1977.