«Обращайтесь к Махе и Петровичу». Кто помогает Нижнему Тагилу после урагана не по службе, а от души

«Обращайтесь к Махе и Петровичу». Кто помогает Нижнему Тагилу после урагана не по службе, а от души

С субботы прошло уже несколько дней. МЧС, коммунальщики и подряженные мэрией организации пытаются справиться с гигантскими завалами деревьев во дворах, на площадках садиков и школ. 50-летний Владимир из бригады Нижнетагильских тепловых сетей, которые мэрия попросила привести в порядок территорию школы-интерната на улице Пархоменко, прочитал мне целую лекцию на счёт всего происходящего. Если тезисно: люди пошли не те, людям плевать на собственный город, люди помочь не хотят, да и не могут, особенно молодёжь – хочет только тусоваться, такое нынче время, а вот при СССР бы…   

Это было днём, а вечером я передвигался по городу с ребятами от 19 до 30 лет, которые расчищали заваленные деревьями дороги. Никакого спецоборудования вроде подъёмных кранов, только две бензопилы, топоры и пара десятков рук. Техника безопасности? Парни садились друг другу на плечи, чтобы спилить слишком высокую ветку. Один рубанул себя по ноге топором. Второй красовался ссадиной на руке, которую получил после падения со срубов. Третий пилил деревья, пока его жена неподалёку катала коляску с парой их семимесячных близнецов. В 22:55 младенцы спали под раскат бензопилы. Это не похоже на рабочий отряд. Ребята просто пытаются сделать что-то полезное, а результатом стала ликвидация трёх опасных зон на Смычке и Старой Гальянке. Есть и такая молодёжь, и не в СССР.

«Мы все из тагильской “Смотры” (филиал всероссийского сообщества автовладельцев. – Прим. ред.) – говорит Марк Ушаков. – Вечером, когда по городу ураган прошёл, кто где был. Я на работе, в автосервисе по Садовой. Даже слышал, как в доме на Ленина крышу разворотило. У нас тут тоже трясло, но ничего серьёзного не случилось. Когда всё кончилось, естественно, сначала с родственниками связался: “Кто, как, где? Не пострадали ли? Нужна ли помощь?” Потом в конференции в “ВК” с ребятами списались, что там у кого в районах творится. Все рассказывали о том, что повсюду дороги завалило деревьями, проехать невозможно, по тротуарам пройти – тоже. Пока всё это обсуждали, решили выехать и своими глазами всё увидеть. Думали, если что сможем, надо помочь в уборке города. Основная масса здесь собралась. Бензопилы из мастерской прихватили и просто поехали на машинах по городу. Остальные по ходу присоединялись. Человек тридцать, наверное, в итоге собралось. По пути убирали завалы. Дотемна ездили. Подсвечивали фарами. Пару раз полиция подъезжала, спрашивала, чем мы занимаемся. Мы им объясняли, что вот, проезды расчищаем, и предлагали присоединиться. Они такие: “У нас сейчас много другой работы. А вы молодцы”».

Ребята из «Смотры» встретились и 4 июня. 5 июня, в понедельник, договорились начать вечером после работы. Народу стало уже меньше, пять человек.

«А мы никого особо не затягиваем, – говорит глава тагильского филиала “Смотры” Даниил Окань. – Кинули клич в соцсетях, есть ли у кого желание помочь родному городу. Это же добровольческая акция. Кто хочет и может помочь, присоединяйтесь. Нет так нет. Ну а если всерьёз об этом говорить, то да, как-то пассивно народ отреагировал на произошедшее. Как будто никому ничего не надо. Мало того, некоторые ещё возмущаются. Возле одного дома деревья растаскивали, местные пацаны стоят, пялятся и ворчат вроде того, что мы им машины можем помять. Убери машину, если так волнуешься. Возле другой общаги молодые парни тоже что-то поглядывали на нас, спрашивают: “Чё делаете?” Я говорю: “Городу нормальный вид возвращаем, подключайтесь”. Те жалуются, что у них перчаток нет. Мы им выдали перчатки. Вроде нормально начали вместе с нами таскать, а потом как-то незаметно отцепились. Во “ВКонтакте” тоже народ сначала вроде откликался. Спрашивали, куда подъехать. Потом перезванивали: “У нас подъехать не получится. Может, мы вам бензина выдадим”. Мы: “Давайте”. Они: “Только надо подъехать туда-то и туда-то”. Ну мы и отказались. Как-то глупо ради бензина жечь бензин, чтобы туда доехать. Так что чаще на объявление о помощи откликаются те, кому эта помощь самому нужна».  

6 июня попросили о помощи жители частного дома на улице Коммуны. Дерево упало на газовую трубу. Хозяйка жаловалась, что четыре дня обращалась во все службы.

«Дерево в любой момент может рухнуть и провода оборвать. Звоню по горячей линии, мне отвечают, что сейчас работают по другим участкам, но заявка принята. Звоню электрикам, приезжают и говорят, что деревья снимать это не их работа. И со всеми так же, я уж Путину собралась писать».

Как только ребята устранили проблему, приехали коммунальщики.

«Щас они начальству ещё скажут, что сами всё сделали, говорит ещё один “смотровец” Иван Жорник. – Мы в первый вечер тоже коммунальщиков встречали: они стоят, на завалы смотрят, руки в бока. Надо же команды дождаться».

«Смотровцы» признают, что таких казусов удалось бы избежать при отлаженном взаимодействии с МЧС и коммунальщиками. Но ребятам проще действовать самостоятельно, чем пытаться встроиться в работу официальных ведомств: у тех есть правила, «в которых пока разберёшься, люди устанут ждать помощи». Некоторые по этой причине даже отказываются от услуг волонтёров. Так, директор школы-интерната поблагодарила ребят из «Смотры» за предложение разгрести завалы на территории, но объяснила, что сначала ей необходимо зафиксировать нанесённый ураганом ущерб.

«Да ладно, на службе ж действительно не могут без решения начальства действовать, это ж служба, – говорит Роман Шибалов, который работает проводником на РЖД. – Нам в этом плане попроще. Ещё и весело».

Чтобы доказать, как это весело, Шибалов показывает ссадину на руке. Роман упал на деревья, когда они разбирали завалы вокруг танка возле музея-заповедника.

С Гальянки вояж отправился на Смычку. По дороге захватили ещё одну машину с добровольцами. На месте – повисшие на проводах деревья метров 17 высотой.

«Это оптоволоконные кабели, такие до 400 килограммов выдерживают, – объяснил Окань, который работает монтажником у интернет-провайдера. – Надо очень сильно постараться, чтобы их оборвать».

Одно за другим, деревья за час были свалены. Правда, один участник – Никита – пострадал: пока рубил сваленное дерево на куски, задел ногу. На месте замотали бинтами из автоаптечки, и Марк повёз пострадавшего в травмпункт. Остальные продолжили работу. Пока валили деревья, на дороге дежурила Карина Ушакова: преграждала путь водителям, чтобы на их машины ничего не упало.

«Мы так всегда и ездим: я, Марк и дети, – рассказала Карина, покачивая коляску с детьми. – Чего им дома сидеть или мне одной с ними. Они маленькие, из коляски вылезти не пытаются, под ногами не путаются, никому не помешают. Зато вместе все».

Когда участок был расчищен, прошлись по району. Просто лежащие на газоне деревья никого не волновали, только если они создавали препятствие на дороге. Заодно Карина смотрела заявки в соцсетях. Там пользователи сообщили о заваленном тротуаре на улице Балакинской.

К этому времени уехать пришлось ещё троим «смотровцам». Так за вечер бензопилы и канистры с бензином перекочевали в багажник уже третьей машины. На последней точке трудились всего четыре человека, позже вернулись Марк с Никитой. Последний работать, разумеется, не мог – скакал возле машин на одной ноге. Работы было много, а людей – мало. Это даже меня вынудило подключиться к уборке. Я изначально просто собирал материал для репортажа и не планировал вмешиваться в ход событий. Но рядом с такой командой мои журналистские принципы выглядели бы как отмазка лентяя.

Оставалось полчаса до 23:00, Ушакову за это время нужно было распилить крупный тополь, перегородивший тротуар. После одиннадцати шуметь было бы незаконно, и так уже одна местная жительница пожаловалась, ещё и возмутилась, что парни ветки и брёвна складывают вдоль дороги, а увозить не собираются.

«Была бы машина подходящая, и брёвна бы увезли, – говорит Даниил Окань. – А так хотя бы не мешают никому. И коммунальщикам легче будет, останется только погрузить мусор в грузовик».

Без пяти минут одиннадцать, когда Марк покончил с тополем. Его дети всё это время спали неподалёку под рёв бензопилы ЗиД, которую парни прозвали Махой. Ей пользоваться умеет только Ушаков. Маха, говорят парни, верна только ему. Partner p350s, что поменьше, нарекли Петровичем. Пока его и Маху погружают в багажник, ребята обсуждают планы на следующий день: у кого намечена поездка в другой город, у кого работа, у кого учёба. В итоге решают: у кого будет возможность, снова выедет помогать жителям Нижнего Тагила.

«На бензин для пил за четыре дня мы в общей сложности потратили, может, около полутора тысяч рублей, – говорит Окань. – Ну, это ещё и для машин. Деньги мы и не считали даже, по ходу дела просто тратили. Тут какие-то сметы не очень уместно вести. Мы, по сути, просто гуляем компанией, просто у этой тусовки ещё и полезная цель есть».

Агентство новостей «Между строк»