Когда драгоценные камни превращаются в пыль…

Когда драгоценные камни превращаются в пыль…

Нижний Тагил богатместорождениями мрамора, малахита, демантоида и других редких минералов. Притаком многообразии у нас есть все шансы, чтобы стать первыми на мировом рынкецветного камня, но, увы, этого не происходит. Сегодня делается все для того,чтобы русский камень в России не обрабатывался. Центром камнерезного искусстваявляется Китай, там в этой отрасли работают более миллиона человек, тогда какна Урале нет даже ста. В нашем городе, вообще, все держится накамнерезах-энтузиастах, которых можно пересчитать по пальцам. Отчего же молодыехудожники, находясь в окружении камня, не торопятся связываться с этимприродным материалом?

В поисках ответа на этот вопроскорреспондент Агентства новостей «Между строк» отправился в музей-завод им.Куйбышева, в камнерезную мастерскую, куда совсем недавно, вместе со своейкомандой, переехал Сергей Бусыгин - заслуженный деятель камнерезного искусства.
С раннего детства у Сергеяпроснулась любовь к камню, с тех, пор она не оставляет его ни на минуту.

- Чтобы узнать камень лучше, я даже работал в геологии, о чем  ни на секунду не пожалел. Когда ты знаешь оминерале  все, ты начинаешь его любить иуважать. Я работал в Санкт-Петербурге и в Екатеринбурге, как бы тяжело неприходилось, я ни дня не работал не по специальности. Профессию не предавалникогда. А было всякое, переезды из одной мастерской в другую… - признаетсямастер. 
В новой мастерской пока царитнеразбериха и некий сумбур. Кругом камни, станки – все по-рабочему.
- Не обращайте внимания, мы еще только обустраиваемся – поясняетБусыгин. - Давно пытались купить хотькакое-то помещение, невозможно. Хорошо, что попали сюда.  Здесь всегда была камнерезка, онапринадлежала НТМК. Когда мастерская будет иметь должный вид,  можно будет водить экскурсии. Было бы оченьинтересно. Для музея-завода только плюс.

- А почему такие проблемы срабочим местом?
- Мне, как члену Союза художников, положена мастерская. Раньше мыработали на улице Уральской, вдруг отключили тепло, воду и свет. Говорят: «Вот,теперь работайте». Два года мы трудились в таких нечеловеческих условиях. Потомприютил Александр Николаевич Бурмистров - руководитель тагильского литья,пустил нас в свободный гараж. В этом гараже мы жили десять лет. Там нет ниокон, ни дверей. Летом невозможно дышать, зимой вода замерзает на полу. Ноработали.

- Держались на одном энтузиазме?
- В Тагиле происходит  такаястрашная вещь – у нас нет преемственности поколений.  Приходится самим спасать искусство. Самоеобидное, что интерес- то к камню есть. Учебные заведения, в которых готовят мастеров – тоже есть, но… Молодежьпонимает, что камнерезным искусством в нашем городе нельзя  заработать себе на жизнь. Раньше у нас быливеликие учителя, которые выращивали великих мастеров, сейчас за нами никто неидет… А ведь во всем мире профессия камнерез очень денежная и престижная.
Сегодня, живя на Урале средикамней, наши мастера работают с чужим камнем. К нам поступают минералы изАфрики, зато вот свой, родной, камень  никто не замечает, а может, просто делает вид…
- Зачастую богатые месторождения просто уничтожаются, –рассказывает Сергей Бусыгин. - У нас подТурой было знаковое место - первое в России месторождение яшмы. Каждый камешекдолжен быть на вес золота. И что?! Его просто взорвали и отсыпали дорогу.Несколько лет назад под Нижний Тагилом находили черный авантюрин. В любойнормальной стране из этого события сделали бы шоу, у нас опять же – отсыпаютдорогу.
Между тем, совсем недавно главагорода Сергей Носов восхищался тагильскими камнерезами, называя их настоящимивиртуозами. Работы наших мастеров узнаваемы. На всероссийских и дажемеждународных выставках их оценивают по достоинству. Каменные миниатюрыуральских художников сильно отличаются от работ западных коллег. Причина –особый подход к камню.

Авторы: Бусыгин С. В.,
Кузнецов А. Б.

Авторы: Бусыгин С. В.,
Кузнецов А. Б.

Автор: Бусыгин С. В.

Авторы: Бусыгин С. В.,
Усков С. И.
Овсянников С. П.

Авторы: Бусыгин С. В., Усков С. И.

- Мы пытаемся вытянуть из камня все. Даже его дефекты используем вработе. Камень сам, собственно, все подсказывает. Каждая работа настолькоуникальна – ее невозможно повторить второй раз. Для западных творцов камень выступает лишь материалом, который онипросто берут и что-то из него делают. Причем настолько виртуозно, что камень,просто не узнать. Мы же вступаем с камнем в диалог.
- Какая-то неразбериха выходит. С одной стороны, мы  на высоте, а с другой… Камнерезное искусство,вообще, бренд Нижнего Тагила, как, по-вашему?
- Давайте позагибаем пальчики. Тагильский малахит это бренд? Бренд. Самыевыдающиеся произведения искусства были сделаны именно из нашего малахита. Болеетого, камня у нас достаточно, при желании его можно добывать. Но, мы сейчасработаем с малахитом из Африки. Центр переработки камня находится  в Екатеринбурге. А многие специалисты,которые работают там – тагильчане. Они с удовольствием бы приехали трудиться внаш город, если бы здесь были созданы маломальские условия.
Второй камень, о котором надо сказать – это демантоид, камень русскогомодерна. Самое крупное его месторождение, опять же, находится в несколькихкилометрах от нашего города. В современных условиях можно разработатьтехнологию, чтобы, не нарушая экологической безопасности, вести добычукамня. 
В районе Нижнего Тагила есть крупные месторождения различных мраморов.Это уникальный камень, очень красивый декоративный материал. Пусть он неподойдет для изготовления памятников, но из него можно сделать восхитительныевещи. У нас цветной мрамор сегодня, вообще, могут использовать как щебенку.
Еще один материал, который можно добывать у нас – это кошачий глаз. Видите,сколько насчитал! В городе все есть для того, чтобы наладить свое производство.Мы можем добывать и обрабатывать камень. Если бы это произошло, тогдакамнерезное искусство стало бы настоящим брендом. У меня, как у человека,который любит свое дело, душа, конечно, болит. Есть соратники, естьединомышленники, вместе мы пытаемся сделать все возможное для того, чтобыразвивать камнерезное искусство, но в одиночку нам просто не справиться. Безподдержки государства, без поддержки чиновников, без поддержки главы города мыничего не можем сделать.
Во время разговора успеваюоглядеть мастерскую. Оборудование тоже выглядит неказисто. Но внешностьоказалась обманчива. С помощью невзрачных машин художники выделывают настоящиечудеса. Кстати, «чудо-станки» также изготавливает энтузиаст, еще одиннеравнодушный к искусству человек.

- У нас есть замечательный человек Александр Мартынов. Он и директор, иводитель, и разработчик станков, создает уникальное оборудование. Без ложнойскромности скажу: наши станки самые лучшие. Пусть они неказистые, но попроизводительности, по функциональности аналогов просто нет.
- Сергей Владимирович, а в Тагиле камнерезка пользуется спросом? Ктоваши заказчики?
- Заказчиками в основном выступают Москва и Петербург. В Тагиле их мало.Опять же, потому что нас здесь не знают. Вообще, существует такое понятие, каккультура камня. Людям с раннего возраста надо рассказывать о камне. Раньше унас были камнерезные кружки, сейчас их, увы, нет. А они необходимы. Точно такженеобходим клуб любителей камня. Надо вернуться к той системе, что была вСоветском Союзе. Мы почему-то  взяли иразрушили все: и хорошее,  и плохое.

Справка АН «Между строк»:
Недавно Сергею Бусыгину былоприсвоено звание заслуженного деятеля камнерезного искусства, а также орденДенисова-Уральского от Мемориального фонда Фаберже. Бусыгин не толькопервоклассный мастер, но и счастливый отец пятерых детей. Надежной опорой  творца является супруга Виктория, тожехудожник-камнерез по образованию.