«Как на войне — никогда не знаешь, в какую воронку снаряд попадёт». Главный врач скорой помощи Нижнего Тагила рассказал о защите бригад, лечении коронавируса на дому и доплатах

«Как на войне — никогда не знаешь, в какую воронку снаряд попадёт». Главный врач скорой помощи Нижнего Тагила рассказал о защите бригад, лечении коронавируса на дому и доплатах

«13 человек с подтверждённым ковидом из инфекционной больницы мы должны сегодня к часу увезти на компьютерную томографию в первую городскую», — говорит главный врач станции скорой медицинской помощи Нижнего Тагила Сергей Безбородов. Накануне после рабочей оперативки он согласился встретиться с журналистом АН «Между строк» и рассказать о тех условиях, в которых в разгар пандемии коронавируса приходится работать дежурным бригадам и другим сотрудникам станции. Об увеличении инфекционных бригад и росте заболеваемости COVID-19, отказах тагильчан от госпитализации из-за страха заразиться и неудавшемся аутсорсинге на скорой читайте далее в интервью.

— Сергей Васильевич, сколько бригад, в том числе инфекционных, сейчас работает в городе? Насколько увеличилась нагрузка?

— Наша станция обслуживает Нижний Тагил и Пригородный район. В городе у нас работает 24 круглосуточных бригады. В Пригородном районе — ещё четыре. На период пандемии коронавируса организовано пять специализированных инфекционных бригад. Они обслуживают больных с ОРВИ, внебольничной пневмонией, а также людей с подтверждённым коронавирусом и контактников. Когда бригад не хватает, мы можем одну из линейных временно перепрофилировать на инфекционную.

На эти бригады сегодня накладывается особенно большая нагрузка, в том числе из-за того, что в инфекционной больнице нет компьютерной томографии. Мы большое количество больных с коронавирусом из инфекционной больницы возим на КТ в первую городскую. Эта больница, напомню, работает сейчас с пациентами с пневмониями и ОРВИ. Если у больного есть подозрение на COVID-19, то его сразу везут в первую городскую больницу, чтобы сделать КТ, взять мазок. После подтверждения диагноза пациентов ранее направляли в инфекционную больницу. Но буквально недавно было принято решение о переводе больных, которые переносят коронавирус бессимптомно или в лёгкой форме, в санаторий «Руш». В инфекционной больнице таких пациентов стало очень много, необходимо освободить койко-места. В пятницу в санаторий «Руш» должны были перевести уже порядка 40 человек.

Выросла нагрузка на подстанцию скорой помощи в Дзержинском районе. Это связано также с тем, что первая городская больница теперь работает только с пневмониями и ОРВИ. То есть все больные соматические, хирургические, с другой патологией госпитализируются в город. Расстояние от подстанции до города — больше 10 км. Времени на дорогу затрачивается очень много. Каждого больного, нуждающегося в госпитализации, необходимо увезти в горбольницу, затем вернуться на свою территорию обслуживания. Мы сейчас линейным бригадам выдаём один-два комплекта на пневмонию и ОРВИ. Чтобы при возвращении из города на Вагонку они могли переодеться и попутно забрать кого-либо с пневмонией, увезти его в первую городскую больницу. Стараемся друг другу помогать.

Ранее вы говорили, что количество инфекционных бригад придётся увеличить из-за роста заболеваемости коронавирусом в Нижнем Тагиле. Увеличить на сколько?

— Вы знаете, есть новый приказ Минздрава, согласно которому так называемые бессимптомники и больные с лёгкой формой ковида смогут лечиться дома. Если для этого имеются необходимые условия, конечно. Сегодня у нас была оперативка, где мы обсуждали этот вопрос. Если люди будут оставаться дома, то на нас ляжет дополнительная нагрузка. Раньше мы увозили их в больницу и они там лечились, мы о них уже не беспокоились. Но с понедельника, 1 июня, лёгкие больные и бессимптомники будут оставаться дома. У них может заболеть голова, другие патологии какие-то возникнуть. Нам придётся выезжать к ним, и, возможно, не раз. Поэтому количество инфекционных бригад мы с понедельника увеличим до семи. Если ситуация будет ухудшаться, а я думаю, она будет ухудшаться, инфекционных бригад станет ещё больше.

— Тогда увеличится и потребность в СИЗах. Как сейчас обстоят дела с запасами защитных масок, противочумных костюмов?

— Сейчас из-за дополнительных выездов вопрос о специализированной защитной одежде стоит остро. Сегодня на оперативке определили, сколько дополнительно СИЗов нам нужно, чтобы обеспечить ими бригады в полном объёме. Вообще у нас есть три вида обмундирования. К тем пациентам, у кого нет симптомов ОРВИ и подозрений на пневмонии и коронавирус, берут только защитные маски и перчатки. На пневмонии и ОРВИ бригады ездят уже в форме, имеющей более серьёзную защиту. Те, кто работает с ковидом, используют противочумные костюмы. Поэтому для создания новых бригад понадобятся дополнительные комплекты одежды. Мы работаем практически с колёс, приобретаем СИЗы по мере необходимости. Существенную поддержку нам оказывает город. Мы получили благодаря ему 50 тысяч масок. Ещё 20 тысяч масок нам предоставил ЕВРАЗ НТМК. Кроме того, недавно нам помогли также с приобретением 200 комбинезонов. 

К сожалению, мы не можем одеть всех своих фельдшеров в костюмы. Бывают случаи, когда бригада приезжает к больной, например, с сердечным заболеванием и при себе имеет только маски и перчатки. А потом, через пару дней, у женщины поднимается температура и у неё обнаруживается коронавирус. Тогда мы подаём экстренное извещение, а бригада, которая приезжала к больной, высаживается на карантин на 14 дней. С 16 марта и по сегодняшний день у нас было уже 8 таких случаев. Сейчас на карантине находится одна бригада.

Тут как на войне — никогда не знаешь, в какую воронку снаряд попадёт. Определённый риск заражения всегда есть. Но у нас заражённых пока нет. А вообще это, конечно, страшно — скорую или больницу на карантин посадить.

— С какими сложностями сопряжена работа фельдшеров сейчас, в разгар пандемии коронавируса?

— Бригадам всем сегодня тяжело, особенно в последнее время, когда нагрузка так сильно возросла. Сейчас лето, тепло, а противочумные костюмы довольно плотные, в них тяжело дышать, работать. Не зря же медсестра разделась одна (смеётся. — Прим. ред.). Если даже ничего делать не нужно с больным, а нужно просто довезти его, например, до Екатеринбурга, то уже употеешь в этом противочумном костюме. Бригады приезжают все мокрые, с них бежит. А если ещё и работать необходимо — вообще умереть можно. Очень сложно одеться одному, много времени за смену приходится тратить на все манипуляции. Из одного дома (очага) ещё можно вывезти сразу нескольких больных. Но если затем нужно ехать на другой адрес, то бригада должна переодеться, а костюмы, в которых она была, необходимо утилизировать. Есть у нас, правда, и многоразовые костюмы, мы их замачиваем и стираем специальным порошком. Хорошее средство, даже сибирскую язву убивает.

— Каждый день количество инфицированных растёт. Как вы считаете, когда мы достигнем пика?

— Даже в разных городах Свердловской области всё протекает по-разному. Первые случаи у нас появились в апреле — сначала в Дзержинском районе, затем и в других районах города. Праздники, конечно, внесли свою лепту в то, что количество инфицированных ежедневно увеличивается на 6, 9 и более человек. Согласно нашим математическим подсчётам, количество заражённых у нас будет увеличиваться. Москва проходит свой пик, Екатеринбург его ещё только достигает, Нижний Тагил от Екатеринбурга отстаёт минимум на две недели. Сейчас у нас появляются очаги, подъезды в домах, общежития. Поэтому бригады работают довольно интенсивно.

Я думаю, нагрузка на нас ещё будет увеличиваться. Каждый заболевший имеет минимум 20 контактов. Представьте, сколько людей ходит и заражает всех. Тем более что народ уже устал от самоизоляции, у кого-то и крышу срывает. 30% людей, согласно опросам, считают коронавирус выдумкой и относятся к нему несерьёзно. На улице тагильчан много, ребятишки толпами играют на площадках в футбол. А ведь дети тоже болеют коронавирусом. Где-то под десяток их мы уже точно вывезли — и с подтверждённым коронавирусом. Самым маленьким у нас был четырёхмесячный ребёнок с коронавирусом. Было 2 года, 6, 10 и 11 лет.  

У нас сотрудники «Уралвагонзавода» вышли на работу, там тоже появились больные с COVID-19. Дзержинский район первым начал, и сейчас там довольно много заражённых. Наверное, нет районов, где нет больных, везде они есть.

— Данные на карте Роспотребнадзора и регионального оперштаба всегда сильно разнятся. С чем это связано?

— Да, у нас по Роспотребнадзору количество заболевших всегда больше, что подтверждает та же инфекционная больница. Бывает, что коронавирус подтверждается только со второго раза. Или, наоборот, первый раз тест показывает положительный результат, а второй раз — отрицательный. А данные в Роспотребнадзор отправляют сразу и в любом случае. Поэтому цифры разные.

— Президентские и губернаторские выплаты. Кому конкретно достанутся доплаты за работу с коронавирусными больными. О каких суммах идёт речь?

— От губернатора, сколько бы фельдшер ни работал, он получит плюсом 15 тысяч рублей. По указу № 415 от правительства РФ врач может получить за полностью отработанный месяц 28 600, а фельдшер — 14 337 рублей. Здесь учитывается фактически отработанное время. По указу № 484, если вы работали с подтверждённым ковидом, получите 25 тысяч рублей. Неважно, когда вы работали, в какой день, один вызов у вас был или 40, это никого не интересует.

Сначала, когда ввели выплаты, было много проблемных вопросов. Не уточнялось, кто и за что будет их получать. Сейчас все эти вопросы решены, урегулированы. Тем, кому выплаты не положены, мы доплачиваем сами, в виде премий. Это диспетчерский отдел, где нагрузка на людей также увеличилась. Каждого больного нужно опросить, где был и что делал, какие были контакты. Старшие врачи тоже не входят в губернаторский список, хоть и работают в очень напряжённом графике. Заправочные аптеки полностью отвечают за обмундирование всех бригад. Уборщицы большую работу делают.

Всего у нас сейчас в коллективе 465 человек. Более 140 из них — это водители, ещё 200 с лишним — средний персонал, врачей на станции 14.

— В соцсетях тагильчане часто пишут, что во время пандемии коронавируса обострились проблемы с маршрутизацией пациентов. Бывает, что скорая привозит ребёнка в одну больницу, а его перенаправляют в другую. С чем это связано?

— У нас сложности с маршрутизацией детей только с ЛОР-патологиями. Они подлежат госпитализации в Екатеринбург, но нам, конечно, предварительно хотелось бы оценить их состояние, если есть возможность. Хирурги детской горбольницы идут в таких случаях навстречу, мы им этих детей привозим для осмотра. Если нет возможности оказать помощь здесь, в Тагиле, то везём детей в Екатеринбург.

Больных неврологического и кардиологического профиля, если у них температура или они контактные, мы возим в Пышму. И это тоже допнагрузка для нас. Но в целом общее количество вызовов сейчас немного уменьшилось. Если раньше нагрузка составляла 300 вызовов в сутки, то вчера их, например, было 268.

Сегодня, к сожалению, есть те, кто боится заразиться коронавирусом даже от медицинских работников и поэтому не обращается за необходимой помощью. В больницу люди боятся ехать, многие отказываются от госпитализации из-за страха попасть под карантин. У нас уже травматология и неврология попадали под карантин. Люди напуганы. 

— Ещё в начале года обсуждалась передача автопарка скорой помощи в Нижнем Тагиле в частные руки. К какому решению в итоге пришли?

— Мы сразу отказались от аутсорсинга, потому что и я, и все водители были против. К нам приезжали много раз, но склонить нас к согласию так и не смогли. Я считаю это глупой затеей, ничего она нам не даёт.

Последние данные о ситуации с коронавирусом и готовности Нижнего Тагила к борьбе с ним — в онлайне АН «Между строк».