«Хотим предать дело огласке, чтобы всё это не замяли». Семья Кристины Герасимовой из Нижнего Тагила, которую искали 7 месяцев, отправилась на Первый канал

«Хотим предать дело огласке, чтобы всё это не замяли». Семья Кристины Герасимовой из Нижнего Тагила, которую искали 7 месяцев, отправилась на Первый канал

В начале мая в Реже был найден скелетированный труп девушки, который, скорее всего, принадлежит 23-летней Кристине Герасимовой, пропавшей прошлой осенью в Нижнем Тагиле. Как рассказал АН «Между строк» бывший молодой человек Кристины, у тела отсутствует часть левой руки и ноги. В Следственном комитете ранее заявили, что признаков насильственной смерти на теле не обнаружено. Сейчас родственники девушки находятся в Москве, они хотят предать дело огласке в эфире Первого канала.  

Кристину Герасимову искали больше полугода. 18 октября прошлого года мама девушки вернулась из командировки и обнаружила, что дочери нет дома, также пропала часть вещей Кристины. Последний раз девушку видели 17 октября в центре города. По словам очевидцев, она собиралась ехать к родственникам в Егоршино. Однако билеты так и не купила.

Одним из последних, кто видел Кристину в городе и лично с ней общался, был её бывший молодой человек Александр. Накануне пропажи, 16 октября, она позвонила ему и предложила встретиться.

«Мы были в отношениях 5 лет. За это время мы часто расставались, инициатором в основном была она, но в сентябре уже я предложил расстаться. А 16 октября она позвонила и сказала, что приехала ко мне домой, хочет встретиться. Вообще, она не часто сама мне звонила, поэтому я этого не ожидал. В тот момент я не дома был, не смог подъехать, решили встретиться позже, рассказывает Александр. Она в тот вечер была у матери отчима. Я подъехал на машине, она ко мне села, мы спросили друг у друга, как дела, появились ли новые отношения. Когда разговор заходил про наши отношения, она всё отвечала: “Давай завтра поговорим, уже поздно”. А так как я на следующий день должен был уезжать в Екатеринбург, мы решили встретиться в выходные. На следующий день я позвонил ей около шести часов вечера, она была недоступна, но я не придал этому значения, потому что у неё часто батарейка садилась. Написал ей “ВКонтакте”, на следующий день смотрю: она даже не прочла. А около восьми вечера меня её мама нашла в “ВК” (мы с ней не были знакомы лично), написала и попросила позвонить. Тогда я понял, что что-то произошло».

После этого начались затяжные поиски Кристины и жизнь в постоянной надежде найти её живой. Всё это время Александр пытался отыскать какую-нибудь зацепку в соцсетях, общался со старыми и близкими друзьями девушки, но поиски ни к чему не приводили. По словам молодого человека, в последнее время Кристина перестала общаться со многими друзьями, близких подруг у неё тоже стало очень мало. Кроме того, последние несколько лет Кристина удаляла свои фотографии со всех носителей и соцсетей, но причину такого поведения она не объясняла.

«В первый год она вообще любила фотографироваться. Через год-полтора наших отношений я подарил ей фотоаппарат хороший, раз она это любит, а она резко перестала вообще фотографироваться, вот вообще. Из соцсетей начала фотки удалять, у меня тоже из телефона всё удаляла. Мы даже когда куда-то ездили, шашлычки жарили, фотографировались, а она потом брала и фотки с собой удаляла. Мы потом смотрим фотоаппарат  мы все есть, а её нигде нет. Спрашивал её, почему так, она ничего конкретного не говорила», вспоминает Александр.

Кроме того, родственники Кристины заметили, что в последнее время девушке часто кто-то звонил. Но кто это был, она никому не рассказывала. Говорила лишь, что это «не последние люди в Тагиле».

«Сейчас пока говорят, что признаков насильственной смерти нет. Я в это не верю. Не могут или не хотят определять. Всё случилось не просто так. Кристина была спокойным домашним ребёнком. Странности начались года два назад, когда она поступила в институт. Тогда потихоньку она стала уходить в себя, пропадал интерес к жизни. Такое впечатление, что её кто-то вёл. Готовил к чему-то. В компьютере всё стёрто, удалены все её страницы в соцсетях, вся информация в телефоне стёрта. Когда были розыски, то в системном блоке компьютера не смогли найти никакой информации. Я уверена, что ей кто-то писал, кто-то запугивал её, рассказала ранее Е1.ru Наталья Герасимова, мама Кристины. Она вечно была погружена в телефон, с кем-то вела переписки. Я не раз спрашивала: “Что с тобой?” Она говорила: “У меня большие проблемы”. Я спрашивала: “Кристиночка, расскажи, какие проблемы? Я тебе всем помогу, из любой ситуации есть выход”. Она: “Это не последние люди в Тагиле. Они знают, когда ты уезжаешь, когда приезжаешь, сколько ты зарабатываешь, даже про меня знают всё, чем болела в детстве”. Я говорю: “Зачем я им нужна, простой проводник железной дороги?” Она мне: “Это я им нужна”. Я говорю: “Зачем ты им нужна? Ты обыкновенная девочка”. Она отвечала: “Нет, не обыкновенная”».

Молодой человек об этих странных звонках не знал. Когда они были вдвоём, девушке звонили лишь бабушка и мама. В её телефоне также не было никакой подозрительной информации. Мама Кристины рассказала, что накануне исчезновения дочку отчислили из пединститута, где она училась заочно.

«Я в шоке была, когда узнала об отчислении. Она отличницей в школе была, очень хотела быть преподавателем русского языка и литературы. Она вообще собиралась получить несколько специальностей, закончить два-три института. Были планы, мечты. Я ведь её одна воспитывала. Она мне говорила: “Мама, ты во мне никогда не разочаруешься”. А когда стала учиться в институте, вдруг потеряла интерес к учёбе. Начала пропускать занятия. Говорила: “Не хочу в институт, сделай мне справку”. А потом — отчисление. Нас пригласили на разговор к декану. Кристина тогда при нашем совместном разговоре с деканом спросила его: “А вам что, никто не позвонил за меня?” Он удивился: “А кто должен позвонить?” Потом домой приехали. Она всё плакала: “Я им верила, они мне обещали, что всё будет хорошо”. Я ей: “Ты зачем веришь неизвестно кому?! Бесплатный сыр только в мышеловке”. Я, говорю, сама всю жизнь всё зарабатываю. Кто ей обещал помочь с институтом, чтобы не отчислили, не представляю… Доверчивая была. Мне говорила не раз: “У тебя всё по расписанию”. “Конечно, — отвечала ей, — я ведь проводник дальнего следования, у меня всё должно быть по минутам”. Она переживала: “А я как подросток, мне тоже надо научиться быть организованнее, как ты”», — говорит мама Кристины.

Есть ещё одна странность во всём произошедшем, отмечают близкие Кристины. 17 октября она сказала гражданскому мужу мамы, что собирается ехать в Артёмовский к бабушке и дедушке, но камеры на вокзалах Нижнего Тагила, Екатеринбурга и Режа не зафиксировали девушки, такси она также не вызывала. Как говорит молодой человек Кристины, к незнакомому человеку она бы в машину не села.

«Это был тот, кого она хорошо знает. Нельзя просто подъехать, сказать: давай я тебя до остановки довезу — это бред. Тем более на камерах видно, что она идёт куда-то целенаправленно», рассказывает Александр.

Тело девушки лежало в 200 метрах от трассы Реж — Артёмовский, за соснами.

«Тут часто по ночам собираются наркоманы. Нам это рассказали местные жители из тех, кто живёт неподалёку, — говорит журналистам Е1.ru бабушка девушки Надежда Николаевна. — Но если наркоманы, то они бы наверняка ограбили её. А у Кристины нашли телефон (сам аппарат был отключён, но там оставалось 8 процентов зарядки), причём телефон, насколько мы знаем, дорогой. Деньги в кошельке, карточка — всё было нетронуто. Из одежды на ней была тёплая вязаная кофта, джинсы, при этом нижнего белья почему-то не было. Рядом лежала парка, стояли две сумки: одна — большая, хозяйственная, другая — маленькая, женская. В сумочке, кроме кошелька, телефона, была фотография племянников, моих внуков, и паспорт. Причём если тело уже было не узнать, остался скелет, одежда тоже истлела, то паспорт, который при ней нашли, почему-то был в идеальном состоянии!» 

По информации, которая есть у мамы, рядом с телом нашли также небольшой топорик. В морг на опознание ездил отец Кристины (сын Надежды Николаевны) вместе с мужем Кристининой тёти.

«Я в морг зайти не смогла. Сказала сыну: “Соберись с силами и иди”. Он потом вышел, сказал, что не смог опознать дочь. Настолько тело было уже неузнаваемым. Сказал, что нет одной из рук и ступни, у неё на этом месте была как раз художественная татуировка. Одежда была Кристины. Сын отказался подписывать документ об опознании. Отказался верить, что это его дочь. Нас уверяют, что нет признаков насильственной смерти, а то, что нет руки и ступни, объясняют: “Наверное, собаки обглодали”. Мы не верим в это», продолжает бабушка.

Рядом с телом лежала сумка с вещами Кристины, её куртка и документы. По словам молодого человека, в паспорте нашли две фотографии, на обороте которых написано «Кристина Герасимова». Мама девушки опознала почерк, однако на фотографиях изображён другой человек.

«Мне сначала показалось, что это Кристина, просто отфотошопленная. Она какое-то время мечтала сделать пластическую операцию, изменить что-то во внешности, но я её отговаривал. Но на фотографиях девушка в свитере, которого я никогда в жизни не видел», уточняет Александр.

Сейчас Александр вместе с родными Кристины находится в Москве, они принимают участие в записи одной из программ Первого канала.

«Полиция не рассказывает ничего вообще. Как, что делается, мы не знаем. Когда её нашли, курточка вообще рядом лежала, зачем? Ей холодно всегда было, руки всегда холодные были. А вот теперь представьте: ноль градусов, ну или три, а она курточку положила и рядом легла. Что за бред? Мы понимаем, что в полиции сейчас на тормозах могут всё спустить. Насильственная смерть не установлена, а сейчас и не доказать, задушили её или что-то другое сделали, там же почти одни кости. Папа Кристины выдвигал как-то версию о том, что это просто другой труп выкопали и положили. Две недели прошло с того дня, как нашли, и до сих пор её маме никто не звонит, не говорит. Ни распечатки звонков, ни результатов генетической экспертизы, ничего. Ждём именно её, чтобы узнать, Кристина это или нет. На Первый канал нас пригласили, мы согласились, потому что хотим предать дело огласке, чтобы всё это не замяли…»  говорит молодой человек.