Адвокат семьи, которая облила бензином судебного пристава и пыталась сжечь квартиру, рассказал о причинах выселения своих клиентов из единственного жилья

Адвокат семьи, которая облила бензином судебного пристава и пыталась сжечь квартиру, рассказал о причинах выселения своих клиентов из единственного жилья

Адвокат Олег Сазонов, представляющий интересы Дмитрия Кашина и Веры Брыловой, которые 6 ноября облили бензином судебного пристава и угрожали сжечь свою квартиру из-за выселения, рассказал АН «Между строк» обстоятельства сделки, после которой его клиенты лишились единственного жилья. Согласно документам, Дмитрий Кашин приобрёл четырёхкомнатную квартиру на 10-м этаже дома № 51 по улице Дружинина в 2007 году с использованием заёмных средств Сбербанка. При этом на недвижимость появилось обременение в пользу банка до полной выплаты кредита, а также был оформлен договор залога. В квартире был сделан ремонт, установлена встроенная мебель; согласно независимой оценке, её стоимость в 2016 году составляла около 9 млн рублей.

«С 2011 года платежи по кредиту стали вноситься несвоевременно, в связи с чем Сбербанк предъявил в Ленинский районный суд Нижнего Тагила иск об обращении взыскания на квартиру и продаже её с публичных торгов. В 2012 году суд эти требования удовлетворил и было решено продать квартиру с публичных торгов. При этом суд установил начальную продажную цену квартиры в 5,05 млн рублей, без учёта стоимости ремонта», — пояснил адвокат Олег Сазонов.

В агентстве недвижимости супругов Вертуновых, которое занималось продажей спорной жилплощади, рассказали, что желающих купить эту квартиру ни на первых, ни на вторых торгах не нашлось.

«Возможно, сложились два фактора: стагнация на рынке недвижимости и “хвост” за этой квартирой в виде перспективы многолетних судов по выселению из неё четы Кашина-Брыловой», — считает Ольга Вертунова.

Тогда банк предложил Кашину сохранить квартиру, но для этого ему нужно было найти человека, который бы заключил с банком договор цессии. В этом случае все права по договору, в том числе и права на получение квартиры, перешли от банка к этому третьему лицу взамен выплаты денежных средств в размере 2 млн рублей.

Этим третьим лицом стал Олег Арсибеков, приятель Олега Кашина.

«Арсибеков должен был заключить с банком договор цессии, выкупить на своё имя закладную на квартиру, выплатить банку 2 млн рублей, из которых 500 тысяч рублей должен был ему передать Кашин, а остальные 1,5 млн рублей внёс бы сам Арсибеков, — говорит адвокат Кашина. — В соглашении от 8 февраля  2016 года Арсибеков подтверждает, что все его “расходы” по выкупу закладной “возмещены” Верой Брыловой и Олегом Кашиным в полном объёме, из чего можно сделать вывод о том, что фактически Арсибеков выкупил у банка спорную квартиру целиком за счёт денежных средств Кашиных».

Риэлтор Ольга Вертунова считает, что Арсибеков в силу отсутствия у него профильных знаний не до конца понимал специфику сделки.

«Арсибеков рассказывал, что молодой юрист Сбербанка после подписания документов объяснил ему, что осталось 10 дней до прекращения залога квартиры и в этом случае долг останется ничем не обеспеченным, — пояснила Вертунова. — При этом на тот период времени у Кашина и Брыловой уже имелись какие-то крупные долги. Арсибеков трижды переносил срок переоформления на себя квартиры, ожидая, что Брылова и Кашин вернут ему деньги. В итоге, поняв, что деньги возвращать ему не будут, переоформил квартиру на себя». 

В августе 2015 года Олег Арсибеков стал полноправным собственником квартиры, но Кашин и Брылова продолжали в ней жить. Адвокат Кашина считает, что Арсибеков приобрёл право на спорную квартиру, злоупотребив доверием бывших владельцев. 12 января 2016 года Арсибеков продал квартиру директору транспортной компании «Омега» Евгению Рутковскому за 2 млн рублей, а уже 8 февраля 2016 года Арсибеков вернул Кашину 970 тысяч рублей.

Супруги Кашины написали заявление в полицию, считая, что Арсибеков путём мошенничества завладел их собственностью, но уголовное дело было закрыто «за отсутствием события преступления».

«У моих доверителей возникает вопрос к правоохранительным органам: почему, несмотря на то что материалы уголовного дела, возбуждённого по факту лишения “неустановленными лицами” недвижимости потерпевшего Дмитрия Кашина, содержат все доказательства, изобличающие Олега Арсибекова, расследование этого дела не завешилось логичным результатом — передачей уголовного дела в суд для рассмотрения по существу?» — говорит юрист Сазонов.

Одновременно с расследованием уголовного дела начались судебные тяжбы, но суды первой и второй инстанции встали на сторону Арсибекова.

«При том количестве судов, что прошло, и их результатах картина прозрачная, на мой взгляд, — считает риэлтор Вертунова. — Наше агентство недвижимости сопровождало сделку по продаже квартиры от Арсибекова Рутковскому. Все наши действия по её сопровождению были законными. Был проведён серьёзный анализ документов с учётом их объёма, привлекались юристы для правовой оценки ситуации с учётом её сложности».

Напомним, по информации УФССП по Свердловской области, на момент инцидента с попыткой поджога квартиры на супругах числятся большие долги по кредитам на общую сумму 25 млн рублей. Позже стало известно, что приставы закрыли одно из дел на 3 млн рублей из-за «невозможности взыскания».

«Мы слышали, что Брыловой давали взаймы довольно крупные суммы денег “по дружбе”, однако они впоследствии не всегда возвращались, — говорит Вертунова. — Подтвердить или опровергнуть эти слухи я не могу, но поскольку слышала подобные истории не от одного человека, то мы прекратили общение с Брыловой. Про Кашина я знаю со слов Арсибекова. На наш вопрос, зачем он вообще пошёл брать деньги для Кашина, Арсибеков сказал, что Кашина знает по тренажёрному залу и тот всегда был “гладким и позитивным”, а также любил похвалиться очень дорогими вещами. Кашин вошёл в доверие к Арсибекову, поскольку тот считал его своим другом».

В настоящее время решается вопрос о привлечении Олега Кашина по статье УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти». Вера Брылова лечится после перелома шейки бедра. Супруги считают, что судебные приставы не имеют права их выселять, так как это является тяжким вредом здоровью.