Жительница Нижнего Тагила обвинила следователей в пытках. «Я на коленях умоляла отпустить меня»

Жительница Нижнего Тагила обвинила следователей в пытках. «Я на коленях умоляла отпустить меня»

В Управление Следственного комитета России по Свердловской области поступила жалоба от жительницы Нижнего Тагила. Она обвиняет следователя СК Дзержинского района в получении признательных показаний под давлением. Как рассказала тагильчанка, 11 сентября её незаконно доставили в отделение полиции №17, где более четырёх часов запугивали. В итоге вынудили признаться в преступлении против собственного ребёнка, которое, по её словам, она не совершала.

После того как Наталья Павлова вернулась из командировки, её четырёхлетняя дочь рассказала о подозрительных эротических играх с папой.

Девочка сказала: «Мама, я хочу рассказать тебе секрет: папа трогал меня за писю».

Женщина не придала большого значения словам ребёнка. Через месяц дочь снова рассказала о «секрете», а потом Наталья нашла рисунок, на котором девочка изобразила ёжика с мужским половым органом. Супруг опроверг подозрения, но у Натальи остались сомнения. За помощью она обратилась в Следственный комитет Дзержинского района.

«Я просто хотела выяснить, было ли что-то плохое между моей дочерью и мужем, - рассказала Наталья Павлова агентству новостей “Между строк”. – У следователя я попросила совета, как мне поступить».

Но следователя Евгения Комарова, по словам Натальи, больше волновала судьба её мужа. Ей пришлось настаивать, чтобы заявление приняли.

«Он сказал: “Вы понимаете, что посадите мужа на 10 лет? Понимаете, какие у него будут проблемы?» - вспоминает разговор со следователем Наталья.

Комаров назначил для дочери Натальи Павловой гинекологическое обследование и психологическую экспертизу. Гинеколог, по мнению Натальи, провёл осмотр грубо: продолжал обследование, несмотря на то что девочка кричала и пыталась вырваться. Когда Павлова запретила издеваться над дочерью, гинеколог перенёс приём на другой день.

Общение с психологом проходило в присутствии следователя Комарова. Дочь Натальи рассказала, что она играла с папой в «киску».

«Дочь говорила, что она киска, и папа гладит её по голове, по плечам, по спине, по ножкам, а потом гладит там», - рассказывает Павлова.

11 сентября на повторном осмотре гинеколог констатировал: девственная плева цела, но есть небольшие повреждения.  

«Я попросила у следователя разрешения ознакомиться с заключениями всех специалистов, но он отказал», - говорит Наталья.

Чтобы прийти в себя, Павлова выпила успокоительное, после чего следователь Комаров назначил ей проверку на детекторе лжи. По словам женщины, сотрудница, проводившая эксперимент на полиграфе, вывела Наталью из себя.

«Она начала меня осуждать, стыдить, говорить, что я - плохая мать».

После проверки Наталье сообщили, что её отвезут в отделение полиции №17.

«Приезжает полиция, они не представились, сказали телефон отключить. Я отключила. Меня привезли на Тельмана, 40 в уголовный отдел на четвёртый этаж. Завели меня в кабинет, забрали телефон».

Трое мужчин в гражданской одежде закрылись в кабинете с Натальей, позже появился и следователь Комаров.

«Кричали на меня, обвиняли в том, что я оговорила мужа, угрожали мне. Они сказали, что слышали аудиозапись моих ссор с мужем, где я говорю ему, что ты педофил, что ребёнок с тобой жить не будет».

Наталья признаёт, что после рассказов дочери в семье стали вспыхивать ссоры, которые привели к разводу. Женщина соглашается, что порой эмоции брали над ней верх, она кричала и нецензурно выражалась, угрожала посадить мужа любой ценой. По всей вероятности, супруг Павловой записывал словесные перепалки на диктофон. Женщину запугивали, сообщили, что она не прошла детектор лжи. «Беседа» в отделении полиции продолжалась больше четырёх часов. Всё это время Наталью разыскивали подруги. Одна из них видела, как Павлову увезли трое мужчин. Ближе к вечеру задержанная начала беспокоиться, что не сможет забрать ребёнка из садика.

«Трое мужчин стоят надо мной, кричат и угрожают, - рассказывает Павлова. – Время уже идти за дочерью, а меня не пускают и позвонить никуда не дают. Они меня так запугали, что я уже на коленях стояла и просила отпустить меня».

Подруга Павловой узнала, что женщина находится в ОП №17, и приехала туда. Но в кабинет её не пустили. Задержанной разрешили сделать один телефонный звонок – по громкой связи предупредить воспитателя, что дочку заберёт подруга. Телефон снова отключили. Когда сопротивление женщины было полностью сломлено, следователь Комаров предложил ей написать явку с повинной. Под его диктовку Наталья написала, что сама нанесла дочери травму в процессе подмывания, а после оклеветала мужа, чтобы лишить его родительских прав.

Когда «добровольное признание» было написано, Наталью отпустили. Женщина обратилась за помощью к адвокату.

«С самого начала непонятно, что движет Комаровым, - говорит адвокат Игорь Устинов. – Почему вместо компетентного специалиста он нанял частного психолога? Почему понадобилось прохождение на полиграфе? По закону результаты проверки на детекторе лжи не могут быть доказательством чего-либо. Он бы ещё шамана позвал. Если у него действительно есть запись, где Наталья обещает мужу обратиться в полицию, то как это доказывает, что девушка сфальсифицировала преступление и нанесла собственной дочери травму?»

Кроме того, адвокат Натальи сомневается в необходимости привлечения других сотрудников полиции и законности методов их работы.

«Если у следователя возникли вопросы, почему он не сам их задал? Почему понадобились трое оперативников? На их привлечение есть официальный запрос из Следственного комитета? По какому праву они без согласия Натальи доставили её в отделение? Почему они лишили её телефона?»

По мнению адвоката, все эти вопросы надо задавать не следователю Евгению Комарову, а его начальству.

Наталья Павлова обратилась за помощью в Управление Следственного комитета по Свердловской области, Управление уголовного розыска по Свердловской области, службу собственной безопасности и к начальнику ГУ МВД России по Свердловской области Михаилу Бородину. В письме она сообщает, что оговорила себя под воздействием психологических пыток.

«Я прошу защиты для меня и моей дочери, - говорит Наталья. -  А также прошу привлечь к ответственности сотрудников полиции и следователя Комарова».

14 сентября Евгений Комаров вызвал Павлову в Следственный комитет. Но женщина опасается встречи с ним.

«Я сказала ему, что не смогу прийти, а он мне в ответ: "Забудь вообще слово «не могу», чтоб была, и всё"», - говорит Наталья.

По словам Павловой, сейчас Евгений Комаров разыскивает её через знакомых и коллег.

В следственном отделе Дзержинского района заявляют, что их сотрудник действует в рамках уголовно-процессуального кодекса и рабочих инструкций.

«Гражданка эта подходила ко мне и говорила, что следователь [Евгений Комаров – прим. ред.] не вызывает у неё доверия, – рассказала Наталья Попова, зам. руководителя ведомства. – Я посоветовала ей обратиться к руководителю следственного отдела, но она не пошла».

По словам Поповой, её встреча с Павловой произошла в первой половине дня в стенах Следственного комитета на улице Вагоностроителей, незадолго до того, как Павлову отправили на проверку детектором лжи.

«Руководителя в тот момент на рабочем месте не было», - признаёт Наталья Попова.

Сам следователь Евгений Комаров отрицает обвинения в свой адрес.

«Никакого задержания не было», - утверждает он.

В пресс-службе ММУ МВД «Нижнетагильское» нам пояснили:

«Сотрудники полиции действовали в соответствии с действующим законодательством, выполняя отдельные поручения следователя СУСК по доставлению гражданки в отдел полиции для проведения мероприятий в рамках доследственной проверки по сообщению о преступлении. Правовую оценку деятельности органов внутренних дел, при необходимости, даст следственный комитет».

Сейчас на Наталью Павлову заведено уголовное дело по статье 306 УК РФ «Заведомо ложный донос».

Наталья – хореограф, работает с детьми. Адвокат объясняет: за клевету в отношении мужа и фальсификацию преступления ей грозит уголовное наказание и запрет на работу преподавателем. А супруг Павловой сможет лишить её родительских прав и забрать ребёнка себе, если явку с повинной, добытую следователем Евгением Комаровым и его тремя помощниками, признают действительной.

Примечание редакции: Наталья Павлова – псевдоним. Настоящее имя изменено в целях безопасности.

Агентство новостей «Между строк»