Тагильская заброшка на Руднике: блестящая карьера и скоропостижная гибель передового советского предприятия

Аватар пользователя Дмитрий Кужильный
Тагильская заброшка на Руднике: блестящая карьера и скоропостижная гибель передового советского предприятия

Когда-то это предприятие выдавало на-гора по двести, триста и даже по полмиллиона тонн медной руды в год. В полуголодные военные годы шахтёры выполняли и перевыполняли нормы добычи руды, которые определял Государственный комитет обороны. Почётные грамоты и знамёна ГКО, Совета министров, звания «Лучшее рудоуправление РСФСР», финансирование строительства жилья, объектов соцкультбыта, дорог — всё это осталось в далёком прошлом, свидетелей которого с каждым годом становится всё меньше и меньше. Меньше становится и зданий, напоминающих о тех временах, когда Рудоуправление имени III Интернационала считалось одним из лучших в Советском Союзе...


(фото неизв. авт. / фрагмент ориг. изображения / https://cs6.pikabu.ru/post_img/big/2017/07/25/9/1500991309154277805.jpg)

История этого добывающего предприятия уходит своими корнями в XIX столетие, когда Демидовы начали в этих местах добычу железной и медной руды. Объёмы добычи были небольшими, да и сама добыча велась нерегулярно. В последнее десятилетие XIX века рядом с демидовскими шахтами стали появляться «закопушки», где местные жители добывали лимонит и малахит для сдачи скупщикам. Одним из таких скупщиков был Иван Трофимович Треухов, который перемалывал лимонит и малахит на «толчее» и на основе полученного порошка изготавливал краски. Помогали Ивану Трофимовичу в этом прибыльном деле пятеро сыновей, трое из которых в 1912 году взяли в аренду у Демидовых местные шахты и начали добывать сначала бурый железняк, а затем и медную руду. В 1915-м всё треуховское рудодобывающее хозяйство оказалось в руках одного человека — Андрея Ивановича Треухова, который принялся развивать добычу. В декабре 1916 года у Треухова работало 26 человек, а уже через два месяца число работников увеличилось вдвое. В марте 1917-го на руднике работало 72 человека, а в июне общее число работников достигло 80 человек. Росла и добыча руды: в марте 1917 года было добыто 8073 пуда, в апреле — 98 тысяч пудов. Всего с февраля по октябрь 1917-го, согласно отчётам самого «горнопромышленника Треухова» (как он сам себя называл), было поднято 710 833 пуда руды. 


Горнопромышленное хозяйство А. И. Треухова (фото: неизв. авт., 1918 г. / общ. достояние)
(http://tagil-press.ru/wp-content/uploads)

В 1926 году в «Горном журнале» были приведены данные о составе руды из Треуховского разреза. Как оказалось, содержание железа в руде составляло всего 35%, зато в ней присутствовали примеси золота (примерно 4 грамма на тонну) и серебра (60 граммов на тонну). После появления этой статьи по городу пошли слухи, что Треуховы добывали на Сан-Донато руду и отправляли её во Францию, где из неё извлекали золото и серебро...

Немного истории.

Месторождение бурого железняка было открыто в 1909 году штейгером Киреевым и им же было названо «Сан-Донато» по одноимённому разъезду железной дороги, что находился неподалёку. В 1916 году месторождением заинтересовался Елим Павлович Демидов, который пригласил для геологоразведки профессора В. В. Никитина и геолога Д. Л. Ортенберга. Исследования подтвердили наличие в этих местах медноколчеданного месторождения, но воспользоваться этой информацией Демидов не успел — в России произошла революция, и заводчик решил не возвращаться на Родину.

В 1920 и 1925–1926 годах на месторождении вновь проводились разведки, на этот раз уже партией Геологического комитета РСФСР, которые позволили определить площадь будущего рудника и его потенциал. Первой заработала шахта имени Шмидта.

В 1928 году геологам открылось ещё и серноколчеданное месторождение. Содержание меди в его рудах не превышало и полпроцента, зато содержание серы составляло от 42 до 48 процентов. В рудах серного рудника остро нуждалась химическая промышленность молодой Страны Советов, и поэтому Совнархоз посчитал целесообразным объединить все три рудника, железный, медный и серный, в одно предприятие — Рудоуправление имени III Интернационала. Объединение происходило в три этапа и было завершено в 1931 году. 1 мая 1936 года был заложен ствол шахты «Капитальная» — самой крупной шахты на руднике (она вступила в строй в 1941 году). Согласно приказу наркома цветной металлургии СССР, к 1 января 1940 года Рудоуправлению имени III Интернационала предписывалось довести добычу медного колчедана до 2650 тонн в сутки. В 1940-м для увеличения объемов добычи меди на руднике впервые применили подземное выщелачивание меди.

Медный рудник им. III Интернационала (фото неизв. авт., 1938-гг. / фрагмент ориг. изображения) (http://tagil-press.ru/wp-content/uploads)
Медный рудник им. III Интернационала (фото неизв. авт., 1938-гг. / фрагмент ориг. изображения)
(http://tagil-press.ru/wp-content/uploads)

С началом Великой Отечественной войны все шахты перешли на военный режим работы. В них начали работать женщины и дети. Работы велись круглосуточно — в две, а то и в три смены. В 1942 году указом Президиума Верховного совета СССР за трудовые заслуги Рудоуправление имени III Интернационала было награждено орденом Трудового Красного Знамени.

Добыча на шахтах рудоуправления велась на разных глубинах. К концу 1950-х годов горные работы на шахтах достигли 275–395 метров. В середине 1970-х добыча шла уже на глубине 650–700 метров. С 1976 по 1986 год на месторождении постоянно производились доразведки запасов, в ходе которых открывались всё новые и новые массивы руд на глубине 715–795 метров. 

Но началась перестройка, за которой последовал период смены общественно-политического строя в стране. Рудоуправление имени III Интернационала начало лихорадить ещё до развала Советского Союза. В 1991 году была закрыта шахта «Капитальная»: по официальной версии, в связи с отработкой запасов. К этому времени горные работы достигли глубины 715 метров от поверхности.

Закрытие шахт происходило стремительно. В 1993-м рудоуправление было ликвидировано, но ещё до этого началось разграбление предприятия. Сейчас на его месте руины.

По оценкам независимых экспертов, на 400 гектарах территории рудника было брошено материалов и оборудования на сотни миллионов рублей. Оставленные без надзора производственные помещения вскоре начали разрушаться под воздействием природных факторов и уже через 5–7 лет стали непригодны даже для продажи на слом.

А спустя ещё некоторое время выяснилось, что заброшенный рудник таит в себе серьёзную опасность, о которой даже не думали, когда поспешно закрывали предприятие.

 

Продолжение следует...

 

 (с) 2021. Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»