Тагил монументальный. Дом с картиной на стене

Аватар пользователя Дмитрий Кужильный
Тагил монументальный. Дом с картиной на стене

Собирая материалы об улицах города, его историко-архитектурных объектах, рассказывая о них и стараясь привлечь внимание к состоянию памятников архитектуры, мы не раз обращали внимание на такую составляющую образа Нижнего Тагила, как произведения монументального искусства, украшающие улицы и здания. Многих из сохранившихся шедевров художников советской эпохи сегодня требуют внимания и ухода, а некоторые — реставрации и консервации. Именно ему — монументальному искусству Нижнего Тагила — будет посвящён наш новый историко-культурный проект «Тагил монументальный». 

К произведениям монументального искусства относят архитектурно-скульптурные композиции, элементы ландшафтного и садово-паркового искусства, живописные и мозаичные панно, рельефы, витражи и памятники. Всего этого в нашем городе-труженике достаточно, но отсутствие какой-либо информации об истории появления этих объектов, о людях, их создававших, зачастую приводит к равнодушному, а иногда и варварскому отношению к ним со стороны горожан. Примеров тому немало. Так, в середине 1990-х неизвестные сорвали бронзовые элементы с памятника советским воинам-интернационалистам, погибшим в Афганистане. Похожая участь постигла памятник учителям и ученикам школы № 9, павшим на фронтах Великой Отечественной войны, когда вандалы сняли с бетонного основания памятника плиты с фамилиями погибших, чтобы сдать их в пункт приёма металлолома. Можно вспомнить и памятник Ленину, который неизвестные обезглавили в феврале 2006 года.

Мы решили начать новый проект с рассказа о всем известной в Нижнем Тагиле фреске в стиле советского авангарда 1920-х годов, закрывающей глухой фасад дома № 40 на проспекте Ленина. Эта работа неизменно притягивает внимание тагильчан и гостей города. При этом мало кто из жителей города помнит, когда панно появилось на фасаде дома, кто был его автором и заказчиком. Но, разумеется, люди из художественной среды и те, кто интересуется тагильским искусством, сразу назовут вам имя мастера — Алексей Константинов. 


Художник Алексей Константинов (фото из архива Н. В. Грачикова / фрагмент ориг. изображения)
(https://mstrok.ru/sites/default/files/mstrok-images/2019/11/9/gl_181_13.jpg)

Алексей Семёнович Константинов родился в селе Курья Кытмановского района Алтайского края. Данные о годе рождения художника разнятся: кто-то говорит, что это 1927 год, кто-то — 1926-й. В 1944 году по окончании школы мотористов Алексей ушёл добровольцем в армию. Ему довелось участвовать в разгроме Квантунской армии, за что будущий художник был награждён Орденом Отечественной войны, медалью «За победу над Японией». Но война закончилась, и Константинов отправился на Урал. 

В 1953 году он поступает в Свердловское художественное училище, а три года спустя уезжает в Москву, где поступает в Художественный институт имени Сурикова. В 1964 году Алексей Константинов приезжает в Нижний Тагил, где начинает творить. 

Впервые на работы художника обратили внимание в 1968 году, когда на городской выставке в Нижнетагильском музее изобразительных искусств была представлена его живописная серия пейзажей «Конжаковский камень». Картины Константинова выделялись своим индивидуальным запоминающимся стилем, который не вписывался в каноны царствовавшего тогда во всей стране стиля социалистического реализма. Возможно, это и стало причиной того, что художник вскоре попал в немилость к партийным функционерам и советским ответственным работникам. Станковые работы Алексея Семёновича критиковались за отступления от канонов реализма. Членом Союза художников он не стал, его работы не продавались. Немногочисленные друзья да коллеги по цеху поддерживали мастера и сопереживали его творческой судьбе. Зарабатывать на жизнь ему приходилось оформительской работой в детских садах и ЖЭКах, выкладыванием мозаичных панно на стенах и фасадах зданий: например, в Ленинском РОВД и фойе Рудоуправления. 

Единственным большим заказом было оформление глухой стены дома № 40 на проспекте Ленина.

Сейчас уже мало кто помнит, что в 60-х и 70-х годах прошлого века торцевая стена этого дома имела довольно невзрачный вид. В те времена её украшал лозунг «Слава человеку труда!», а иногда большой блёклый плакат Госцирка, приглашающий на представления цирковых коллективов (во дворе дома часто устанавливали шатры цирка-шапито). 


Фото неизв. авт., 1960-е гг. / фрагмент ориг. изображения
(https://tagil-press.ru/wp-content/gallery/tagilskij-pervomaj/image-12-1.jpg)

До сих пор неизвестно, кто из «отцов города» предложил именно Алексею Константинову создать огромное панно, которое закрыло непрезентабельную стену. Понятно, что утверждался такой заказ на самом верху тагильской власти. Нет точных сведений и о дате появления панно. Все источники говорят, что оно появилось в 1980-х годах. Однако среди работ художника были найдены эскизы этой фрески, датированные 1974 годом. Есть сведения, что изначально панно должно было быть размещено на здании горно-металлургического техникума, но идею зарубили. Неизвестно также и то, где мастер работал над произведением площадью 207 квадратных метров, состоящим из десятков небольших прямоугольников шифера. В любом случае для этого нужно было просторное помещение.  


Фото Екатерины Барановой, 2022 г.

В 1998 году Алексея Семёновича Константинова не стало. Первая персональная выставка мастера прошла в городском музее изобразительных искусств уже после его смерти. Многие искусствоведы, художники, простые любители живописи недоумевали, почему яркие, выразительные, самобытные работы Константинова не выставлялись ранее, при его жизни. 

Как оказалось, большая часть живописных работ художника нуждалась в реставрации. В 2009-м картины Алексея Семёновича были переданы для хранения и продвижения в фонд сохранения и поддержки искусства «Коллекция». Но его самое известное творение, давно ставшее украшением проспекта Ленина и гордостью города, по сей день остаётся один на один с ветрами и дождями. 

О том, что панно на стене дома № 40 является городской достопримечательностью, известно уже много лет. Одно время его даже подсвечивали с помощью мощных прожекторов, установленных в сквере горно-металлургического техникума.


Фото Екатерины Барановой, 2022 г.

В тёмное время суток подсвеченное панно выглядело очень эффектно. Со временем от подсветки отказались. И не только из-за экономии электроэнергии: деревья в сквере разрослись, и их ветки стали мешать подсветке. К тому же панно лишилось двух своих частей, отсутствие которых было заметно издали. 

Со временем состояние панно ухудшалось. Стали блекнуть и осыпаться краски, особенно в тех местах, где задерживалась влага. Лица двух из трёх персонажей сюжета практически полностью выгорели на солнце. Большое беспокойство вызывает и состояние основы панно.


Фото Екатерины Барановой, 2022 г.

И наконец, самый главный вопрос: легендарное панно выдающегося тагильского художника не является объектом культурного наследия. Почему его не включили в реестр памятников истории и архитектуры в середине 1980-х, ещё можно понять, но по каким причинам оно отсутствует в перечне объектов культурного наследия, составление которого завершилось в 2016 году, не может сказать никто. Тагильские художники, искусствоведы, просто неравнодушные горожане не раз поднимали в средствах массовой информации тему сохранения панно, но, видимо, не были услышаны теми, кто должен заниматься вопросами сохранения истории города.


Фото Екатерины Барановой, 2022 г.

(с) 2022. Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»

В статье использованы материалы очерка И. В. Малышева «Алексей Константинов: судьба художника».