«Нижний Тагил такой послушный, надо выбрать, чем его кормить, чтобы он не отравился…»

«Нижний Тагил такой послушный, надо выбрать, чем его кормить, чтобы он не отравился…»

«Иногда хочется уехать…»

Сегодня Заслуженная артистка России Лариса Чехута отмечает свой 65-й День рождения. Более 20 лет назад она приехала в Нижний Тагил вместе с мужем Владимиром Вейде (художественный руководитель Муниципального молодёжного театра, прим. ред.) и осталась здесь. Ведущая актриса ММТ, преподаватель на факультете сценических искусств (НТГСПИ), мама двоих сыновей рассказала о своем моноспектакле, к премьере которого готовилась три года.

- Лариса Митрофановна, юбилей заставляет задуматься о многих вещах, невольно заглянуть в прошлое. Много лет назад, когда вы с Владимиром Вейде приехали в Нижний Тагил, не было мысли задерживаться здесь надолго, а получилось, что остались навсегда. Честно, не жалеете сейчас?
- Иногда хочется уехать всё-таки! (смеётся). Даже не знаю, как оценивать эти годы, а мы ведь уже 27 лет здесь. Много… (задумывается). Наверное, нельзя подходить к вопросу: жалею – не жалею. Даже если что-то складывалось не так, как хотелось, нас утешала мысль о том, чего мы смогли добиться. Может быть, можно было попытаться вернуться в мой родной и любимый город, не знаю… Родители Владимира Давыдовича жили тут. Ну, что можно предпринять, когда здесь люди, которые нуждаются в нас? Такой вопрос, бытовой.

- А ваш родной город Санкт-Петербург?
- Я родилась в другом месте, но большую часть времени провела там, да. Папа у меня был военным, поэтому вынуждены были переезжать.

- 1993 год, вы с мужем открываете Молодёжный театр в помещении, не совсем подходящем для этого дела. Страха, что ничего не выйдет, не было тогда?
- Помещение как раз хорошее, у нас акустика замечательная в зале! Вот то, что нас так долго капитально не ремонтируют, конечно, отвратительное дело! Всё-таки лицо любого градоначальника – это его отношение к очагам культуры. Конечно, что-то сделали, но ведь всё остальное так и стоит. Совершенно обшарпанный фасад, просто в ужас приходишь, когда видишь! Тем не менее, это театр! Кто бы ни приезжал: критики, Союз театральных деятелей - все ощущают творческую атмосферу. Обидно, что мы существуем так 22 года, уже пора бы задуматься…. А вопрос был о страхе (смеётся)? Тогда вообще об этом не думали. Хотелось говорить о своём и по-своему! Стояла серьёзная задача, к тому же годы были такие, совсем не для рассвета культуры. Но выжили! Я знаю, нас в городе любят зрители!  

 

- У нас в городе есть сообщества, любительские театры, арт-группы, профессиональные актёры, которые ищут новые способы общения со зрителем, новые формы. Вы как к этому относитесь?
- Я готова воспринимать многие вещи, там, где это оправдано, где это интересно как художественный замысел, а не ради того, чтобы что-то перевернуть. Есть симпатичные моменты, но, ежели форма существует как форма, пусть даже с неплохими находками, мне лично этого мало. У Петра Фоменко спектакль «Одна абсолютно счастливая деревня». Там тема вроде бы такая: жизнь-жизнь, пришла война… Там есть студенческие этюды, речевые упражнения, получилась до такой степени щемящая история, смешная и щемящая… Вот находки!  Можно, конечно, оценить технику виртуозного, если она есть – это здорово! Одним словом, пусть ищут! Поиск - это хорошо, это замечательно!

- Функции современного театра, на ваш взгляд?
- Главное, не идти на поводу у зрителя! Это точно не функция театра. Тем более сегодня, когда каждый может сидеть дома, смотреть, что хочет, развиваться (или не развиваться) самостоятельно. Театр всё-таки должен заставлять людей немножечко подумать, откликнуться. Серьёзный театр нужен в любом городе. Нижний Тагил почему-то такой послушный, он ест, ест и ест! Надо уже выбрать, чем его кормить, чтобы он не отравился! Тагил ведь до революции был интересным городом, нормальным культурным центром! Чудовищно много разрушено, горько… Я помню, Табаков однажды сказал, что надо на периферии все театры позакрывать. Брякнул, а фразу подхватили и понесли. А потому что удобно: не волноваться, не заботиться, не помогать. Отношения выстраиваются через симпатии. У меня уже термин выработался «творческая дискриминация», не хорошо это, это отнимает силы…

- Предстоящая премьера «Три лика России» - это, я так понимаю, моноспектакль по творчеству Анны Ахматовой, Марии Цветаевой и Зинаиды Гиппиус. Долго шли к этому?
- У Владимира Давыдовича был этот материал, он работал с тремя выпускницами. Через полгода я подумала, почему бы и мне не сделать, к тому же я люблю это! Стала работать над текстами. Начала, правда, не с того - с Гиппиус, а это «вредный» автор, за неё трудно хвататься. Пробовала, думала, колупалась, добавляла, переставляла. Время шло, не уложилась в первое лето своего замысла. Потом начались занятия в академии, я как-то потеряла стержень. Подумала: «А зачем мне это надо?». А потом до меня дошло, что это будут три монолога. Надо было только построить так, чтобы стихами можно было прочертить линии жизни. Два с половиной года ушло на подготовку. Иногда мне кажется, что Зинаида Гиппиус выглядит у меня ярче, чем Анна Ахматова и Марина Цветаева, а так не надо. За время работы я раскопала такие вещи, это здорово! Чем больше ты знаешь, тем богаче становишься.

- То есть по форме это будет монолог?
- Три монолога без антракта. Думаю, это можно высидеть (смеётся). Три года это всё вынашивала, чуть не отказалась… Теперь вот несколько дней осталось до премьеры. Ещё есть время кое-что подковать, а 27 ноября уже посмотрим… 

«Когда мы были молоды, мы успевали всё! Между репетициями надо было прибежать домой и побелить потолок…»

- Давайте немножко отойдём от театра. Скажите, женщина-актриса и женщина-мать – совместимые вещи? Насколько тяжело заниматься детьми, играть на сцене, а в перерывах резать салат на кухне? У вас ведь два взрослых сына…
- Мне казалось, что в этом отношении в нашей семье всё было довольно благополучно. Так мне казалось, казалось и казалось… Но в последние годы дети, которые уже выросли, стали высказывать свои соображения на этот счёт. Говорят, что им было меня мало и не хватало внимания. Хотя каждая свободная минутка отдавалась им. Не знаю, отчего возникают такие мысли. Мне это даже кажется несправедливым! Когда мы были молоды, мы успевали всё! Между утренней и вечерней репетициями надо было прибежать домой, побелить потолок, но в это время голова-то работала, она не отключалась. Бывает, делаешь что-то на кухне, потом бум – застыл. В голове что-то вспыхнуло, понятно, что не бытовое! Мы старались на гастроли мальчишек таскать, думали, что им будет интересно, ну это должно быть интересно – другой город… Думали, что это на пользу.

- А женой режиссёра быть тяжело?
- Тяжело, не тяжело… (задумывается), не могу сказать, что тяжело. Тяжело, когда человек работает, а ты сидишь… Пока интересно, это не тяжело, а когда нет, то, наверное, тяжело…

- Театр – это диагноз, он занимает всё время. Или есть место для каких-то увлечений?
- С факультетом сценических искусств уже нет! Раньше я не могла жить, чтобы не читать, а сейчас на чтение у меня, увы, времени нет. Хотя я читаю профессиональную литературу, которую может быть и не читала бы прежде, думаю, это тоже хорошо. Интересно читать толковые книжки, оставляющие след, это отдушинка! Времени мало… Может, возраст изменил ритм жизни, с годами я стала ничего не успевать. Потом вспомните меня через много лет (смеётся). А если серьёзно, мне интересно всё, что даёт что-то новое. Тут прочитала, что стрельцам свойственно повышенное стремление к знаниям.

Коллектив агентства новостей «Между строк» поздравляет Ларису Митрофановну с юбилеем, желает здоровья и творческих успехов.

Беседовала Оксана Исупова