«Мы не ожидали таких проверок и давления». Накануне суда по закрытию цинкового завода в Нижнем Тагиле гендиректор пустил журналистов на предприятие

«Мы не ожидали таких проверок и давления». Накануне суда по закрытию цинкового завода в Нижнем Тагиле гендиректор пустил журналистов на предприятие

Завтра, 19 ноября, в Тагилстроевском райсуде Нижнего Тагила состоится предварительное слушание по иску Нижнетагильской межрайонной природоохранной прокуратуры к компании «ГСД-Р», которая занимается добычей вельц-оксида цинка из отходов металлургического производства. По мнению надзорного ведомства, предприятие ведёт свою работу без соответствующего разрешения со стороны контролирующих органов. Третьими лицами в процессе выступают администрация Нижнего Тагила, департамент Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по УрФО, Министерство природных ресурсов и экологии Свердловской области и Роспотребнадзор.

Напомним, российский филиал американо-швейцарской компании Global Steel Dust ООО «ГСД-Р» планирует запустить в Нижнем Тагиле на территории огнеупорного завода (улица Попова, 1) производство по добыче вельц-оксида цинка (ВОЦ) из отходов металлургического производства. Договор аренды земельного участка площадью 80 тысяч кв. м между «ГСД-Р» и прежним мэром Нижнего Тагила Сергеем Носовым был подписан в начале января 2018 года на 50 лет.

«Общая территория огнеупорного завода составляет 63 га, из них у нас в аренде находится 8 га, поясняет технический директор “ГДС-Р” Андрей Бондаренко. Из них производственные площади занимают только половину. Сейчас за предприятием числится около 90 человек, практически все местные. Пока завод не запущен, люди находятся кто в отпусках, кто “без содержания”, кто-то занимается хозработами. Я лично проводил собеседование со всеми работниками при приёме и уверен в том, что они не уйдут. Люди готовы подождать, пока производство не выйдет на проектную мощность. У нас всё оборудование новое, им самим интересно».

Сам Бондаренко работает на огнеупоре с начала 2000-х и не понаслышке знает, каким вредным может быть производство с использованием вельц-печей. По словам представителя «ГСД-Р», в России добычей вельц-оксида цинка из мелкодисперсной пыли электродуговых печей никто не занимается, поскольку это очень наукоёмкое производство.

«Огнеупорный завод в Нижнем Тагиле в качестве площадки был выбран неслучайно, говорит Бондаренко. Здесь создана вся инфраструктура для производства вельц-оксида цинка нашего основного продукта. Необходимо было только немного всё модернизировать, и можно запускать процесс. Раньше, при производстве глины и огнеупорной извести, система фильтрации была на неудовлетворительном уровне и поэтому к производству было много претензий со стороны надзорных и контролирующих органов. А наш бизнес как раз заточен на то, чтобы поймать как можно больше этой пыли». 

Технология получения оксида цинка путём вельцевания применяется с середины XX века. Вельц-процесс служит для переработки материалов с низким содержанием цинка путём их нагревания во вращающейся трубчатой печи до температуры 750 градусов Цельсия, при которой извлекаемый металл испаряется и выталкивается образующимися газами, после чего улавливается специальными многоуровневыми фильтрами.

Главным поставщиком сырья для завода станет ревдинский филиал Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК-Урал). Цинксодержащее сырьё также планируется закупать у калужского филиала НЛМК и Абинского электрометаллургического завода.

«Наше сырьё, пыль от электродуговых печей, относится к IV классу опасности (малоопасные отходы), заявляет Бондаренко. В своё подтверждение могу сказать, что мы изучали пыль от белорусского металлургического завода, там она тоже считается малоопасной. В ней нет ничего вредного. Преимуществом нашего производства является то, что оно практически безотходное. Кроме вельц-оксида, мы получаем как побочный продукт металлосодержащий концентрат, который тоже идёт на продажу местным производителям цемента и металлургам. А сам вельц-оксид цинка пойдёт за границу».

Старая вельц-печь оказалась непригодна для нового производства, поэтому было принято решение её заменить. Специально для комкования пыли был закуплен немецкий интенсивный смеситель-гранулятор за 700 тысяч евро.

«Я ездил стажироваться на подобное предприятие в Саудовской Аравии, которое с нуля построили наши партнёры. У них дымовая труба всего 20 метров, а наша — 60 метров. Первым делом я у них спросил: “А почему труба такая низкая?” На что они ответили: “А нам зачем высокая, если у нас практически ничего не выкидывается”».  

По словам технического директора, рукавные фильтры из специальной ткани улавливают на выходе до 99,95% всех образовавшихся веществ, получившихся в результате нагревания пыли. Специально во время пуско-наладочных работ за процессом следили зарубежные специалисты.

«У природоохранной прокуратуры три основные претензии к предприятию, говорит генеральный директор “ГСД-Р” Евгений Суслин. Первая претензия состоит в том, что наше предприятие работает без части разрешительных документов. В том числе в иске написано, что у нас отсутствует проект. На наш взгляд, это совсем не так, потому что в данный момент проект проходит согласование с Роспотребнадзором. До этого часть проекта, где рассчитываются риски для здоровья населения, проходила экспертизу в государственном специализированном учреждении и была одобрена. А сам проект получил два положительных заключения».

На прошлой неделе Арбитражный суд Свердловской области отказал Ростехнадзору в привлечении к ответственности «ГСД-Р» за незаконное строительство производственных объектов без разрешения и положительного заключения госэкспертизы. Контролирующий орган не смог доказать в суде, что «ГСД-Р» на момент проверки осуществлял строительно-монтажные работы на объекте. В компании отметили, что велось только техническое перевооружение, которое затрагивает технологическое оборудование для поддержания его в работоспособном состоянии и инженерные сети, и поэтому для этого не требуется разрешения на строительство.

«Вторая часть иска касается того, что нашим предприятием якобы уже нанесён вред окружающей среде и здоровью людей, но никаких замеров произведено не было, чтобы это документально подтвердить. Также в иске указано, что мы не установили санитарно-защитную зону (СЗЗ), но предприятие этим занимается с 2017 года», поясняет Суслин.

По мнению специалистов — разработчиков проекта, новая технология позволяет сократить СЗЗ с 1000 метров до 300, выполнив тем самым требования Роспотребнадзора.

На предприятии считают, что ажиотаж вокруг их завода связан с тем, что данная технология является новой для Нижнего Тагила. На прошлой встрече журналиста АН «Между строк» с руководством компании в начале марта в «ГСД-Р» заявили, что завод запустится в июле, а на проектную мощность планирует выйти к концу года, но из-за проверок, согласований и судов предприятие простаивает до сих пор. 

«В Европе и Северной Америке эта технология признана “зелёной”. Мы как раз за то, чтобы и в нашей стране тоже развивались такие экологичные производства, но мы столкнулись сейчас с таким уровнем проверок, что… На мой взгляд, это чрезмерное давление на компанию, которая ещё даже не начала работать», говорит генеральный директор «ГСД-Р» Евгений Суслин.