«Люди думают, что я пафосная стерва и хитрая лиса». Самый открытый депутат гордумы Мария Лисина — о жизни за чертой бедности, нормах приличия в соцсетях и мечте о муже-олигархе

«Люди думают, что я пафосная стерва и хитрая лиса». Самый открытый депутат гордумы Мария Лисина — о жизни за чертой бедности, нормах приличия в соцсетях и мечте о муже-олигархе

Она мечтает иметь мужа-олигарха и заниматься благотворительностью, как это делали известные жёны Виктора Вексельберга и Романа Абрамовича. «Хочу построить развлекательный центр для воспитанников детских домов. Проекта пока нет, но я уверена, что кто-нибудь поддержит мою идею», — говорит мечтательно самый открытый депутат Нижнетагильской гордумы седьмого созыва 32-летняя Мария Лисина. Статус народного избранника девушка получила лишь год назад, но уже успела угодить в скандальную историю. В 2017 году она заработала самую маленькую сумму среди депутатов НТГД и Ленинская прокуратура обвинила её в сокрытии доходов. После этого старшие коллеги-депутаты посоветовали Марии удалить многочисленные страницы в соцсетях. Об образе стервы, жизни в соцсетях, нежелании строить из себя «умную депутатшу» и избалованной молодёжи, читайте в интервью Марии Лисиной для АН «Между строк».

Маша, ты молодая симпатичная девушка, прошлой осенью вышла замуж, на протяжении нескольких лет руководишь тагильскими молодогвардейцами и успешно занимаешься общественной деятельностью при поддержке партии власти. Зачем тебе ещё и депутатство?

— Честно говоря, когда я стала депутатом, определённое время не понимала, в чём заключаются мои полномочия. В чём плюсы, кроме того, что у меня теперь есть сотовый телефон председателя думы Алексея Пырина. Но… раньше, когда люди просили меня помочь, первой всегда возникала мысль о том, где взять денег, у кого их попросить. А Гаджи (Абдулов, депутат НТГД. — Прим. ред.) меня тут немного притормозил, сказал: «Ты знаешь, мы же депутаты, можем прийти в отдел образования и вместе разобраться с той или иной проблемой, узнать, по какой причине не были выделены средства». Мы попробовали, и у нас получилось — дали денег на соревнования, отправили юных натуралистов в Крым. И тогда я поняла, что такое депутат городской думы. Что сейчас можно не просто ходить и вымаливать деньги у спонсоров, а обсуждать, решать какие-то вопросы вместе с моими коллегами-депутатами или сотрудниками администрации. И это круто, что мы можем выделять деньги на детские сады и школы, помогать талантливым ребятам, решать серьёзные городские проблемы. Это то, что мне нужно, — ресурсы, которые помогут продвигать какие-то свои социальные проекты. Может, в перспективе я стану каким-то муниципальным служащим, займу какую-то высокую должность.

Я люблю заниматься благотворительностью, и, если бы мой муж был олигархом, я бы занималась только этим. Строила бы какие-нибудь детские центры и клубы, это было бы моей работой. Но поскольку сейчас мы семья молодая и муж у меня молодой, нам приходится вместе работать, чтобы обеспечивать себя и создавать какое-то своё будущее. Да, со временем он, наверное, станет олигархом, попадёт в список Forbes, у нас будет свой благотворительный фонд. Мне очень нравятся жёны богатых политиков, людей, которые открывают фонды. Каждая работает в своём направлении — если она гимнастка, то поддерживает именно гимнасток, — и это очень круто.

Твоё участие в праймериз «Единой России» и выборах депутатов Госдумы в прошлые годы было не очень успешным. Формально в гордуму ты попала только благодаря спискам ЕР. Знала, что тогда ещё мэр Нижнего Тагила Сергей Носов отдаст тебе свой депутатский мандат?

— Была какая-то внутренняя интуиция, что в этот раз уже точно должно получиться, что я не просто так, не для массовки во всём этом участвую. Хотя мы, списочники, до последнего момента не знали точную информацию по спискам, только одномандатники быстро определились. Никто не обещал мне никакого места в думе, абсолютно. Некоторые были на 100% уверены, что я протеже [руководителя аппарата администрации города Андрея] Ленды, но это не так. Просто в думе должны присутствовать все слои. Я представляю молодёжь как один из наиболее ярких её представителей. В альтернативу мне на тот момент брать было некого, и это не только мои слова.

В городе работает уже второй созыв молодёжной думы, которая имеет в числе прочего функцию так называемого социального лифта. Там разве нет достойных ребят?

— Молодёжная дума — это вообще отдельная тема. Изначально это был наш с Александром Масловым (бывший спикер НТГД. — Прим. ред.) проект. Я предложила ему организовать в городе школу молодого политика. Решили, что возьмём туда классных инициативных ребят, кадровый рост будет, и будем проводить в Тагиле больше мероприятий — силами молдумы и уже существующей «Молодой гвардии». А получилось… Я не знаю, почему туда из созыва в созыв попадают люди, которые считают себя чуть ли не президентами страны. По большому счёту они ничего ещё из себя не представляют, но уже на таком пафосе: почему нас не снимают, где моё интервью. Вот тот же Женька Морозов. Нормальный парень, такие мероприятия прикольные делает иногда, спортсмен, имеет хороший потенциал, но тот пафос, который он показывал на выборах думы… Я не знаю, может, пиджаки делают с людьми что-то не то или проблема в том, что в молдуме нет какого-то сильного идейного вдохновителя.

«Молодая гвардия» — более сильная площадка сегодня, потому что это федеральная организация, она имеет серьёзные ресурсы и поддержку из области и Москвы. И то я туда пришла и шесть лет в футболке пробегала. В костюме приходила только тогда, когда денег нужно было попросить, чтобы не подумали, что я какая-то легкомысленная девчонка. Туда вообще хорошие ребятки приходят. Вот сейчас есть группа молодогвардейцев на Тагилстрое — сами организовались и пошли старикам окна мыть. А эти приходят, начинается: «Я не буду делать это или то». Избалованы, не хотят идти к цели. Они считают, что уже многого достигли в жизни просто потому, что сделали стильную причёску, надели классный костюм и умеют красиво говорить. Вот пусть берут ноги в руки и в своих пиджаках сами ищут спонсоров для мероприятий. Мне Маслов никогда не говорил: «Ой, Маша, приходи, я тебе денег дам». Я никогда эти деньги, даже три тысячи рублей для проведения выставки бездомных животных, просто так не получала. Приносила ему полный пакет документов, где были прописаны цель и задачи мероприятия, тайминг, указана смета, — защищала свой проект. Со временем у меня, конечно, появились свои партнёры, инвесторы. При этом мой папа-бизнесмен, он сейчас в Сочи работает, мне никогда не помогал. Я сама ходила ко всем и знакомилась.

Вместе с тобой в думе работают руководители с ЕВРАЗ НТМК и УВЗ, опытные политики. Они воспринимают тебя всерьёз?

— Я тут вообще открытие для себя сделала: оказывается, первое впечатление у людей создаётся обо мне такое, будто я пафосная стерва. Хотя я себя так никогда не веду. Поэтому уверена на 100%, что 90% наших депутатов изначально отнеслись ко мне не очень хорошо, с недоверием. Фамилия ещё такая — Лисина. Одни думали, что я хитрая лиса, чётко знаю все ходы, всё у меня спланировано давно. Другим я показалась глупой, избалованной и пафосной. Они считали, что я кому-то что-то пообещала или сделала для того, чтобы оказаться в думе, хотя я не считаю себя дамой с модельной внешностью. Я обыкновенная, но, видимо, чересчур уверенная в себе. Но сейчас, думаю, ситуация изменилась. Так всегда в новом коллективе бывает: все потихонечку начинают друг друга узнавать, дружить с кем-то. Мы же не в лагере, где все новенькие сразу садятся за круглый стол, знакомятся и рассказывают о себе и своих увлечениях.

Особенно славная, милая дружба сложилась между мной, Гаджи Абдуловым и Кириллом Романовым. Мы вместе участвуем в разных мероприятиях, общаемся вне думы и заботимся друг о друге.  Может, потому что у нас возраст примерно одинаковый. С Вячеславом Малых мы очень хорошо общаемся, нас с ним связывает мороженое. Он очень отзывчивый, мы возим к нему на экскурсию на завод детей из детских домов. С другими депутатами у меня пока не было возможности побольше пообщаться. Когда я баллотировалась, мне многие говорили: «Ты что, дура? Там такие интриги плетут, всё так грязно». Но на заседании думы, когда прокуратура просила наказать меня из-за непредоставления всей информации о доходах вовремя, почти все мои коллеги поддержали именно меня, только двое воздержались. Тогда я сделала вывод, что мы этот сезон проработали все вместе не зря, какая-то команда всё-таки есть.

Уже почти год прошёл с тех пор, как начал работать седьмой созыв Нижнетагильской гордумы. Как думаешь, какое ваше решение было самым важным и полезным для горожан?

— Однозначно могу сказать, что это утверждение средств на строительство моста через Тагильский пруд, о котором так давно мечтает город. Начало строительству положено. Мост поможет связать два района между собой и разгрузить центральные улицы от потока автотранспорта, особенно в часы пик. Вообще мне пока сложно разбираться во всех делах администрации и гордумы, это для меня тёмный лес. Равносильно тому, что я пришла учиться в институт и мне сразу дали решить сложную задачу из высшей математики. Я очень быстро обучаюсь, схватываю, но объём новой информации настолько большой, что не могу пока выделить из него какие-то важные или не очень вещи. И когда мне высылают миллион документов, я сижу и думаю: «Господи, зачем мне это?» Читаю все решения Счётной палаты, там работают специалисты, дельные вещи пишут. Но во всём этом разбираться одному человеку, мне кажется, просто нереально. Хорошо, что я не боюсь показаться кому-то сильно глупой, звоню коллегам, спрашиваю: «Подскажите мне, я не очень понимаю, как мне в этой ситуации поступить?» У меня есть Гаджи, он может позвонить Руслану Юсупову. Корякина спросим, Зябочкина. Я считаю, что самый глупый вопрос — незаданный. Глупо сидеть и строить из себя пять лет умную депутатшу, не пытаясь разобраться во всех этих вещах. Мне не хочется чувствовать себя безучастной, мне от этого некомфортно. Я хочу принимать те решения, которые принесут пользу людям, а не просто на кнопочку нажимать, как обезьянка.

За прошлый год ты задекларировала самый маленький доход среди депутатов НТГД — 11,9 тысячи рублей, хотя все знают, что ты занимаешься развитием сразу нескольких бизнес-проектов. Супруг твой отчитался о 124 тысячах. Маша, расскажи всем, на что же вы с мужем живёте?

— Фитнес-клуб «Океан», директором которого я являлась, у нас закрылся на ремонт 1,5 года назад, и денежный поток автоматически прекратился. Будет ли он снова функционировать, зависит от его собственника, инвестора, очень много денег нужно вложить туда. Некоторое время в клубе работал один зал, где в закрытом формате проходили персональные тренировки. Несколько таких тренировок в 2017 году провела моя мама, но это был её личный доход. Маме проводить занятия очень нравится. Она по образованию швея, всю жизнь шила и теперь, наконец, нашла себя.

Я изучала менеджмент в фитнес-индустрии, прошла программу MBA. Позже начала тренировать людей сама, взяла йогу и фитнес-направления. Получать доход стала только в этом году, весной, а на протяжении всего прошлого года реально был провал. Просто мне нравится работа, которая какую-то пользу людям приносит. На фитнес и йогу приходит много людей, каждый со своей проблемой или задачей: одни хотят похудеть, другие — подтянуть здоровье, третьи готовятся к беременности. Йогой я сама активно занимаюсь уже семь лет, недавно ездила в очень крутой йога-тур в Крым. Люди приходят ко мне на занятия, чтобы расслабиться, перезагрузить свой мозг. Они успевают и отдохнуть, и помедитировать, и немножечко дыхательной практики освоить, мы делаем с ними прикольные силовые асаны. При этом я стараюсь под каждого подстроиться, чтобы всем было комфортно, так как уровень у всех, конечно, совершенно разный. Всегда очень поддерживаю тех людей, которые начинают заниматься йогой, потому что это меняет отношение к жизни, к людям, к растениям, ко всему. Музыку люблю слушать такую, йоговскую, я могу под неё и поспать, и почитать, и помыть посуду, и позаниматься, она не раздражает мой ум. Хотя могу и тяжёлый рок послушать, всё зависит от настроения.

Декором свадеб мы занимаемся с мамой и мужем в таком семейном формате. Студия появилась шесть лет назад, ни офиса, ничего у нас нет. Это чисто творческое дело. Я сама научилась флористике, потому что это интересно и прикольно, а не для того чтобы заработать миллионы. Не заработаешь, да у нас никогда и не было сумасшедшего потока. Мы делаем букеты и просто кайфуем от этого.

Я знаю, что у многих после проверки прокуратуры возникли вопросы: откуда деньги, на что мы живём, если никакого дохода нет. В конце 2016 года мы продали долю в моей квартире и у нас оказался доход, 600 или 700 тысяч рублей. В начале 2018-го мы с мужем на часть этих средств купили первую свою совместную машину. Пишут в СМИ в комментариях едкие замечания о том, что у меня Mazda 6. Да она же старая, на ладан дышит, ей красная цена — 150 тысяч рублей. Мне мой ремонтник говорит: «Продай ты её, ради Христа, не мучай никого уже». На остатки денег мы жили, других вариантов не было. Многие тычут меня носом в то, что мы ездили отдыхать в Арабские Эмираты, но никто не знает, что мы ещё год кредит за эту поездку будем платить.

Ты ещё основала шоу-рум шуб из искусственного меха по франшизе компании Only me.

— Да, но он откроется снова только в сентябре. Это такой сезонный бизнес, и там тоже пока нет никакого дохода. Понимаешь, это всё творческая деятельность, больше хобби, чем работа. Да и я как-то наработалась уже что ли. Ещё учась в торговом колледже, работала несколько месяцев у папы в фирме, продавала металлопрокат. У меня даже есть эта запись в трудовой книжке. Но совмещать дневное обучение и работу долго не получилось, начались проблемы и там и там. Я выбрала учёбу, окончила колледж с красным дипломом и спокойненько поступила на заочку в филиал УрГЭУ на специальность «экономика и управление на предприятии». В студенчестве работала в сети магазинов «Суперстрой». Начинала с продавца, потом мы уехали открывать филиал в Серове. Доработалась до замдиректора одного из филиалов по логистике. Уже к окончанию института я зарабатывала хорошие деньги, и это был официальный доход.

Как твои коллеги-депутаты, близкие и друзья отнеслись к разбирательствам с прокуратурой и негативным публикациям в СМИ?

— Мне после этой истории сказали прекращать всё выкладывать в сеть. Я и сама хотела удалить аккаунты во всех соцсетях, потому что это было всё так мерзко и неприятно. Но я не могу, я же публичный человек. И я всё-таки считаю, что депутаты должны вести страницы в соцсетях. То, что они ходят на заседания гордумы и работают в рамках своих комиссий, и так понятно, можно и в СМИ прочитать. Всем интересно, чем живёт человек, какое у него хобби, что ему нравится. Даже мне интересно, чем мои коллеги-депутаты увлекаются. Когда кто-то из депутатов сказал, что Денис Корякин участвовал в «Гонке героев», я была в шоке.

Нужно просто смотреть, что ты выкладываешь в сеть. У меня нет в соцсетях фотографий, где я в купальнике, например. Да и в гардеробе уже практически нет каких-то развратных нарядов, не вижу необходимости в них ходить. Есть принципы моральные, которых я всегда придерживаюсь, где бы ни была, поэтому не переживаю о том, что где-то в соцсетях или СМИ могут появиться какие-то компрометирующие меня фотографии. Алкоголь я не употребляю уже лет пять или шесть, не курю, мясо тоже не ем, популяризирую себя как ЗОЖницу. Есть рамки, которые я никогда не перехожу, нет такого, например, что я в гневе отматерить кого-то могу. Хотя подростком я была нормальным — и курила, и употребляла, в меру конечно. Мама меня никуда не отпускала особо до 18 лет, но мы с ней всегда были очень близки и открыты. Она говорила: «Если ты хочешь чего-то, шампанского например, скажи, только нигде не шатайся». Вообще я выросла в любви, ласке и внимании. Мама с папой развелись только после моих 24 лет. Ещё у меня есть младший брат, ему 22 года. Он живёт самостоятельно, работает в «Красном и белом».

Ты говорила, что после истории с прокуратурой тебе не хотелось давать комментарии СМИ. А сама о своих коллегах-депутатах и вообще о городе новости откуда узнаёшь?

— У меня муж любит новости читать и смотреть. Я этим не увлекаюсь, у меня нет такой необходимости. Мой помощник Дима Арды, муж и ещё ряд ребят из «Молодой гвардии» активно читают все новости, мониторят соцсети и делают выдержки, скидывают мне какие-то важные моменты. Иногда я захожу на два сайта — «Между строк» и «Все новости», всё. Выделять постоянно время для того, чтобы читать всё подряд… Зачем? У меня муж под боком их постоянно читает и получает от этого удовольствие.

Твой второй муж Евгений Кучин младше тебя на восемь лет, кроме того, у вас разный социальный статус — ты депутат городской думы, он простой водитель. Как вам удаётся сохранять гармонию в семье?

— Несмотря на то, что он младше, он чувствует и понимает, что главный в семье именно он. И я не выгляжу на его фоне какой-то старой мудрой черепахой Тортиллой. Конечно, у него есть свои правила жизни, своё понимание семьи. Поначалу оно немного отличалось от моего, так как у нас разное воспитание, но за три года мы как-то притёрлись друг к другу. Женщина с мужчиной и так друг друга с трудом понимают, а если ещё разный возраст, восприятие, можно вообще сойти с ума. Поэтому мы сразу «расставили все точки над i», обозначили допустимое и недопустимое, чтобы потом не было никаких скандалов.

Когда мы начинали встречаться, мне говорили: «Зачем он тебе? Ты такая взрослая, тебе нужен другой мужчина». Но я чувствую себя с ним комфортно. Несмотря на то, что он водитель в архитектурно-строительной компании, а я депутат, нет у нас такого ощущения, что кто-то хуже или лучше. Мой муж и установкой пластиковых окон занимался, и в автосервисе работал, он вообще такой трудяга. Берёт на себя многие решения, как минимум полностью содержит семью. При этом всегда гордится моими достижениями, рассказывает друзьям: «Вот моя Машечка то-то сделала…» Мы с ним наравне, и он даже круче меня, потому что как минимум выше и сильнее. Я знаю: если мне плохо, кто-то меня обидел, он всегда за меня вступится, защитит.

Ещё он очень заботливый. Мы познакомились лет пять назад в «Молодой гвардии». Тогда у него была машина, а у меня нет. Он учился на дневном в пединституте и нигде не работал, но всё время старался помочь мне — подарки отвезти в детский дом или забрать меня откуда-нибудь, при этом никогда не спрашивал, оплатят ли ему бензин или нет. Для мужика это круто, такой заботы я давно не встречала и не чувствовала, и этим он, наверное, поразил моё сердце. А ещё он очень вкусно готовит: морковный пирог, манники, блинчики — всё это умеет делать. Но я ему не разрешаю часто печь, не могу устоять перед кусочком. В сентябре будет уже год, как мы женаты. Хотим куда-нибудь съездить, провести время вместе.

Конечно, дети есть в планах. Я их очень люблю и хочу, и моя благотворительная деятельность показывает это, но отношусь к этому вопросу со слишком повышенной ответственностью. Мне кажется, что должно быть создано прям всё-всё для ребёнка. А у нас пока даже нет собственного жилья.

У тебя очень большое количество фотографий выложено в Facebook, Instagram и во «ВКонтакте». Некоторые тагильчане считают тебя тусовщицей. Как и где ты расслабляешься?

— Я очень люблю активный отдых. Стараюсь больше времени проводить с семьёй, чтобы каждую свободную минуту рядом были самые-самые близкие — мама и муж. У нас такая троица, мы постоянно вместе. На «Спартаке» есть гора, куда мы часто забираемся, это моё излюбленное место, энергетически сильное. С вершины видно весь город, можем там пикник устроить или просто посидеть. Без тороплений прогулка туда-обратно занимает два часа.

В городе есть несколько парков, где мне нравится гулять. На Верхне-Выйском пруду очень круто — почти никогда нет народа, так спокойно и хорошо. Года два или три назад «Молодая гвардия» проводила акцию, садили кустарники. Было 1200 саженцев. Я помню, где мы их садили, и когда гуляю там, то смотрю, какие уже выросли, — это греет душу. Недавно в парке «Народный» гуляли, но там пока не хватает зелени, одни дорожки. Для меня очень важно, чтобы рядом была какая-то природа. Ну и мы гуляем с собакой, а с ней не везде можно. В парке Бондина поэтому редко бываю, там очень много людей.

Ты всегда элегантна, видно, что уделяешь большое внимание своей внешности. Где одеваешься?  

— Я вообще люблю местные бренды, жаль, что закрыли магазин «Твоё», он был прям няшный такой, прикольный. Одеваюсь также в Mango и Zara. Я люблю просто прикольные современные вещи. В Zara есть вещи для делового стиля, но не классика, они интересные. Очень люблю вещи на заказ. Мама моя больше не шьёт, но у неё осталось много друзей, которых можно попросить сшить что-нибудь для себя. А так я особо не заморачиваюсь, не увлекаюсь показами мод, не покупаю какие-то супер-пупер-дорогие и модные вещи. Часы люблю под образ надевать, Sunlight например. Время показывает, красивые камни есть, беленький ремешок — всё, что ещё надо?

О чём мечтает Мария Лисина?

— Знаешь, я очень люблю создавать плакаты мечты, строить планы на 10–50 лет вперёд. Дом и машина — это дурацкие цели, то же самое касается детей или замужества. Это слишком банально. Жизнь идёт, у тебя появляются дом и машина, рождаются дети, ты выходишь замуж. Должна быть какая-то жизненная миссия, с которой ты будешь засыпать и просыпаться, поэтому я всегда хочу сделать что-то глобальное. В рамках Тагила… Мне очень хочется, чтобы в городе появился большой детский центр, который будет включать в себя всё, начиная с аквапарка и заканчивая кинологическим клубом для детей. Не для зарабатывания денег — миллион процентов, что он будет неокупаемым. А чтобы все дети, в том числе из детских домов, могли посещать его, приходить туда на разные занятия. Я не знаю, стану ли я когда-нибудь миллиардершей или нет, но очень верю, что найдутся такие люди, инвесторы, которые поддержат мою идею, и этот в первую очередь социальный объект будет построен. Когда я кому-то это рассказываю, мне говорят, что я вообще ненормальная. «Где ты найдёшь людей, которые вложат миллиард рублей в неокупаемый проект?» — спрашивают они меня. Благотворительность — это адовая работа. Но у меня часто так бывает: когда я долго обдумываю какую-то идею, приходит человек и говорит: «А давай вот это сделаем». У нас так получилось с благотворительной столовой. Сначала у Гаджи нашёлся друг, который хочет этим проектом в Тагиле заниматься, потом в соцслужбе рассказали о женщине, которая готовит еду для бездомных и приносит её на определённые уличные точки. Просто волшебство какое-то.