Государство требует от священника 30 млн рублей

Государство требует от священника 30 млн рублей

Настоятелю храма в селе Быньги Свердловской области отцу Виктору вменили ущерб в сумме более 30 млн рублей за реставрацию старинного храма, - передает корреспондент Агентства «Между строк». Напомним, старинный быньговский храм с 2005 года реставрировался силами Фонда «Город без наркотиков» с привлечением лучших специалистов-реставраторов страны. Еще несколько лет назад в барабане под куполом не было стекол, все заливало дождем, штукатурка от стен отслаивалась лоскутами, зимой внутри было минус десять.
«Наши в Быньгах разобрали центральный иконостас. Это уникальное сооружение 1797 года. Изнутри иконостас снизу до верху покрыт толстыми слоями штукатурки. Наштукатурили за двести-то лет. Много тонн накопилось. А внутренние столбы подгнили. И иконостас стал закашиваться. И оперся всей своей многотонной тяжестью на две иконы. Одна из них - Спас ростовой, с правой стороны, уже лопнула посредине, но держит. А на верхнем ярусе заклинило Рождество Христово. На днях будем поддомкрачивать и вытаскивать. Главное, чтобы он не сложился», - описывал ход реставрационных работ Евгений Ройзман в своем блоге.
В июле свердловские полицейские совместно с сотрудниками министерства культуры проводили проверку «оперативной информации» о том, что с центрального иконостаса храма в Быньгах, исчезли уникальные невьянские образа. Заявление якобы написал кто-то из прихожан храма. В полиции создали рабочую группу, в которую вошли специалисты свердловского минкульта, и даже сотрудников Интерпола, предполагая, что Ройзман может переправить иконы за границу.
«Пришли в храм. Всех опросили, выяснили, что ничего не пропало. Если каких-то икон нет, то они на реставрации. Есть у нас письмо, подписанное Владыкой, где говорится, что все образа на месте», - рассказывал Евгений Ройзман корреспонденту Znak.com
Однако уже в августе силовики возбудили уголовное дело по ст. 243 УК РФ – «Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры». В рамках дела проводились допросы реставраторов, настоятеля храма, прихожан, реабилитантов Фонда. Прошли обыски в реставрационной мастерской училища имени Шадра в Екатеринбурге – именно здесь специалисты восстанавливали иконы. Полицейские вывезли из училища десятки икон. Полицейские обыскали и квартиры реставраторов. В августе же правительство Свердловской области официально запретило реставрационные работы в храме.
На сегодняшний день все реставрационные работы и текущий ремонт в Быньгах прекращены. Реставрационное отделение в училище им. Шадра тоже не работает.
Евгений Ройзман: «Ко мне прицепиться не получается, надо кого-то наказать. А за что?  За то, что восемь лет своими силами и за свои деньги с помощью добрых людей Быньговский храм реставрируем и ремонтируем? Для начала, попытаются наказать директора училища, чего-нибудь придумают, потом попробуют как-нибудь меня оболгать. Будут рассказывать, что это народное достояние, а там наркоманы работают, и учета не ведется. Ну, во-первых, учет ведется такой, как вам и не снилось, и за восемь лет ни разу ничего не пропало, во-вторых, никому кроме нас не было дела до народного достояния, когда зимой в храме было до -30 (до  - 10 отец Виктор служил!), а весной, осенью и летом во время дождей вовнутрь лилось так, что все ведра, тазики и корыта подставляли, а сырую штукатурку из стен  в углах мы горстями выгребали.... Роспись масляная лохмотьями со стен висела. А отец Виктор держался за сердце и не знал к кому обратиться за помощью. Что-то никто из разнообразного начальства не вспоминал что это народное достояние.

Что могут рассказать? Что мы плохо реставрируем? Да ладно, с чего вдруг? Руководитель реставрационного отделения закончил Академию им.Репина, прямой ученик знаменитого Ю.Г Боброва, самый сильный реставратор по Невьянской иконе. Мы на постоянном контакте с Государственным Научно - Исследовательским Институтом Реставрации, с музеем им.Андрея Рублева, с ГИМом, в Быньги мы привозили всех крупнейших специалистов, нашу работу знают все исследователи Невьянской иконы. Без сомнений, мы здесь лучшие.
Кроме того, прежде чем приступить к реставрации центрального иконостаса, мы перекрыли купол, открыли верхний барабан, отсекли воду, сделали отопление, переложили весь пол (каждая плита под 40 килограмм), оштукатурили весь внутренний объем, открыли две башни, которые были замурованы, дали свет, и восстановили роспись, отреставрировали все царские врата, и иконостасы левого и правого пределов и еще огромный объем работы сделали за эти годы. И никого не было рядом - ни охраны памятников, ни правительства области, ни росохранкультуры, и все смотрели, как мы работаем. При этом, как обычно, мы не попросили и не потратили ни одной копейки бюджетных денег. И вот вдруг все вспомнили и подхватились и забегали.  Самим-то не совестно?»
Стоит отметить, что РПЦ, в лице епископа Нижнетагильского и Серовского Иннокентия и отца Виктора поддерживают Евгения Ройзмана и благодарны ему за помощь в реставрации храма, на который государство давно не обращало внимания. Корреспонденту Агентства  «Между строк» удалось связаться с секретарем Нижнетагильской епархии отцом Геннадием (Ведерниковым). По словам священника, руководство епархии возмущено новостью о том, что за многолетние реставрационные работы и приведение заброшенного храма в порядок, сейчас на отца Виктора «повесили» десятки миллионов рублей.
По общему мнению, проверяющие пришли в храм в связи с конфликтом Евгения Ройзмана с властями Свердловской области.

Агентство новостей «Между строк»