Глава центра «Мой бизнес» Сергей Федореев — о проблемах и перспективах тагильских предпринимателей, торговых сетях и собственных научных разработках

Глава центра «Мой бизнес» Сергей Федореев — о проблемах и перспективах тагильских предпринимателей, торговых сетях и собственных научных разработках

В мае в здании на пр. Мира, 2а (на месте бывшего джентльмен-клуба «Граф») откроется центр «Мой бизнес» для предпринимателей Горнозаводского округа. Это федеральный проект Минэкономразвития РФ, в регионе его реализует Свердловский областной фонд поддержки предпринимательства. Пока в помещениях идёт ремонт, глава центра Сергей Федореев работает, как говорится, с колёс: ездит в гости к бизнесменам, узнаёт об их проблемах и предлагает разные способы поддержки. На днях он побывал в редакции АН «Между строк». О займах, условиях их получения, трудностях захода местных производителей в сети и бизнес-потенциале Нижнего Тагила читайте далее в интервью.

Будем готовить предпринимателей к выводу продуктов на полки торговых сетей

В Нижнем Тагиле сейчас более 11 тысяч субъектов среднего и малого предпринимательства. В каких направлениях мы уже добились существенного прогресса в рамках хотя бы УрФО, а где сильно проседаем?

— В Нижнем Тагиле у нас очень сильно тон задают наши гиганты — «Уралвагонзавод» и ЕВРАЗ НТМК — как напрямую, через заказы свои, так и косвенно, обеспечивая платёжеспособный спрос со стороны их работников. В этом плане среда довольно благоприятная. Если говорить о том, в каких отраслях мы чувствуем себя хорошо, то я бы выбрал здесь мерилом количество жителей, работающих на этих предприятиях, а также способность предпринимателей обеспечивать спрос со стороны местных заказчиков.

По статистике видно, что в малом бизнесе у нас доминирует торговля. Второе место делят строители и транспортники. У нас однозначно высокий потенциал в сфере строительства, мы можем работать на регион и за его пределами. На третьем месте — обрабатывающие производства, мы неплохо выглядим на фоне УрФО, но в целом, я считаю, потенциал здесь полностью не реализован и в этом направлении ещё можно развиваться. Знаете, люди часто говорят, что заниматься производством невыгодно, но я езжу по предприятиям, в том числе по производственным, и вижу немножко иную картину.

Совершенно не реализован потенциал в сфере информационных технологий, айтишных компаний очень мало, хотя есть, конечно, такие выдающиеся примеры, как iRidium Mobile. А ведь это сфера деятельности с нулевым влиянием на экологию, она интересна для индустриального города, и в неё следует вкладываться. Мы можем делать в Тагиле проекты для заказчиков, которые сидят за океаном.

А в торговле доминируют компании, реализующие какую продукцию?

— В торговле очень интересная картина. По статистике с 2015 по 2018 год количество торговых предприятий сократилось на 30%, но при этом число людей, занятых в торговле, растёт. К нам приходят сети. Это официальные зарплата и трудоустройство, поэтому мы и наблюдаем такую картину.

Предприниматели не раз жаловались на то, что крупные торговые сети уничтожают малый бизнес.

— С сетями очень сложный вопрос. Когда они заходят в город, то гарантируют свободные пространства на своих полках для местных производителей. Предприниматели говорят о том, что в сети невозможно зайти, сети — что производители просто не готовы обеспечивать уровень качества продукции и упаковки. И здесь мы видим для себя целый спектр задач по подготовке предпринимателей к выводу местных продуктов на полки сетей.

Сергей, что рассказывают вам местные предприниматели, с какими трудностями им приходится сталкиваться сегодня при создании и развитии бизнеса?

— Предприниматели не очень охотно делятся своими проблемами. В России, говорят, две беды, у предпринимателей их три. Это нехватка доступных заёмных средств, квалифицированных кадров — очень серьёзная проблема сейчас, предприниматели кричат о ней. Многие талантливые ребята уезжают в другие города — в Екатеринбург, Москву. Остро нуждаются в кадрах сферы инжиниринговых услуг, строительства, здесь речь идёт в первую очередь о высшем звене, ИТР (инженерно-технических работниках. — Прим. ред.). Ещё одна серьёзная проблема — излишнее внимание со стороны контролирующих органов. Предприниматели стараются сильно громко не заявлять о себе, работают потихоньку, лишь бы о них не услышали и к ним не пришли. Потому что никогда не знают, с какой стороны к ним прилетит новый запрос.

«Долго думали, как стереть пыль веков с этого места»

Почему вы решили открыть центр «Мой бизнес» в здании на Мира, 2а? Многие помнят, что раньше там размещался джентльмен-клуб «Граф».

— Мы рассматривали разные варианты своего размещения, но выбрали это здание, потому что нам очень понравилась организация пространства. Там прямо всё про нас — и по зонированию, и по площадям. Район этот развивается, сначала появился Park Inn, теперь работает Demidov Plaza. И глава города [Владислав Пинаев] нас поддержал, сказал: «Пора сделать что-то приличное». Долго думали, что сделать, чтобы как-то стереть пыль веков с этого места. Планируем открываться ярко и торжественно, подробности сообщим попозже.

Запуск центра намечен на второй квартал года. На его базе будет запущена коворкинг-зона. На сколько мест она рассчитана?

— Центр «Мой бизнес» — это федеральный проект. Есть набор обязательных требований, которые нужно выполнить при его строительстве. У нас будет две зоны, каждая рассчитана на 25-26 человек, кухня и переговорка. В центре разместится также event-площадка, зал сможет принимать до 100 человек.

Когда мы изучали опыт коворкингов в Екатеринбурге, обнаружили, что даже там этот формат до конца ещё предпринимателями не освоен. Не все понимают, в чём преимущества его использования. Если обратиться к опыту действующих коворкингов, чаще всего в них можно встретить айтишников, дизайнеров, журналистов, блогеров. Что они ценят в коворкингах? Не нужно вкладываться в офисные помещения, покупать мебель и оргтехнику — это всё по умолчанию есть в коворкинге. Такой формат удобен для тех, кто только стартует со своим бизнесом или работает на дому и имеет потребность встречаться с заказчиками.

Консультации каких экспертов и по каким темам смогут получать там предприниматели?

— В центре будут работать специалисты, которые смогут консультировать предпринимателя по совершенно разным темам: как открыть своё дело, какую систему налогообложения выбрать. У них будет отдельная зона. В какие-то дни мы будем устраивать встречи с представителями налоговой, Пенсионного фонда, снабжающих организаций и другими экспертами, в которых заинтересованы бизнесмены. Например, сейчас очень актуальна тема продвижения в социальных сетях. По ней мы тоже будем организовывать образовательные мероприятия и консультации с участием специалистов.

Все ли услуги будут предоставляться бесплатно?

— Большая часть мероприятий и услуг центра будут бесплатными. Если мы будем делать уникальное мероприятие, созданное под какую-то конкретную задачу, с узкой и углублённой тематикой, то, возможно, будем брать какие-то деньги. В Екатеринбурге предприниматели платят невысокую стоимость, самую низкую на рынке, потому что часть расходов берёт на себя областной фонд. Чтобы у предпринимателей была возможность общаться с практиками, будем проводить семинары и тренинги. Кто подписан на нашу группу в соцсети «ВКонтакте» или в Instagram (@sofp66), знает, что у нас регулярно проходят вебинары, форумы и другие мероприятия. Тагильские предприниматели и сейчас имеют возможность участвовать во всех наших активностях.

— Какие ещё виды помощи планируется оказывать бизнесменам? Расскажите, пожалуйста, более подробно об областных и федеральных финансовых инструментах поддержки.

— Основной инструмент финансовой поддержки — это займы, которые выдаёт непосредственно наш областной фонд поддержки предпринимательства. Можно привлечь до 5 млн рублей сроком до 3 лет под процентную ставку от 3,5%. Займы предоставляются на рефинансирование существующих кредитов, приобретение основных средств, пополнение оборотки, ремонт коммерческой недвижимости. На что нельзя тратить средства, так это на погашение задолженности перед бюджетом или на зарплату сотрудникам. В апреле у нас появится отдельная линейка продуктов для предпринимателей моногородов, мы опубликуем на сайте очень интересные предложения.

Если не хватает денег для реализации проекта, можно обратиться также к нашим партнёрам, в числе которых МСП Банк, Фонд развития промышленности. Фонд развития моногородов предоставляет займы от 10 млн рублей до миллиарда и процентные ставки до 5%. Мы здесь выступаем как поручитель по кредитам на сумму до 50 млн рублей, но не более чем на 50% от привлекаемой суммы. Также мы можем стать поручителями по кредитам коммерческих банков, если у предпринимателя не хватает залога.

При поручительстве приходилось попадать в ситуацию, когда предприниматель переставал платить по кредиту?

— Конечно, но такие ситуации происходят довольно редко. Когда мы принимаем решение о предоставлении поручительства, вместе с партнёрами тщательно проверяем предприятие, его платёжеспособность, оцениваем проект, смотрим учредителей и директора. При выдаче займов из собственных средств приезжаем на место ведения бизнеса, проверяем соответствие заявленным объёмам, осуществляем некий аудит.

«Выращивать поросят в одиночку экономически неэффективно»

Центр «Мой бизнес» откроется для поддержки предпринимателей со всего Горнозаводского округа. Какую работу будете проводить в сёлах и деревнях?

— В отдалённых территориях лучше всего как инструмент продвижения наших продуктов работают ноги. Мы сейчас вынуждены значительную часть бизнес-процессов загонять в цифру — предпринимателей много, и всем нужно оказывать услуги. Но есть сёла и деревни, где предприниматели о нас даже не слышали, они представления не имеют о тех возможностях, которые мы даём. Где-то ограничен доступ к интернету, не все ещё освоили инфокоммуникационные технологии. Поэтому нужно приходить к предпринимателям и рассказывать о нас и наших возможностях.

В прошлом году порядка 30 займов мы выдали фермерским хозяйствам по Свердловской области, это очень немного. Нам хотелось бы, чтобы они развивались, а предприниматели объединялись. Потому что, когда работаешь в режиме какого-то подсобного хозяйства и один выращиваешь поросят, это экономически не очень эффективно, так трудно выжить. Нужно выходить на современные комплексы производства. Для выхода в те же сети необходимо регулярно обеспечивать определённый объём продукции, в одиночку его просто невозможно дать. Сейчас наши партнёры реализуют программы, которые предусматривают финансирование существенно большее, чем мы можем предоставить в рамках наших займов. 

Можно заниматься деревообработкой и торговлей. Возникают, конечно, определённые проблемы. Недавно был на совете по развитию предпринимательства Горноуральского городского округа. Там прозвучала информация, что предприниматели одной из деревень купили на оптовке фигурки персонажей известных мультиков. Так вот, игрушка стоит 100 рублей, а штраф, который пришёл им за нарушение авторских прав, составил порядка 100 тысяч рублей. Нам нужно донести до них информацию о том, как работать с поставщиками и проверять продукцию. Для нас здесь непаханое поле.

Отдельная история про деревню. У меня отец из Уфтюги (Архангельская область). Это такие дикие места, там волки собак таскают с окраины. С одной стороны Северная Двина, с другой — болото Курома. И знаете, в эту деревню прилетают со всего мира туристы, чтобы пожить в русском доме, поспать на печи, походить в лаптях, научиться плести их. Вот такая история с народными промыслами, с нашей культурой, она не до конца раскрыта. И для некоторых локаций наших может быть очень интересна. Мне стыдно признаться, но я на Чусовой впервые оказался, когда мне было уже около 30 лет, и я был шокирован этой красотой. Потрясающая совершенно река. Мы должны научить наших будущих предпринимателей видеть возможности, создавать приемлемый уровень сервиса. Потому что когда к нам из Европы приезжают туристы… Очень самобытный сервис у нас.

Сергей, как вы считаете, почему местные предприниматели не торопятся улучшать качество сервисного обслуживания?

— Что такое вообще «повышение уровня потребительских сервисов»? В первую очередь это работа с ожиданиями клиента, которые клиент очень часто сам не может сформулировать. Бывает, вопросы удовлетворённости клиента уходят на второй план из-за того, что возникает много текущих и горячих вопросов. Или предприниматель считает, что главное — это только оказать услугу, а как — уже не важно. Например, отдаю в ремонт машину. Мои ожидания какие? Чтобы мне её отремонтировали и объяснили, в чём была причина неисправности. Приезжаю в сервис забирать машину, получаю прокуренный автосалон и кучу проводов на коврике. Да, машина работает, мне её починили, но, ребята, я к вам больше не приеду, впечатление испорчено. И это всё-таки проблема не сотрудника, а предпринимателя, собственника бизнеса, это работа с кадрами. В следующий раз я поеду в другой сервис, и никто никогда не узнает, почему я не вернулся. Наверное, нужен какой-то понятный, стабильный поток денежных средств, свободное время у собственника, чтобы он мог остановиться, задуматься о том, почему клиенты не возвращаются, и дальше работать над уровнем своего потребительского сервиса. У малого бизнеса на это времени просто нет, поэтому мы будем пытаться делать какие-то краткосрочные образовательные проекты по данной теме. Хочется давать бизнесменам практические инструменты, чтобы они использовали их у себя.

Ещё одно направление, которое центр «Мой бизнес» будет развивать, — выход предпринимателей с их продуктами за пределы города и области. Каким образом вы можете помочь бизнесменам расширить рынки сбыта?

— В рамках областного фонда работает подразделение, которое занимается поддержкой экспортёров. Мы организуем международные бизнес-миссии, помогаем в поиске партнёров, составлении и переводе документов, а также в международной сертификации. Можем организовать, например, выезд за границу на выставку, чтобы предприниматель показал потенциальным заказчикам и партнёрам свой товар.

В 2019 году на поддержку малого и среднего бизнеса в Свердловской области выделено более миллиарда рублей из регионального и федерального бюджетов. Нижний Тагил сколько от этого «пирога» может получить?

— У меня два ответа на этот вопрос: правдивый и стратегически верный (смеётся. — Прим. ред.). Правдивый — нет совершенно никаких ограничений. Кто успеет, быстрее и правильнее оформит заявку, тот и получит эти средства. Есть определённые трудности в работе с предпринимателями, удалёнными от головного офиса, до них очень трудно бывает доехать. Поэтому мы создали представительства в управленческих округах. Сейчас логистических преимуществ у предпринимателей из Екатеринбурга нет, все будут на равных условиях получать займы. Стратегически правильный ответ — денег на всех не хватит, успевайте. В 2018 году тагильским бизнесменам было выдано за счёт областных программ только около 30 млн рублей, это очень немного.

Часто предприниматели заявляют о том, что трудно заполнить заявку, займы дают только своим. Со всей ответственностью заявляю: все предприниматели для нас свои, заявку оформить нетрудно. В Нижнем Тагиле я сейчас свою помощницу отправляю к предпринимателям, они вместе начинают оформлять заявку, если возникают какие-то трудности, то все они очень быстро решаются. Единственное, мы не предоставляем займы организациям, которые занимаются торговлей подакцизными товарами — например, алкогольной продукцией, бензином.

«Наступает момент, когда ты думаешь, что уже можешь всё, и вот тогда-то и ловишь задний кант»

В 2011 году вы с партнёром создали малое инновационное предприятие, в состав учредителей которого позже вошёл УрФУ. Расскажите, какими научными исследованиями и разработками занималась компания. С какими трудностями при коммерциализации результатов вы сами столкнулись?

— Основной вид деятельности предприятия — научные исследования и разработки. Мы занимались разработкой покрытий для повышения надёжности разборных электрических контактных соединений. У нас на предприятии зарегистрировано 3 патента на изобретение. Их авторами являемся я и мой коллега Виктор Гоман. Мы с ним со студенческой скамьи в науке, вместе работали и развивались. Вторым видом деятельности являются энергетические обследования. Мы проводим аудит предприятия на предмет затрат, связанных с энергоресурсами в себестоимости продукции, и разрабатываем спектр технических решений, направленных на снижение этих затрат. Сейчас этой деятельностью занимается преимущественно мой коллега Виктор Гоман, он же соучредитель компании.

С какими трудностями сталкиваешься, когда занимаешься научными разработками и их продвижением? Наш продукт ориентирован прежде всего на крупные предприятия, которые либо занимаются производством электротехнической продукции, либо имеют мощные распределительные сети. Очень трудно заходить на эти предприятия. В течение нескольких лет работаем с главным инженером или главным энергетиком, подходим уже собственно к внедрению, но меняется руководство, и процессы запускаются заново. Это всё очень тяжело, трудоёмко.

Ваши друзья и бывшие одноклассники рассказывают, что вы всегда больше интересовались научной деятельностью. Когда впервые появился интерес к бизнесу и во что он вылился?

— Это произошло, наверное, ещё в студенческие годы, очень хотелось зарабатывать. Первые мои предпринимательские шаги были связаны с айтишной сферой. Тогда только внедрялся программный продукт «1С: Предприятие». Я занимался тем, что автоматизировал торговые точки, устанавливал систему учёта, подключал торговое оборудование. Позже я поступил в аспирантуру и ушёл уже глубже в науку.

Вы, ваши дочь и сын, брат с племянниками — все играют на скрипке. Даже концерты совместные, говорят, проходят иногда. Помогает ли вам музыка в решении рабочих или личных вопросов, каким образом?

— У нас в семье, да, очень много музыкантов, этот список можно продолжить мамой, тётями и сёстрами, которые играют на фортепиано. Мы регулярно принимаем участие в конкурсах семейных ансамблей, которые организует Детская музыкальная школа № 1. Её заканчивал я, мой брат, и сейчас в ней учатся наши дети. Для нас это повод побыть вместе. Я бы не сказал, что скрипка — это skill, которым должны все обладать. Сейчас это, наверное, помогает мне расслабиться. Я бы в целом про музыку сказал даже в стиле Виталия Кличко. Музыка — это очень жёсткий вид спорта, учителя по музыке можно, наверное, смело приравнять по статусу к тренеру, потому что он проделывает сумасшедшую работу, в том числе и воспитательную. И если в спорте где-то ты можешь совершить вторую попытку, ещё один подход, то в музыке у тебя всегда только одна попытка. Никого не интересует, как ты себя чувствуешь, что происходит у тебя в голове, — ты выходишь и играешь. И это, конечно, очень закаляет.  

Вас не раз видели на горнолыжном комплексе «Гора Белая». Какими видами спорта вы увлекаетесь?

— Очень я люблю беговые лыжи, любовь эта пришла ко мне через страшную нелюбовь. Я помню, как в детстве папа вытаскивал нас с братом на Тагильский пруд. Он бабочкой просто порхал вокруг нас, он хорош в лыжах, а нас с братом мама укутывала в какие-то дублёнки, завязывала шаль, и мы, как два биоробота, шли по лыжне. Но потом, когда я учился в школе, очень сильно заболел, а в тот же период шла Олимпиада. Я смотрел лыжные соревнования по телевизору, пока был на больничном, и прям полюбил это дело. Сейчас я фанат беговых лыж, очень люблю велоспорт. Ещё я катаюсь на доске, но очень сдержанно, так как считаю, что риски, связанные с этим видом спорта, совсем не оправданы. У меня было серьёзное падение, я пропустил беголыжный сезон из-за него. При этом упал на ровном месте. Наступает момент, когда ты начинаешь неплохо кататься, думаешь, что уже можешь всё, и вот тогда-то и ловишь задний кант.