Денис Корякин: «Я как акула — если остановлюсь, сразу умру». Главный энергетик ЕВРАЗ НТМК и депутат о преемнике Носова, забегах на 25 км и многодетности

Денис Корякин: «Я как акула — если остановлюсь, сразу умру». Главный энергетик ЕВРАЗ НТМК и депутат о преемнике Носова, забегах на 25 км и многодетности

Он легко может пробежать на лыжах 53 км, а сейчас готовится к беговому полумарафону «Европа — Азия» в 21 км. Главный энергетик ЕВРАЗ НТМК и избранный прошлой осенью депутат Нижнетагильской гордумы Денис Корякин всегда находится в движении и в шутку называет себя акулой или генератором колебаний. На комбинате он разработал программы по повышению энергоэффективности металлургического производства, в думе руководит самой проблемной и сложной комиссией — по городскому и жилищно-коммунальному хозяйству. В редкие свободные часы спешит домой к любящим его жене, сыновьям с дочкой и ретриверу Спарки. О том, зачем городу нужны многомиллиардные концессии, о бюрократии в гордуме и истинных жизненных ценностях, читайте в интервью Дениса Корякина АН «Между строк».

«Нужно, чтобы город жил не только центром, но и окраинами»

— Денис Анатольевич, откуда возникло желание заняться политикой? Ведь вы высококлассный специалист на ЕВРАЗ НТМК, у вас очень ответственная и серьёзная должность… Зачем вам дума?

— Инициативу изначально проявил я, и желание это не было спонтанным. У нас на заводе у каждого руководителя, помимо каких-то рабочих моментов, есть подшефные школы и садики. Всегда присутствует некая социальная нагрузка, тем более что сфера моей деятельности — энергетика. Порой даже задаёшься вопросами: «Где больше работаешь — на или за территорией завода? И где зона ответственности больше?» Вот это постоянное взаимодействие с внешней средой, понимание проблем, которые есть за пределами предприятия, и подвели к решению пойти работать в думу. У меня есть реальные идеи, планы и рычаги, чтобы помочь жителям нашего города. Некоторые люди делят завод и город, а это неправильно. Потому что работники завода мы восемь часов, а жители — все 24 часа в сутки.

То есть вы уже до выборов знали, чем должен заниматься депутат?

— Конечно. На предприятии есть депутаты, всегда можно спросить у них, чем они занимаются, живут. Но если честно, я не думал, что это будет отнимать столько времени. А оказалось, минимум один день в неделю я этому посвящаю, не считая вечерней нагрузки. Поэтому было тяжело первые два-три месяца. Сложно из-за того, что очень много новой информации, дополнительной. Много приходится читать нормативных актов, законов, чтобы понимать, о чём идёт речь, смотреть практики в других городах.

Насколько я помню, для новоизбранных депутатов организовывали учёбу.

— Да, но она в основном касалась ведения депутатской деятельности: того, как нужно вести приём граждан, правильно работать с обращениями, как это всё зафиксировать. Очень много бюрократии, каждый шаг должен быть задокументирован. Но я до сих пор не понимаю, для чего такие требования. Вот пришёл человек с обращением, ты начал какие-то действия делать, запросы направил в разные инстанции. И о каждом таком промежуточном решении ты должен обратившемуся к тебе человеку доложить, направлять ему все копии запросов. А людям ведь важны не отчёты, а результат.

Вы для себя уже сформулировали своё предназначение как депутата?

— Моя задача как депутата от восьмого округа — привлечь внимание администрации города и мэра к проблемам этого округа, жителей Красного Камня и Тагилстроя. Понятно, что есть бюджет, что всё ограничено, кошелёк один. Но нужно, чтобы город жил не только центром, но и окраинами, чтобы и на эти регионы распространялись проекты, которые реализуются в городе.

«Сегодня на тарифах, которые устанавливает РЭК, не может просуществовать ни одна организация в сфере ЖКХ»

А какие у жителей этого округа есть проблемы?

— На самом деле люди у нас не очень требовательны. Обращаются по поводу вещей самых обычных, которые и так должны быть, они не просят ничего сверхъестественного. А проблемы везде как братья-близнецы, куда ни придёшь. Внутриквартальные территории — это вообще бич: разбитые проезды, тротуары, нехватка палисадников, газончиков и детских площадок. Очень мало дворов, где с этим порядок, а в основном это всё, мягко сказать, в неудовлетворительном состоянии. Ещё один блок проблем, которые каждого дома касаются, — ЖКХ. Взаимодействие с управляющими компаниями — вопрос очень многогранный, его очень сложно обсуждать. По одному дому с управляющей компанией разбирались. Дом двухподъездный, пять этажей, 40 квартир. Все друг друга знают в лицо, но по этому дому очень большие долги по текущему, капитальному ремонту, за энергетику. Человек, который платит, конечно, хочет, чтобы услуга оказывалась ему качественно, в полном объёме. А другой и не платит, и не требует.

И как выйти из этой ситуации?

— На сегодняшний день этот вопрос остаётся без ответа. Есть даже дома, где организовано ТСЖ и те же проблемы. Встречался на днях с председателем одного ТСЖ. Она говорит: «Нам реально не хватает денег. Мы собираем с каждого квадратного метра немного, но люди всё равно не все платят. Мы знаем, кто не платит. Этот человек ездит на хорошей машине, видно, что он не голодает, одевается неплохо, но вообще не платит». А ведь есть такое понятие, как социальная ответственность. Взял кредит — плати, пользуешься услугами — плати. Тут ещё движение «Граждане СССР» появилось, которое призывает вообще ни за что не платить.

В конце мая они прислали в редакцию АН «Между строк» письмо от «врио главы Нижнего Тагила» Петра Афанасенко с требованием прекратить «незаконную» деятельность редакции.

— Это вроде бы смешно, но они же будоражат умы других людей и призывают их не платить за коммунальные услуги. А сейчас законодательство, может, к счастью, а может, к сожалению, построено таким образом, что ничего нельзя сделать с человеком, который не платит. Ни тепло, ни электричество нельзя отключить. Ничего.

Сейчас мэрия ведёт переговоры с крупными компаниями по заключению сразу нескольких концессионных соглашений. Это действительно поможет решить проблемы в сфере ЖКХ в Нижнем Тагиле?

— У нас сегодня на тарифах, которые устанавливает РЭК, просуществовать не может ни теплоснабжающая организация, ни водоканальная. Возьмём теплоснабжающую организацию. На газе не сэкономить, начинается экономия на ремонтах, на обновлении оборудования. Это всё потихоньку скатывается в яму, и наступает момент, когда МУП либо становится банкротом, либо всё его оборудование просто разваливается. Что мы сегодня и имеем, не сегодня-завтра всё рухнет. Потому что при существующих тарифах РЭК есть только два варианта — либо не ремонтировать оборудование совсем, либо не платить поставщикам энергоресурсов. И заключение концессионного соглашения в такой ситуации — это, наверное, выход. Концессионеры делают инвестиционную программу, план по приведению всего оборудования в порядок, его правильной эксплуатации. Главное — сделать очень правильное техническое задание. Прописать, сколько денег будет вложено, сколько покрыто тарифом или компенсировано средствами из областного бюджета. Здесь очень важно свои ожидания правильно сформулировать в виде задания.

«Если конфликты с мэрией и возникают, то только рабочие»

Стало ли для вас неожиданностью назначение председателем комиссии по городскому хозяйству?

— Это не стало сверхнеожиданностью. Мы с коллегами-депутатами ещё до заседания думы на эту тему общались. У нас условно принято, что ЖКХ занимаются энергетики. Мне сказали: «Давай». Я пожал плечами — нужно ведь ещё поработать, опыта набраться. А на заседании коллеги, которые недавно говорили о том, что «обычно это энергетики», тут же вынесли на голосование мою кандидатуру и выбрали председателем комиссии меня. А у нас, у производственников, так: задачу поставили, значит, нужно её выполнять, лямку тянуть.

А как у вас сложились отношения с коллегами из администрации?

— Почему-то бытовало мнение или до сих пор есть, что депутаты и администрация друг с другом постоянно конфликтуют. Наверное, можно вести какие-то непрерывные вооружённые действия между собой, но на это нужно тратить ресурсы, даже временные. Не полезнее ли направить их на то, чтобы что-то делать, работать на благо горожан? Даже если какие-то конфликты и возникают, то они рабочие. Но на мои просьбы — и как депутата, и как председателя комиссии — администрация города реагирует.

За прошедший год чем может гордиться ваш созыв?

— Очень важным решением, которое, может, было неярким, незаметным, стало принятие в феврале изменений в устав города, после чего в полномочия Нижнего Тагила вошло содействие развитию спорта для людей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). Теперь у города есть основания финансово всевозможно поддерживать его, до этого была только федеральная поддержка. У нас в городе даже школа есть для людей с ОВЗ (Центр адаптивного спорта. — Прим. ред.). Там чемпионы России и Европы занимаются. А муниципалитет не может им тренажёры отремонтировать или окна покрасить.

«Монополизация власти хороша только во время войны или кризиса»

Как вы относитесь к отмене прямых выборов мэра?

— Статистика показывает, что в лучшем случае на местные выборы приходят 25% избирателей, явка низкая. Люди выбирают власть, которая очень близка к ним, но при этом не проявляют особой заинтересованности. Это в пользу отмены выборов. Но опять же к власти не придёт варяг какой-то. Это будет человек, который общается с народом. И показатель успешности деятельности градоначальника тоже демонстрируется как раз на прямых выборах — люди либо дают кредит доверия на следующий срок, либо не дают. Это видно по рейтингу. Поэтому мне сложно дать однозначный ответ на ваш вопрос. Мы с прямыми выборами жили совершенно в разных ситуациях. Поэтому, наверное, то, как город развивается, зависит не от того, какие выборы, а от того, какими личностными и деловыми качествами обладает градоначальник. 

После летних каникул вы с коллегами будете выбирать нового главу Нижнего Тагила. Кого считаете наиболее достойным кресла мэра?

— Фамилию сейчас сказать какую-то сложно, потому что пока называется только одна фамилия. Но самое главное, чтобы глава города был нормальным, требовательным, крепким хозяйственником. И мы будем выбирать главу именно по этим качествам.

Сейчас называется фамилия врио главы Нижнего Тагила Владислава Пинаева. Вы готовы поддержать его кандидатуру?

— Во-первых, Владислав Юрьевич сам ещё даже не заявился. Во-вторых, не прошёл отбор конкурсного комитета. Всему своё время.

Бывший мэр Сергей Носов во время последней поездки в Тагил сказал, что секретарём местного отделения «Единой России» должен быть глава города. Вы с ним согласны?

— В моём понимании это называется монополизацией власти. Она хороша в критических ситуациях — война, кризис, когда нужно быстро принимать решения, не обсуждая их. В нормальной жизни это, наверное, не столь важно. Поэтому я так не считаю.

А вы бы сами хотели стать лидером тагильских единороссов?

— Нет. Иначе тогда я, чувствую, лишусь своего последнего выходного. У меня всё-таки семья есть ещё.

«Ценность детей я понял слишком поздно»

Расскажите о своей супруге.

— Её зовут Наталья Ивановна. А работает она в «Тагилспецтрансе» юрисконсультом. Мы учились вместе в школе № 80 в Тагиле. Потом она ушла в другую школу, а я остался в 80-й. Позже судьба свела нас снова, и в следующем году будет уже 20 лет с тех пор, как мы поженились.

У меня не совсем студенчество было. Жизнь так сложилась, что после окончания школы в 1995 году я был вынужден сразу пойти работать на НТМК. Были лихие 90-е. Тот, кто жил в те годы, помнит, что тогда были низкие зарплаты и они ещё серьёзно задерживались. У нас в семье было трое детей, я самый старший, мама одна. Я чувствовал ответственность перед семьёй и не мог позволить себе сидеть на шее у мамы. Пошёл работать, потом параллельно учился на заочном в УПИ. Поэтому студенческую жизнь я пережил вместе со своими друзьями, параллельно. С ними не расстаюсь до сих пор.

В декларации указано, что у вас трое несовершеннолетних детей.

— Жаль, что всего трое детей.

А сколько бы вы хотели?

— Пятерых точно. Ценность детей я понял слишком поздно. И это, наверное, самая большая в моей жизни ошибка. Истинная ценность — это твои родные и дети, а не дачи, квартиры, автомобили.

Александра Денисовна у нас ещё маленькая, ей 2,5 года. Старшего сына зовут Денисом Денисовичем, ему 14. Младший — Максим Денисович, ему недавно исполнилось 13 лет.

Ещё один член семьи — золотистый ретривер, он живёт с нами уже 9 лет. Дети назвали пса Спарки. Я думаю, что это собака из какого-нибудь мультика. На самом деле, по документам у него имя в три строчки. Собака прирученная, все команды выполняет, поначалу даже ездили с ней на соревнования. Но ходить по подиуму и хвастаться ею — это не для меня. Мы же брали её не для того, чтобы на ней деньги зарабатывать, а как члена семьи.

Сыновья занимаются лёгкой атлетикой. Старший ещё параллельно ходит в студию театрального мастерства «Мельпомена» в ДК НТМК, младший — на шахматы. У них всё время расписано, но главное, что я их не заставлял этим заниматься, они сами захотели. Я всегда считал, что лучший пример — личный. Дети видят, что папа всем занимается, и им так же надо. Ты никогда не докажешь ребёнку, что очень полезно заниматься спортом, лёжа на диване и попивая пиво с сигаретой в зубах. У каждого из детей уже есть, конечно, определённые склонности, увлечения. Но говорить о том, кто и кем хочет стать в жизни, наверное, ещё рано. Я сам начал осознавать это только в 16 лет.

А вы сами в подростковом возрасте кем мечтали стать?

— Очень долго хотел стать врачом. Ну я им и стал, если проводить аналогии. Только лечу не людей, а оборудование.

Вам хотелось когда-нибудь уехать из Тагила? Как вы отнесётесь к тому, что ваши дети захотят жить в других городах?

— Мне несколько раз поступали предложения уехать из Тагила, но я их не принял. Конечно, велика вероятность того, что дети успешно сдадут выпускные экзамены и захотят учиться в вузах областных городов. На период учёбы я утрачу влияние над ними, и они захотят остаться там, где учатся. Я этого не исключаю. Но для себя всё-таки надеюсь, что они свяжут свою жизнь с этим городом.

И пойдут работать на НТМК?

— А почему бы и нет? НТМК сегодня — это некий центр стабильности и благополучия. Многие почему-то говорят, что завод — это плохо. Но это говорят люди, которые не бывали там, не работали никогда. У них какие-то впечатления о заводе абсолютно неправильные. Никто из них не знает, что НТМК содержит спортивную школу «Уралец», где занимаются дети, Центр культуры и искусства, куда входит Дворец культуры школьников и ДК НТМК, помогает детским садам и школам.

«Я сравниваю себя с акулой. Если остановлюсь, сразу умру»

Как семья относится к тому, что вас постоянно нет дома?

— Почему постоянно? Я дома появляюсь после семи где-нибудь, после восьми. Конечно, тут ещё свои увлечения накладываются. Но я в таком ритме живу практически всю свою жизнь. Я даже иногда сравниваю себя с акулой. Если остановлюсь, сразу умру, поэтому мне нельзя останавливаться. Может, меня супруга и полюбила за то, что я всегда нахожусь в движении. Вообще, все мои домашние даже с ума сходят, если я в отпуске хотя бы несколько дней. Мне нужно ведь, чтобы всё двигалось, шевелилось — генератор колебаний.

Я читала, что благодаря физическим упражнениям вам удалось сбросить за полтора года более 30 кг. Вы сейчас бегаете?

— Да, бегаю я для поддержания формы и чтобы лёгкие обратно не закрылись. Плаваю на «Белой» по выходным. Но моё истинное увлечение — это всё-таки лыжи. Зимой в выходные прохожу за раз минимум 25 км, за субботу-воскресенье — 50–70 км. У нас на комбинате есть забег руководителей. Я там второй год подряд забираю первое место. Но там маленькая дистанция — 3 км. Вдохнул-выдохнул — и уже всё, на финише. В феврале бежал лыжный марафон «Европа — Азия», вот там было 53 км.

В августе в Екатеринбурге состоится беговой марафон «Европа — Азия». Но, наверное, побегу полумарафон — 21 км. В декабре я пробежал его за 2 часа 12 минут. В этот раз уже ставлю себе задачу из двух часов выбежать. Я могу долго бежать, но скорости у меня, к сожалению, нет. Вообще цель такая — пробежать в этом году все «Европы — Азии». Хотел попробовать в этом году ещё дуатлон — плавание и бег. Но там, оказывается, нужно иметь разряд по дуатлону, чтобы поучаствовать, любителей нет.

Каждый год бегаю «Дай пять». В этом году вместе с [председателем Нижнетагильской гордумы Алексеем] Пыриным стартовали. Хотел уложиться в 25 минут, пробежал за 24 минуты 12 секунд, так что сам у себя выиграл 48 секунд.

А как вы относитесь к экстремальным видам спорта?

— У меня старший сын до лёгкой атлетики занимался горными лыжами. Ездил-ездил, и в какой-то момент у него встал результат по времени. Я его спросил, что случилось, а он и говорит: «Папа, мне страшно». И я понял, что лыжи — это не его. У него есть здоровое чувство страха перед скоростью.

То есть и у вас оно тоже есть?

— Да, и у меня. Экстремальные виды, конечно, завораживают — скорость, адреналин в крови… Но у меня, к сожалению, очень много примеров перед глазами, когда люди серьёзно травмировались на горных лыжах, на сноубордах. Как бы они хорошо ни катались, рано или поздно наступает момент, когда люди травмируются, поэтому не буду искушать судьбу. Да мне и беговые лыжи больше нравятся.

«Люблю рок»

Какую книгу вы прочитали последней?

— «Мастер и Маргарита». Во-первых, мне сам слог у Булгакова нравится, во-вторых, это такая философская книга. Вообще я для себя поставил цель перечитать всю школьную программу, обновить в голове. Потому что в разном возрасте эти произведения абсолютно по-разному воспринимаются. Я очень много для себя заново открыл в пьесе «Горе от ума». Не так давно «Анну Каренину» перечитывал. Когда в школе роман читали, думали, он о любви. Нет, он о людях. О Константине Левине, настоящем хозяйственнике, реальном человеке, который занимался реальным трудом в деревне. А эта вся публика московская и питерская… Жили там своей жизнью, не осознавая реальных ценностей.

Какую музыку вы слушаете?

— Вообще, конечно, люблю рок, наш. На пробежку пошёл, наушники надел, включил «Пикник» — «У шамана три руки». Радует ещё нетяжёлый металл — «Лауна», The Pink Floyd. Популярную музыку тоже слушаю, в том числе и зарубежную, но не всю подряд. Подобие Anastacia, песни и музыка которой тоже на рок похожи. Ещё я для себя не так давно открыл, что мне очень нравится симфонический оркестр, камерная музыка. А когда это всё ещё накладывается на какие-то рок-хиты или металл… Звучит очень достойно.

Чего вы хотите добиться в ближайшие пять лет?

— Дом, наконец, достроить на даче. Восемь лет его строю. И, наверное, всё-таки помочь детям определиться в жизни. У них такой возраст сейчас, когда им уже самим нужно делать какие-то самостоятельные шаги. И мне нужно помочь им их сделать, чтобы они сами встали и смогли дальше потом идти по жизни, тоже сами.

На работе есть грандиозные планы, но я не буду их пока называть. Они связаны с модернизацией, с перевооружением. В думе, как и на работе, тоже есть много программ, которые нужно реализовывать. Двигаться куда-то дальше, когда я ещё даже половину не сделал того, что хотел бы сделать здесь, не планирую. Собственного удовлетворения не получишь. Этот созыв думы отработаю, а к окончанию уже буду подводить итоги и принимать для себя какие-то решения.

Ещё на значок ГТО сдать хочу.