«Чтобы наши дети не жили в мире, утопающем в пластике». Кто в Нижнем Тагиле занимается сортировкой мусора, и зачем им это нужно

«Чтобы наши дети не жили в мире, утопающем в пластике». Кто в Нижнем Тагиле занимается сортировкой мусора, и зачем им это нужно

Жители России ежегодно производят около 70 млн тонн твёрдых бытовых отходов. При этом мусорные полигоны во многих городах переполнены — в ближайшие годы всё это «добро» просто будет некуда девать. Как объясняют федеральные чиновники, для решения этой проблемы была запущена так называемая «мусорная» реформа. Она должна сократить объём захораниваемых отходов, приучить население к более осознанной утилизации и сортировке мусора. Наш журналист Екатерина Баранова в качестве эксперимента решила проверить, насколько сложно самостоятельно организовать у себя дома раздельный сбор мусора, куда его потом сдавать в Нижнем Тагиле и, самое главное, правда ли сортировка ТКО спасёт российские города от экологической катастрофы.

В этом материале — истории тагильских смельчаков, решившихся на сортировку отходов дома, опыт тагильских предприятий, фирм-посредников по сбору вторсырья, мнения блогеров и специалистов. Он о том, кто, где и как перерабатывает мусор рядом с нами и зачем люди так отчаянно пытаются помочь своей планете. Текст большой и непростой, как и сама заявленная тема. Но прочитать его мы очень рекомендуем, поскольку считаем, что пришло время нам всем подумать об этом.

Из личного опыта

Если весь «прогрессивный» Запад и Восток педантично сортирует мусор с конца прошлого века, то в нашей стране о вреде закапывания в землю пластика или картона большинство узнаёт только из публикаций СМИ и постов известных блогеров. Мне тоже всегда казалось, что с утилизацией мусора заморачиваются только экоактивисты, мечтающие спасти планету от всех бед. Но вот уже три месяца я храню на балконе четыре мешка: для стекла, для алюминия, для картона и бумаги, для пластиковых крышек. А затем раз в месяц отвожу скопившееся вторсырьё в пункты приёма, откуда оно отправляется на мусороперерабатывающие заводы.  

Мысль начать сортировать мусор пришла мне одним майским утром, когда я выносила очередной тяжёлый мешок с отходами на мусорку. Я вдруг осознала, что делаю это слишком часто, что мусора становится слишком много, а пакеты всё объёмнее и тяжелее. Тогда я решила провести ревизию своего мусора, и оказалось, что большая его часть — это упаковка, бутылки, контейнеры и много-много всякого пластика и целлофана.

Google подсказал, что пластик — самый вредный мусор: он разлагается от 200 до 500 лет, при этом никуда не исчезает, а превращается в микропластик. Микропластик отправляется в путешествие по миру, им питаются рыбы, животные, птицы, и в итоге он попадает на стол к человеку. Говорят, что микропластик недавно обнаружили даже в соли! Когда читаешь о круговороте производимого человеком мусора в природе, волосы встают дыбом. И даже далеко не самый эко-френдли товарищ задумается: а ведь с этой общемировой бедой пора что-то делать.

Сортировка мусора — это непривычно, неудобно и вообще странно. А прежде, чем утащить в пункт приёма вторсырья свой мусор, его нужно помыть, очистить от пищевых отходов, дозаторов, крышек, высушить, аккуратненько смять и рассортировать по разным ёмкостям. Ещё одна проблема — найти в тесной квартире место для вторсырья и при этом не поругаться с домашними, которые косо поглядывают на тебя и твоё новое занятие.

Чудики с мешками

Йога-тичер Анастасия Воронова начала задумываться об ответственном потреблении и утилизации мусора ещё до того, как это стало мейнстримом. Тагильчанка последние 10 лет возит вторсырьё в Екатеринбург — раз в месяц в больших мешках. По словам Анастасии, в Нижнем Тагиле она не нашла добросовестных переработчиков.

«Вначале надо мной посмеивались знакомые, родные не сильно поддерживали. Многие считают, что это всё ерунда, что в жизни и без этого есть чем заняться. Сбор вторсырья — это сложности, ограничения и неудобства. Особенно в первое время. Людям непонятно, зачем я мою мусор, сушу мусор, складирую мусор, вожу его в Екатеринбург. Не знаю, насколько у нас люди готовы этим заниматься. Большинству будет просто лень. Но для меня это важно. Я осознаю, что в будущем мои дети будут жить в мире, утопающем в пластике, при этом из пластика можно сделать новый пластик. Также я понимаю, что даже сортировка не спасёт планету от загрязнения. Нужно переходить на многоразовую тару, не пользоваться целлофановыми пакетами, сдавать одежду в фонды или на переработку, минимизировать покупки вещей и продуктов в пластиковой упаковке. Надо понимать и то, куда ты сдаёшь отходы и что будет с ними дальше. Многие компании принимают только выгодное для них “дорогое” вторсырьё, а остальное выкидывается на свалку. В таком случае пользы от вашей деятельности будет немного», — уверена Анастасия.

Как выяснилось, в Нижнем Тагиле живёт немало людей, которые когда-то пробовали сортировать мусор или продолжают до сих пор. И это вопреки тому, что в нашем городе информацию о сортировке ТКО горожане собирают по крупицам — через сарафанное радио и в интернете. Кто-то ездит учиться сортировать мусор в Екатеринбург. Так, в столице Среднего Урала существует частный Немузей мусора, посетителям которого рассказывают, как правильно готовить вторсырьё на переработку. В начале 2020 года организаторы Немузея планировали открыть филиал и в Нижнем Тагиле, но пандемия спутала все планы.

Есть в Екатеринбурге и специальное «ЭкоТакси». Оно вывозит вторсырьё прямо из дома — сознательному екатеринбуржцу такое удовольствие обойдётся в 300 рублей. Также на сайте «ЭкоТакси» можно скачать памятку с правилами сортировки мусора.

Специалист по персоналу Мария Ермакова живёт на Вагонке и вместе с детьми сортирует мусор уже три года. Бутылки ПЭТ, крышки и картон Мария сдаёт в пункты приёма рядом с домом. Отходы, которые не принимают, например пластиковые стаканчики от йогуртов или сметаны, тагильчанка хранит в гараже в надежде, что когда-нибудь появится фирма, которая будет готова принять этот вид пластика на переработку. Также Мария активно пишет письма в администрацию города с предложениями установить в парках и во дворах контейнеры для раздельного сбора мусора. Но эти пожелания не встречают энтузиазма у чиновников.

«Мне ответили, что в планах администрации установка таких контейнеров не значится и что после строительства мусоросортировочного комплекса что-то должно поменяться, — рассказывает Мария Ермакова. — Меня бездействие властей возмущает. Именно они должны повлиять на ситуацию. Почему нельзя в магазинах установить аппараты по сбору бутылок и давать людям за сдачу вторсырья скидку на товары этого магазина? Для многих людей это будет решающим моментом. У нас так сложилось, что сбором вторсырья занимаются люди низкого социального положения: они собирают на улице бутылки, сдают их и зарабатывают на этом. Сознательного отношения к этому вопросу у людей ещё мало. Среди моих знакомых никто не сортирует мусор».

Сотрудница Нижнетагильского музея-заповедника «Горнозаводской Урал» Елена Фёдорова сортирует мусор с прошлой осени. Её с первого дня поддержали муж и мама, которая работает экологом. Лена отдаёт сломанную бытовую технику на утилизацию в «Эльдорадо», батарейки сдаёт в большие торговые сети, например в «Ленту». Печалит Елену одно — на переработку не принимают бутылки из-под моющих средств, пакеты из-под молока и кефира, плёнку и контейнеры.

«Я стараюсь не только сортировать, но и потреблять меньше: хожу в магазин со своей экосумкой, яйца выбираю в бумажных упаковках, беру меньше полуфабрикатов в подложках, на кассе прошу не складывать продукты в лишние полиэтиленовые пакеты. Думаю, всё реально, но надо обучать — не просто ставить бачки с раздельным сбором, а обучать, как делает это Немузей мусора в Екатеринбурге, куда ты приходишь с пакетом и тебе помогают правильно распределить сырьё. Мне кажется, сортировка мусора в последние годы становится модной, её пропагандируют многие топовые блогеры, например Ирена Понарошку. В Тагиле во дворах, где стоят контейнеры для пластиковых бутылок, я часто вижу, что люди подходят и выкидывают именно пластиковые бутылки, а не что-то другое. Было бы интересно какой-нибудь фестиваль создать по сортировке, куда бы жители смогли принести и отсортировать под наблюдением специалистов свой мусор. “Рифей” тоже мог бы подключиться, он же хочет строить мусороперерабатывающий завод, а пока завод строится, можно уже учить население сортировке».

В «Рифее» пояснили: контейнеры для дуального сбора мусора появятся во дворах Нижнего Тагила не раньше 2022 года — в этом году должен заработать мусоросортировочный завод на Кушвинском тракте. Дуальная система — это когда мусор, который можно переработать, складывается в один контейнер, а остальные отходы, в том числе и пищевые, — в другой.

«На нашей территории пока что нет соответствующих мощностей, чтобы перерабатывать мусор, поэтому мы работаем с действующими полигонами и разрешёнными к размещению площадками хранения отходов. Как только появится возможность, появится завод в Нижнем Тагиле, мы, как и вся Свердловская область, будем переходить на сортировку ТКО. Мы внимательно следим за экспериментом, который проводится сегодня в регионе, и, несомненно, будем перенимать положительный опыт. При этом многие горожане уже занимаются раздельным сбором мусора, самостоятельно находят предпринимателей, которые отправляют вторсырьё на переработку. У нас есть такие ответственные граждане, и они большие молодцы», — рассказали в пресс-службе ООО «Компания “Рифей”».

«Как правило, раздельным сбором и сдачей на переработку отсортированного мусора занимаются идейные люди. Они есть в каждом городе, но по закону больших чисел в Екатеринбурге таких, наверное, просто больше. Есть предприятия, где налажен раздельный сбор, школы занимаются этим, — говорит председатель свердловского отделения Российского экологического общества Алексей Вихарев. — К нам приходят вопросы, как организовать раздельный сбор на контейнерной площадке, но часто проблема кроется в том, что это интересно одному человеку или двум, а в доме живут 200-300, которым этот вопрос не кажется актуальным. Соответственно, затруднительно провести общее собрание собственников, решить вопрос о переходе на раздельный сбор, подать заявку регоператору. В этой ситуации мы на личном примере объясняем, рассказываем людям о том, как можно сортировать мусор, чтобы уменьшить свой “углеродный след”».

Привередливые ТКО

Каждый, кто хоть раз пробовал сдать мусор на сортировку, столкнётся с проблемой — половину бережно отмытых и накопленных отходов у него просто не примут. Со мной это случилось через месяц, когда я отправилась сдавать вторсырьё в ближайший к дому пункт приёма. Работница пункта — приятная пожилая дама — объяснила мне, что коробочки из-под мороженого, пластиковые подложки из-под фруктов и овощей, баночки от сметаны и йогуртов заводы не берут на переработку.

На самом деле не весь отсортированный для переработки мусор попадает на заводы. Важную роль здесь играет первичная сортировка, которую проводят сами жители. Простой пример: картонная коробка из-под пиццы вряд ли будет использоваться повторно из-за следов жира или томатной пасты. Как поясняют специалисты, от качества сырья зависит спрос на продукцию такого завода. Именно поэтому при всех сортировочных и мусороперерабатывающих заводах строят мусорные полигоны — увы, преобразовать весь мусор в новое сырьё или товар не научились ещё ни в одной стране мира. 

«В один контейнер попадают отходы, которые можно отправить на сортировку: бумага, картон, стекло, пластик, металлы и так далее. А во второй — пищевые отходы и то, что нельзя переработать. И так далее. Важно, например, чтобы бумага не попала с грязным стаканчиком из-под йогурта в один пакет, потому что тогда бумага с большой долей вероятности станет непригодна для переработки. Такие нюансы, тонкости, конечно, не все готовы сходу воспринимать — должно пройти какое-то время, чтобы люди привыкли к тому, чтобы сортировать мусор хотя бы на два контейнера. Плюс, конечно, есть проблема открытых, общедоступных контейнерных площадок, которыми может воспользоваться любой», — считает Алексей Вихарев, председатель свердловского отделения Российского экологического общества.

Ещё один важный момент — химический состав упаковки, бутылок, крышек, отправляемых на переработку. Директор тагильской компании по сбору, сортировке и транспортировке вторсырья «ЭкоСервисУрал» Александр Чуднов объясняет, что у разных производителей, например, йогуртов может быть совершенно разный химический состав банального пластикового стаканчика. Поэтому такие баночки просто захоранивают на полигонах, потому что заниматься их переработкой заводам невыгодно. Так что в идеале в связке с переработчиками должны работать производители товаров и продуктов.  

«На нашем предприятии сложилось ответственное отношение к вторсырью. На производстве остаётся достаточно много разного мусора: гофрокартон, пластик, электрические лампы, стрейч-плёнка. Производство тщательно сортирует все отходы и сдаёт компаниям, которые специализируются на приёме соответствующего вторсырья. Кроме того, вся упаковка, которая используется для выпуска продукции, сертифицирована и полностью экологична. У нас нет ни одного компонента в составе упаковки, который бы не поддавался дальнейшей переработке. На нашем предприятии в этом отношении безотходное производство», — рассказывает заместитель генерального директора по продажам ООО «Тагильское пиво» Андрей Андреев.

Компания ответственно относится к утилизации мусора практически с самого своего основания в 1971 году. Например, несколько лет назад на предприятии принимали от компаний, которые занимаются сбором вторсырья, фирменные бутылки. Затем тара проходила специальную обработку в моечных машинах и снова поступала на полки магазинов. Сейчас от этой практики «Тагильское пиво» отошло: теперь пивоваренный завод сдаёт стеклобой, из которого в дальнейшем стекольный завод изготавливает новые бутылки.

Деньги на мусоре

Переработка мусора — это бизнес, который в нашей стране только начинают осваивать. По числу предприятий, занимающихся переработкой пластика, Свердловская область находится на втором месте по РФ. Как рассказал председатель свердловского отделения Российского экологического общества Алексей Вихарев, в Арамиле есть частный завод, в котором пластик превращают в гранулы, из которых впоследствии делают самые разные товары: от оборудования для детских площадок до курток.

Есть в нашем регионе несколько частных предприятий, занимающихся переработкой картона и бумаги. Из многократно переработанного сырья делают коробки для куриных яиц, которые быстрее разлагаются и наносят меньше вреда по сравнению с пластиковыми.

«С переработкой стекла на Среднем Урале сложнее: его нужно сортировать по цветам, плюс это хрупкий материал. Часто можно услышать предложения вернуться к советской практике сдачи бутылок или поступать как в некоторых странах Европы, когда бутылку можно сдать прямо в магазине, получив скидку на товар, но, к сожалению, тоже есть экономические нюансы. Первое — очень много производителей напитков, у каждого своя уникальная тара, при этом производителям совершенно невыгодно брать её во вторичный оборот: требуется дорогостоящее оборудование для того, чтобы отмывать эти бутылки, затраты на очистку сточных вод и так далее. Что касается европейского подхода, в этом случае требуется изменение санитарного законодательства: магазины просто не имеют права в настоящее время принимать пустые бутылки. В итоге сейчас меньше 10% уходит в переработку, и это по самым оптимистичным оценкам», — рассказывает Алексей Вихарев.

Опасные виды отходов — батарейки, ртутные лампы, градусники — в Свердловской области не перерабатывают. В России существует всего два производства, где их утилизируют. Это Челябинск и Санкт-Петербург. Ещё пара предприятий в стране работает со сложными для переработки упаковкой тетрапак и кофейными стаканчиками, в которых бумага покрыта пластиком. Так что возможности для бизнеса в этой сфере пока что огромны, а конкуренция небольшая.

Вторсырьё попадает на заводы Свердловской области и других регионов от фирм-посредников, которые собирают отходы у населения и отправляют его на переработку. В Нижнем Тагиле существует с десяток таких компаний. Все они имеют договоры на вывоз вторсырья с малым, средним бизнесом и заводами, принимают мусор от горожан.

Но вот маленьким фирмам-посредникам заработать на вторсырье непросто. Мусор — это не нефть, и цену на него устанавливают заводы-переработчики. Так, стоимость картона может колебаться от 5 до 11 рублей за килограмм. Часто бывает, что один завод получает большой заказ и поднимает стоимость на какой-то вид сырья, чтобы быстрее собрать нужное количество. Бизнес мгновенно реагирует на приятное предложение и начинает отправлять сырьё заводу, запросившему большую цену.

«Я работала на этом рынке с 1996 года, и я точно могу сказать, что до 2000-х годов был порядок. В городе была служба экологической безопасности, экологическая полиция, Роспотребнадзор и природоохранная прокуратура работали хорошо. Система была отлажена, на улицах было чище. Бизнес нещадно штрафовали за мусор, а у нас стояла очередь по заключению договоров. Более того, каждому бизнесмену выдавался за сданное сырьё акт, по которому потом ему делался перерасчёт за вывоз ТКО. Предприниматели получали деньги от нас за мусор и ещё экономили на оплате коммунальщикам», — говорит руководитель общественной организации «Экология Тагил» Елена Черпакова, в прошлом возглавлявшая компанию по сбору и переработке вторсырья.

Александр Чуднов, директор ООО «ЭкоСервисУрал», открыл компанию по сбору, сортировке и транспортировке вторсырья 7 лет назад. До этого мужчина занимался разным бизнесом, в том числе держал популярные в прошлом магазины по продаже CD- и DVD-дисков «Матрица». У компании есть свой цех сортировки мусора с двумя станками и около 10 пунктов приёма вторсырья по городу. По словам Александра, мусорный бизнес был выгодным два года назад, а в последнее время отмечается значительный спад. Ситуацию усугубила пандемия — заводы стоят без заказов и не покупают вторсырьё.

«По городу у нас установлено около 10 приёмных пунктов, в которых люди могут сдать сырьё и получить за это фиксированную сумму. Я сторонник того, что за каждое действие человека нужно платить. Наверное, многие считают, что в такие пункты приходят только дворники и сомнительные личности, но на самом деле довольно много людей приезжает на дорогих машинах, такие люди считают каждую баночку и каждую копеечку», — рассказывает директор компании «ЭкоСервисУрал» Александр Чуднов.

Александр рассказал городскую легенду о мужчине, который, сдавая бутылки, заработал себе на квартиру. К этой городской мифологии можно относиться по-разному, но вот юный блогер Катя Кукина, звезда школы кино и телевидения «Шкит», уверена, что, помогая планете и сдавая мусор, можно реально поднять денег. С прошлой осени девушка сдаёт мусор на переработку и рассказывает о своём опыте в шоу на YouTube «Экологично».

«Когда я поставила дома контейнеры для разного вида мусора, мои родители отнеслись ко мне как к сумасшедшей. Первую неделю мы ссорились из-за этого. Но вскоре они стали выбрасывать мусор в разные контейнеры. Меня это радует. Потом мы с другом поставили коробку для пластика и пластиковую бутылку для батареек в подъезде. Буквально за пару дней жители нашего дома их заполнили. Теперь мы всем подъездом помогаем планете! Мне кажется, хорошая стимулирующая функция у всей этой истории — это то, что за сданный мусор можно получить деньги. В последний раз мы получили за пластиковые бутылки 47 рублей, можно купить хлеба на эти деньги», — рассказывает Катя.

У взрослых тоже есть финансовый вопрос: если часть мусора сдаётся на переработку, то почему я должен платить регоператору по полному тарифу? В «Рифее» на это отвечают: «Действующие нормы федерального законодательства и установленные Региональной энергетической комиссией Свердловской области тарифы и нормативы на сегодняшний день не подразумевают отдельного варианта оплаты услуг для тех, кто самостоятельно сдаёт вторсырьё сторонним организациям на переработку». При этом предприниматели, создавшие необходимые условия для раздельного сбора отходов, правильно обустроившие место их временного хранения, в соответствии с действующим законодательством могут заключить договор на особых условиях и платить за вывоз мусора меньше.  

Сортировать будем все

В июне в четырёх городах Свердловской области (Екатеринбурге, Каменске-Уральском, Первоуральске и Алапаевске) начался эксперимент по переходу на дуальную систему сбора твёрдых бытовых отходов. Промаркированные цветные контейнеры для сортируемых и несортируемых отходов установили региональные операторы. Они же займутся анализом ситуации, просчитыванием экономики и логистики. На основе результатов эксперимента дуальную систему начнут вводить в других городах области, а это значит, что сортировка мусора станет обязательной для всех.

Важной частью подготовки населения к переходу на раздельный сбор ТКО должно стать строительство мусоросортировочного завода. О таком заводе в нашем городе говорят последние 20 лет. В 2003 году рядом с рогожинским полигоном началось строительство. Самарская компания «Средневолжскстрой» обещала ввести предприятие в эксплуатацию в 2005 году. Было построено несколько зданий, но завод так и не запустили. Спустя несколько лет к стройке вернулись, но выяснилось, что было выбрано неудачное болотистое место — грунт просел, фундамент «поехал», а миллионы были потрачены впустую.

Сейчас неподалёку от мусорного полигона возле Рогожинского кладбища красуются два полуразрушенных здания и строительный мусор.

В 2015 году тогдашний мэр Сергей Носов нашёл концессионера на строительство мусороперерабатывающего завода на Руднике им. III Интернационала. «РТ НЭО Нижний Тагил», принадлежащее госкорпорации «Ростех», планировало вложить в строительство полигона и мусоросортировочного завода более миллиарда рублей, но стройка тоже не случилась. Проект вызвал ярый протест жителей микрорайона, которым не понравилось, что по соседству с ними будет свалка.

С 2019 года в стране проводится так называемая «мусорная» реформа, по которой сбором, транспортировкой и утилизацией коммунальных отходов занимаются региональные операторы. По планам властей реформа наведёт порядок в этой сфере, страна начнёт переходить на раздельный сбор мусора, который наконец-то начнут отправлять на переработку.  

Однако «Облкоммунэнерго», с которым администрация Нижнего Тагила заключила концессионное соглашение на 29 лет, должно было заняться расширением действующего Кушвинского полигона и строительством мусоросортировочного комплекса ещё в 2019 году. Мусоросортировочный завод обещали запустить в 2020-м, но выяснилось, что проектировщики просчитались с санитарно-защитной зоной, которая должна составлять 1000 метров. Поэтому было принято решение доработать проект и перенести строительство мусоросортировочного комплекса за черту города. Новые проволочки вызывают у простых горожан и специалистов скепсис.

«У нас кто только не собирался строить. При всех мэрах в город приходили инвесторы, показывали красивые макеты, начинали строить, но так ничего построено не было. Деньги хорошо отмывались на этом. И как возили мусор на полигон, так и возят. А “Рифей” уже полтора года работает в городе и не торопится переходить на раздельный сбор мусора. Даже если завод построят, его сырьё будет никому не нужно. Это технология прошлого века», — уверена руководитель общественной организации «Экология Тагил» Елена Черпакова.   

И всё же решать проблему утилизации мусора, которого с каждым годом становится только больше, местным властям придётся в любом случае. Сегодня в Нижнем Тагиле действует два мусорных полигона: один, более современный, на Вагонке, другой возле Рогожинского кладбища. Срок эксплуатации последнего заканчивается в 2022 году. Если исчерпавшие мощность полигоны не будут вовремя рекультивированы, город может утонуть в мусоре.

«Раздельный сбор мусора — это часть экологической культуры, поэтому, конечно, жителей надо приучать к сортировке отходов. Берём во внимание и тот факт, что наши полигоны для захоронения ТБО вот-вот исчерпают свой ресурс. И до ввода в эксплуатацию мусоросортировочного завода мы заинтересованы в этом вопросе, — комментируют в отделе экологии и природопользования администрации города. — На данный момент сортировкой занимаются только частные предприниматели, у нас есть предложения от них по поводу установки контейнеров для раздельного сбора мусора в общественных местах. Контейнеры, которые бы имели эстетичный вид. Есть заинтересованные в этом вопросе ТСЖ. Работаем со всеми. Но всё же мы ждём строительства мусоросортировочного завода, его реализации. Многое уже сделано в плане проектирования, стройка не за горами».

«Сейчас в Свердловской области не так много людей, кто готов к сортировке отходов. Пока не завершился пилотный проект, регоператоры не могут подсчитать затраты на логистику (мусор-то вывозят уже не одной, а двумя машинами), как и прибыль от продажи вторсырья. Сегодня идёт отладка всей системы, но тем не менее положительные стороны всё равно есть. Там, где стартовал пилот, действительно отмечается увеличение объёма заранее отсортированного людьми мусора. Это, в свою очередь, повышает объём отходов, которые идут на переработку, а не на полигон. Маленькими шагами, но проект двигается», — уверен председатель свердловского отделения Российского экологического общества Алексей Вихарев.

От себя и своего небольшого опыта сортировки ТКО добавлю: это совсем не сложно, хотя в первое время кажется немного странным и непривычным. Да, это отдельная культура, которая в нашей стране развита плохо, но кажется, сегодня наступило время её создавать.