«Он забрал у меня ребёнка, а теперь пытается моими же деньгами выйти на свободу». В Нижнем Тагиле рассматривается иск фотографа Лошагина к родителям убитой им жены-фотомодели

«Он забрал у меня ребёнка, а теперь пытается моими же деньгами выйти на свободу». В Нижнем Тагиле рассматривается иск фотографа Лошагина к родителям убитой им жены-фотомодели

В Ленинском райсуде Нижнего Тагила началось рассмотрение по существу гражданского дела между отбывающим наказание фотографом Дмитрием Лошагиным и родителями убитой им жены-модели Юлии Прокопьевой-Лошагиной. Лошагин требует с бывшей тёщи и тестя по 1 млн 250 тысяч рублей: по 440 тысяч рублей за его доли в двух Audi TT, которыми пользуется мать бывшей жены, а также по 810 тысяч рублей за кредит, который он якобы брал на покупку машин, выплатил уже после смерти жены, а долг не был включён в наследственную массу.

По мнению адвоката матери модели Светланы Рябовой Ивана Волкова, таким способом Лошагин готовится выйти на свободу по УДО. В августе 2018 года он заплатил потерпевшим (Рябовой и её младшему сыну) первые 60 тысяч рублей в счёт возмещения морального вреда, присуждённого приговором суда по делу об убийстве. 2,5 млн рублей, которые сейчас требует Лошагин, как раз достаточно, чтобы исполнить решение суда, а после отбытия половины срока ходатайствовать о досрочном освобождении. 

«Он забрал у меня ребёнка, а теперь пытается моими же деньгами выйти на свободу», прокомментировала иск Светлана Рябова.

Адвокаты родителей фотомодели (они давно в разводе) при этом считают, что иск Лошагина необоснован, потому что кредит он брал как индивидуальный предприниматель на инвестиционные цели, а деньги перечислил на предпринимательский счёт своей матери. Адвокат Лошагина Сергей Лашин ходатайствовал в суде об опросе свидетеля Татьяны Токаревой, бухгалтера фотографа, которая должна была подтвердить, что схема с кредитом на ИП нужна была для получения наличных денег, но 2,5 миллиона рублей кредита он потратил именно на покупку машин. Токареву в итоге так и не опросили, потому что она присутствовала вместе с десятками журналистов часть заседания в зале, хотя свидетели должны ожидать вызова в коридоре.

В ходе заседания стороны пришли к устной договорённости продать автомобили, чтобы получить деньги за свои доли. Иск о компенсации суммы выплаченного кредита родители не признают. Не исключено, что иск к фотографу может предъявить уже Светлана Рябова, потому что, по её сведениям, машины были куплены на личные деньги Юлии, полученные ей от продажи собственной квартиры.