«Я ни о чем не жалею, жизнь складывается лучшим образом…»

«Я ни о чем не жалею, жизнь складывается лучшим образом…»

В сентябре исполнилось ровно 25 лет легендарной группе «Комбинация». Пик популярности этого проекта пришелся на 90-е годы. Для многих тагильчан «Комбинация» ассоциируется с именем Светланы Кашиной, экс-вокалисткой группы и нашей землячкой. Сегодня певица преподает в Нижнетагильском колледже искусств, руководит эстрадным отделением, с прессой почти не общается, Агентству новостей «Между строк» удалось узнать причину такого «затворничества».

Рана еще свежа...
В одном из кабинетов училища, расположенного в конце узкого коридора, раздаются голоса. Ошибиться невозможно - здесь проходят уроки по вокалу. Светлана проводит индивидуальные занятия, помогая творческой молодежи раскрыться.
- Многие знали и знают вас, как звезду «Комбинации», а чем вы занимаетесь сейчас, как живете, как проводите свободное время? Пишут о вас сегодня немного.
- А свободного времени практически и нет, дома бы что-нибудь успеть. Я пою, у меня много различных концертов. Корпоративы, свадьбы, городские праздники. На одну ставку педагога просто не прожить. Еще езжу по стране на конкурсы детской эстрадной песни, сижу в жюри, даю мастер-классы, делюсь опытом. Я, может, не «супер-пупер» педагог, но у меня есть свои наработки. Дел много, если рабочий день закончится в два, то уйду я из колледжа не раньше пяти–шести часов вечера. Обращаются люди за помощью – помогаю.

 

- У вас ведь двое детей, они не обделены вниманием?
- Да, дети недополучают от меня, хотя с другой стороны, в них воспитывается самостоятельность, а это ведь тоже важно. И потом, у нас на подхвате бабушки. Мама нового мужа, Витина мама, конечно же мои родители… Так что в этом смысле дети очень богатые, даже избалованные я бы сказала.
- Совсем недавно не стало вашего бывшего супруга Виктора Рукавишникова, талантливого музыканта, который в свое время тоже работал на «Комбинацию»? Вы общались с Виктором после развода?
- Не стало Вити, да… Конечно, общались. Тема-то такая… Мы люди публичные, вокруг нас было много сплетен и домыслов. Пережили развод, хвастаться тут нечем. Нам довольно много пришлось перенести в жизни: и хорошего, и плохого. Тяжбы, смерть продюсера на руках, все мы смогли, все преодолели, а вот семью сохранить не получилось, захотелось свободы человеку… Конечно, мы общались, дети общие, дети его любили. Я всем говорю и буду говорить, что Витя самый лучший музыкант в Тагиле, самый лучший аранжировщик, клавишник, таких в городе больше нет. Более того, Витя был хороший организатор, мог провести праздник любого уровня. Все случилось очень неожиданно, глубже рассказывать не хочу, рана еще свежа.
- А чем занимаются ваши дети, они ведь школьники?
- Дети да, Арсений в четвертом классе, а Арина в девятом. Дочка окончила музыкальную школу, достаточно успешно, у нее есть музыкальный дар, абсолютный слух. Музыку любит, куда пойдет дальше пока не знает. После Витиной смерти, она говорит: «Я буду как папа»! На что я отвечаю: «Чтобы быть как папа, это ого-го как надо работать»!
- С родителями Виктора общаетесь , как я понимаю, хорошо?
- Папы там нет уже давно. А с мамой мы общаемся. Ей, конечно, очень тяжело, дай Бог здоровья, надо ее поддерживать сейчас…

«Все, что мы видим на сцене – лишь красивая картинка…»
- Светлана, а как началась ваша карьера в легендарной «Комбинации», вопрос, понимаю, неновый, но в те годы лично я еще была ребенком, много не знаю...
- На самом деле я отношусь к числу тех немногих счастливчиков, которые попали в шоу-бизнес по Божьей воле. Вот раз, и все! Не пришлось проходить какие-то кастинги, не пришлось ложиться ни к кому в кровать, не пришлось платить денег. Кроме того, я была замужем, и в интимном плане продюсера не интересовала. Получилось, что общий знакомый, в прошлом тагильчанин, на тот момент работал в Москве, свел меня с «Комбинацией». Он очень хорошо знал и Таню Иванову, и продюсера Александра Шишинина. На тот момент из группы ушла Алёна Апина, ей искали замену. Пришла я. Сначала меня поставили на клавиши, это сразу как-то напрягло - я не хотела быть клавишницей. На одной из репетиций попросили спеть второй куплет в «Бухгалтере», после чего стала вокалисткой.

 

- А вот эти хиты типа «Бухгалтера», «Два кусочека колбаски», вам не кажется, что эта музыка, прямо скажу «неочень», не было ощущения, что поете несуразицу?
- Я человек с классическим образованием, поэтому вся эта попса для меня - музыка второго, третьего сорта. Дело-то не в этом. К «Комбинации» я всегда относилась с большим уважением. Когда ты приходишь в готовый, раскрученный коллектив, качать права как-то недопустимо. В чужой монастырь со своим уставом не ходят. Это был грамотный продуманный проект со своей фишкой. То, что ты просто хорошо поешь – никому не надо, должна быть изюминка. В нашем случае это был образ девочек-провинциалок, мечтающих покорить Москву. Проект выстрелил тогда, когда нужно, и туда, куда надо. Сейчас куча девичьих групп поют про то же самое, но это уже неинтересно. После «Комбинации» пошли все эти «Блестящие» и все остальное.

- После ухода из коллектива не думали остаться в Москве, о возвращении в Нижний Тагил никогда не жалели?
- Сложился ряд обстоятельств, которые способствовали моему уходу. В принципе, я и не собиралась, и, вообще, не думала, что моя карьера в Москве так быстро закончится. В коллективе произошла трагедия: убили Александра Шишинина, продюсера к которому мы все пришли. На его смену пришел другой, Александр Толмацкий, который не стал папой, а был жестким отчимом. Ему было наплевать на интересы группы в целом, но говорить что-то мы не могли, поскольку у него были права. Количество съемок увеличилось, количество концертов значительно сократилось, потому что он поднял на нас цену. Мы практически перестали ездить, а на что жить? Кроме того, Толмацкий мог продать нас на какие-нибудь гастроли к бандюгам, а сам не поехать, естественно, возникали проблемы. Ну и девчонки стали потихоньку уходить. Потом я поняла, что мне это все не нравится, я нагляделась на шоу-бизнес, наелась его, увидела, как тут все безобразно и ужасно, мы с мужем приняли решение уехать. А группа до сих пор есть. Мы вот недавно ездили на «Первый канал», снялись для передачи «В наше время», посвященной легендам 90-х.
- Попробовать что-то свое, чтобы хоть как-то задержаться в столице не захотели?
- Наверное, не хотелось. Были очень крутые предложенияПросто, когда мы видим все это по телевизору, сидя дома, все кажется настолько красивым и безоблачным. Все друг друга любят, улыбаются… Перед нами только обложка. Когда окунаешься в шоу-бизнес с головой, а мне повезло окунуться в самые недра, понимаешь, что нужно иметь очень толстую кожу, копыта, когти, зубы… Не каждый человек может ужиться в этом мире. Я не настолько «боец» по жизни, чтобы, опускаться в грязь. Приходилось много врать, вообще, закулисная жизнь очень тяготила. Когда я вернулась домой, поняла, что у меня не совсем здоровая психика. Приходилось быть в постоянном напряжении, думать одно, говорить другое, делать третье… С теми же коллегами по цеху, с волками жить, по-волчьи выть. Все это не по моему характеру. Хотя внутри коллектива отношения были очень дружеские.
Когда мы с Витей уходили из коллектива, продюсер нас не отпускал, натравливал бандитов, короче, мы просто хлопнули дверью и уехали. Если бы я даже захотела остаться в Москве, спокойной жизни бы там просто не было. Так что вариантов было немного. В общем, я ни о чем сейчас не жалею. Вернуться в Тагил было осознанным решением, и жизнь моя складывается лучшим образом.

 

- Шоу-бизнес 90-х отличается от современного, как там обстоят дела сейчас?
- Сейчас все еще хуже. И, тем не менее, у наших девчонок, моих студенток есть желание покорить столицу. Ребята хотят добиться популярности, выйти на экраны телевизоров, но как покажет жизнь, неизвестно. Конечно, переживаешь за них. Потому что эта мясорубка погубила очень много душ, унесла много жизней. Чем более одарен человек, тем он менее приспособлен к жизни, это нормально.

Петь, как Примадонна...
- В старых интервью вы не однократно повторяли, что стали певицей благодаря Алле Пугачевой, не в прямом, конечно, смысле, но, Алла Борисовна ваш кумир?
- Да, я обожала ее, и до сих пор обожаю. Конечно, организм невечен, и, когда женщина имеет такую голосовую нагрузку, бурную концертную деятельность и давление со стороны общества, то невозможно удержать форму. Но она молодец, она пропела много лет. Что касается некоторых ее последних песен, то это баловство, она и сама не считает их большим искусством. Я воспитана на песнях 70-х годов, люблю ее первые альбомы, они бесподобные, до сих пор их пою, и детей учу, в смысле студентов. Это уникальный голос, это один из наших российских фирменных голосов, на которых стоит учиться режиссуре песни, снимать эту технику, чтобы ни одна нота, ни одно слово не прошли в пустоту, не прозвучали равнодушно.
- Вы лично знакомы с Примадонной?
- Нет, мы с ней встречались пару раз в тусовках, за кулисами, но лично я с ней не знакома.
- А с участниками «Комбинации» сейчас поддерживаете какую-то связь?
- Поддерживаю, не со всеми, конечно. Было ведь много составов. На прошлой неделе, когда была в Москве, на съемке передачи «В наше время» для «Первого канала», жила у Тани Ивановой. Правда, в эфире сделали все совсем смешно: нас попросили сыграть, будто мы не виделись 20 лет, пришлось изображать радость после «долгой разлуки». Не знаю, когда покажут эту передачу, вот смотрите, на «Первом», но предупреждаю сразу, она ни о чем. Вообще, не вижу смысла подобного проекта, зачем нас всех собирали (были еще «Иванушки», Рита Суханкина и другие звезды). Все как-то притянуто за уши, для чего… Пытаются пролить какой-то новый свет на легенды 90-х, но все это так заезжено…
- Светлана, а почему все-таки редко даете интервью, с чем связана такая нелюбовь к нашему брату журналисту?
- Да потому что все переврут! Была очень помойная статья в «Московском Комсомольце» лет семь назад. Там было все перевернуто: о чем разговаривали даже не написали, много было додумано, желтая пресса, что скажешь. Прошла информация, что мы жуткие пьяницы, проститутки, после этой статьи мои родители просто за голову хватались, такое полоскание белья… Мол, меня бросили, я никому не нужна… ну, что это такое?!?! Журналисты такого могут надуть в уши, им лишь бы человек согласился дать интервью, а ведь никто не думает о твоих близких. Я лично хочу, чтобы мои родители жили спокойно.