В Нижнем Тагиле вынесут приговор «банде Ровшана Ленкоранского». «Похоже на политический заказ против начальника полиции Нижнего Тагила Ибрагима Абдулкадырова»

В Нижнем Тагиле вынесут приговор «банде Ровшана Ленкоранского». «Похоже на политический заказ против начальника полиции Нижнего Тагила Ибрагима Абдулкадырова»

Через неделю, 5 июня, в Ленинском райсуде Нижнего Тагила огласят приговор так называемой «банде Ровшана Ленкоранского». На скамье подсудимых 12 человек, уголовное дело составило 40 томов. В зависимости от участия мужчинам грозит тюремное заключение на срок от 7 до 23 лет. Журналист АН «Между строк» пообщался с адвокатом Тельмана Валиева, обвиняемого в организации ОПГ, Мариной Конопелько о громком деле, в котором скоро поставят точку после почти четырёх лет разбирательств.

Сейчас на скамье подсудимых 12 человек, четверо из них находятся под стражей более двух лет — это обвиняемые в организации преступной группы Тельман Валиев и Иса Абилов, а также Михаил Аллахверанов. Производство в отношении Немата Абдулалиева, который также находится в СИЗО, выделено отдельно, приговор по нему будет выносить другой судья. Шесть человек (Асим Аббасов, Маскаль Видак, Денис Гаёв, Эмиль Игидов, Хыдыр Гаджиева и Эдуард Траксель) находятся под домашним арестом, Орхан Мурадов — под подпиской о невыезде, Илькин Абилов и Роман Леньков выпущены под залог до оглашения приговора.

Мужчины обвиняются в вымогательствах и разбое в составе организованной группы, незаконном обороте оружия, нарушении неприкосновенности жилища и умышленном  причинении средней тяжести вреда здоровью. Раскрытием преступлений занимались следователи из Екатеринбурга — первый отдел по расследованию особо важных дел следственного управления СКР по Свердловской области.

По версии обвинения, группировка «преимущественно из числа спортсменов азербайджанской национальности» действовала под руководством Валиева в 2015–2016 годах, руководил он ею до момента своего задержания 4 августа 2016 года. Первоначально в ходе спецоперации сыщики задержали шесть человек из числа подсудимых: Валиева, Аббасова, Мурадова, Видака, Гаджиева и Илькина Абилова.

Начальник пресс-службы областного полицейского главка Валерий Горелых тогда заявил, что данные граждане проходят по уголовному делу о «вымогательстве группой лиц по предварительному сговору». 24 августа 2016 года были задержаны и арестованы Иса Абилов, Леньков и Траксель. Спустя полгода, 29 мая 2017 года, задержаны Аллахверанов и Абдулалиев. 31 мая — Гаёв, а 28 июля — Игидов. В публикациях Ura.ru сообщается, что банда Валиева находилась под контролем уроженца Азербайджана вора в законе Ровшана Джаниева (Ленкоранского), застреленного в Турции 18 августа 2016 года. Считалось, что Ленкоранский имел большое влияние на часть выходцев из Азербайджана, в том числе на Среднем Урале, и собирал с соотечественников «дань». По информации СМИ, после смерти Ленкоранского азербайджанцы присягнули на верность вору в законе Гули (Надиру Салифову), который вышел на свободу осенью 2017 года после 22 лет заключения.

По словам адвоката Валиева Марины Конопелько, ни в ходе расследования уголовного дела, ни на судебных заседаниях никому из обвиняемых не было задано ни одного вопроса о связях с криминальными авторитетами, в частности с Ровшаном Ленкоранским. 

«В начале августа 2016 года в СМИ прошла информация, что в Нижнем Тагиле задержана организованная этническая преступная группировка Ровшана Ленкоранского, хотя в течение полугода после задержания обвинения в совершении преступлений организованной группой не предъявлялось, более того, никаких обвинений, связанных с именем Ровшана Джаниева, вообще никогда не было, появились они только в печати, рассказала АН "Между строк" Марина Конопелько. По всему выходит, что правоохранительными органами (пресс-службой) было объявлено о раскрытии преступлений, имеющих большую общественную значимость. В свете указанных событий задержали массу людей с участием нескольких десятков бойцов СОБРа. И пресс-службами МВД, а в дальнейшем прокуратуры и СК была придана такая общественная значимость, будто в Нижнем Тагиле раскрыли настоящую банду, более того, впоследствии создание банды вменили группе Абилова. При этом выявили и руководили операцией екатеринбургские следователи, а наши полицейские в течение полугода не выявили при расследовании ни организованную группу, ни банду. Могу также предположить, что была в деле ещё и политическая подоплёка, поскольку на первоначальном этапе всем задержанным так или иначе настойчиво "советовали" рассказать о связях группы с начальником тагильской полиции Ибрагимом Абдулкадыровым, который в тот период участвовал в выборах».        

Конопелько утверждает, что на момент первого задержания у екатеринбургских правоохранителей были только заявления двух тагильчан, Виталия Н. и Эльдара А., о вымогательстве с них денежных средств. Ни о какой «орудующей в Нижнем Тагиле банде» речи не было.

По версии защиты подсудимых, события начались с того, что Хыдыр Гаджиев весной 2016 года договорился с Виталием Н. и его приятелем Эльдаром А., которые занимались полулегальными операциями с недвижимостью, совместно приобрести по выгодной цене определённую квартиру, а потом её перепродать. В какой-то момент подельники решили «кинуть» Гаджиева и отказались отдать причитающуюся ему долю (позже Виталий Н. был осуждён за мошенничество с данной недвижимостью. — Прим. ред.). Обманутый обратился за поддержкой к своему знакомому Валиеву, который хорошо знал Эльдара А., а позже, для перестраховки, и к Абилову, поскольку на стороне Виталия и Эльдара выступил известный в криминальных кругах житель Верхней Салды Владимир К. Последняя встреча подсудимых с «чёрными риэлторами» состоялась 18 июня 2016 года на парковке за КДК «Современник». На ней Виталий Н. и Эльдар А. под давлением Валиева и Абилова написали расписку о долге. Через две недели Виталий Н. приехал в Екатеринбург, где подал заявление в полицию о вымогательстве. Через месяц после событий то же самое сделал и Эльдар А. Именно этот эпизод позволил следователям связать в одно уголовное дело Валиева и братьев Абиловых, которые ранее, по словам защиты, не пересекались.     

 «После шести месяцев содержания под стражей суд выпускает под домашний арест практически всех задержанных, поскольку никаких новых доводов о существовании организованной преступной группировки предъявлено не было, поясняет Конопелько. И тут же начинается активность со стороны следствия и увеличивается объём обвинения. Чтобы показать, что банда всё же существует, Валиеву вменяют 13 составов особо тяжких преступлений. В итоге его оставляют под стражей, где он находится уже практически три года. Интересно, что из тех 13 составов к концу следствия и суду от обвинения осталось только пять эпизодов преступлений, а остальные восемь были вменены абсолютно безосновательно  их тихо прекратили за непричастностью Валиева к указанным преступлениям. Это говорит о том, что такой ажиотаж вокруг дела был создан искусственно, а людям по надуманным основаниям было предъявлено обвинение в том, чего они не совершали». 

Большая часть эпизодов, вменяемых подсудимым, связана со знакомыми братьев Абиловых — воспитанниками детских домов. По версии обвинения, братья вместе с Леньковым и Тракселем неоднократно вымогали у детдомовцев деньги. 

«Есть такой потерпевший воспитанник детдома Артемьев, он  хорошо знает Абиловых, был вхож к ним в дом, они вместе часто играли в футбол, постоянно созванивались. И вот якобы, по версии следствия, Абиловы неоднократно вымогали у него деньги. Речь идёт в общей сложности о сумме в миллион рублей. Сам Артемьев уже в суде пояснил, что никогда самостоятельно никаких заявлений на Абиловых о вымогательстве писать не собирался, а данные ранее показания его под давлением заставили дать сотрудники правоохранительных органов. Он прямо так и говорит, что его насильно привезли в отделение полиции и сказали, что нужно дать показания на Абиловых. После этого полицейские отвезли его в гостиницу под Нижним Тагилом, где его удерживали несколько месяцев, видимо, чтобы тот не скрылся. Забрали у него телефон, выделили кладовое помещение, где он жил, и в этой гостинице он за еду выполнял подсобные работы. Несколько раз он пытался бежать, но сотрудники полиции его возвращали. Ещё в деле фигурирует воспитанник детдома Мартынов: он единожды в объяснениях дал показания против Абиловых, но потом сбежал из города, так как не хотел оговаривать других, но боялся давления со стороны сотрудников полиции. Тем не менее это не помешало следствию указанное преступление вменить Абиловым даже при отсутствии заявления потерпевшего», рассказывает Конопелько.

В то же время Валиеву было предъявлено обвинение в похищении тагильского стоматолога Улугбека Назарова, его избиении и вымогательстве вместе с другими соучастниками — Оксаной Меньшовой и Ахмедом Эльмесовым. Позже этот эпизод был также исключён из обвинения по уголовному делу из-за непричастности подсудимого. 

Поскольку изначально СК и прокуратура усматривали в действиях обвиняемых признаки статьи УК РФ «Бандитизм» (особо тяжкое преступление. — Прим. ред.), то дело должно было рассматриваться в Свердловском областном суде, но прокуратура неожиданно отказалась от этой статьи, и материалы были переданы в Ленинский райсуд Нижнего Тагила. По мнению Конопелько, эпизоды по статье УК РФ «Вымогательство» должны быть переквалифицированы с части 3 (организованной группой) на более мягкую часть 2 (группой лиц по предварительному сговору) или вообще заменены на статью «Самоуправство». В этом случае у подсудимых будет шанс получить наказание, «соизмеримое с тяжестью совершённых ими преступлений», говорит защитник.

«Когда всплыли махинации Виталия Н. с данной квартирой, то стало понятно, что Гаджиев не с пустого места предъявил претензии потерпевшему. Да, действия Гаджиева, может быть, и не были законны (он должен был сам обратиться в полицию), но у него хотя бы было какое-то основание требовать свои деньги обратно. А это уже не вымогательством квалифицируется, а самоуправными действиями. И если другие люди помогли  Гаджиеву в этом, то они также должны нести ответственность лишь за самоуправство. Но ведь сейчас в суде речь идёт о нескольких эпизодах, где за каждое преступление предусмотрены сроки от 7 лет лишения свободы. И хотя в ходе судебных слушаний дело об этнической преступной группировке начало разваливаться, но прокуратура всё же запросила для подсудимых по совокупности от 7 до 23 лет. За что? Кажется, что таким образом правоохранительные органы пытаются доказать и показать общественности, что действительно раскрыли преступления двух организованных групп Валиева и Абилова, которые, как пишут СМИ, связаны между собой Ровшаном Ленкоранским. Но на самом-то деле никаких доказательств этой связи нет, вот в чём ужас сложившейся ситуации», считает адвокат.      

В прокуратуре Ленинского района Нижнего Тагила обещали прокомментировать подробности расследования уголовного дела после оглашения приговора.