Участники митинга «Он нам не Димон» в Нижнем Тагиле – кто они? Шесть монологов задержанных во время массовой акции 26 марта

Участники митинга «Он нам не Димон» в Нижнем Тагиле – кто они? Шесть монологов задержанных во время массовой акции 26 марта

В воскресенье, 26 марта, по всей стране прошли антикоррупционные митинги с требованиями провести расследование и дать ответы по фактам, изложенным в фильме Фонда борьбы с коррупцией «Он вам не Димон». В большинстве городов массовые акции прошли без согласований с властями, которые давали на уведомления организаторов формальные отписки. В Нижнем Тагиле на несанкционированный митинг к КДК «Современник» вышли от 200 (по данным полиции) до 300 человек, некоторые проводили рядом с площадью одиночные пикеты. Организатора акции Илью Коровина задержали ещё до начала митинга, а примерно через полчаса после начала мероприятия полиция и ОМОН начали задерживать всех, кто принёс собой плакаты или выступал перед толпой. После начала задержаний митингующие начали шествие в сторону Театральной площади, ОМОНу пришлось взять под охрану здание мэрии, а полиция провела ещё несколько задержаний. По данным ГУ МВД по Свердловской области, всего в Нижнем Тагиле было задержано 15 человек, в том числе несовершеннолетние, а сегодня в Ленинский райсуд поступили материалы по 10 административным делам.

Критики несогласованных митингов заявляют, что на улицы российских городов вышли маргиналы и бездельники, которые хотят получить популярность в интернете или заработать через ЕСПЧ на компенсациях за незаконное задержание. Шесть задержанных в Нижнем Тагиле активистов рассказали АН «Между строк», кто они такие, зачем пришли на митинг и как этот день изменит их жизнь. 

Михаил и Артём Певцовы, 31 и 23 года, рабочие ВСМПО.

Михаил: Мы с братом родились в Салде, живём там, работаем. Я кузнец на ВСМПО, вся семья там работает. Мы нормальные адекватные люди, не какие-то упоротые демонстранты – вчера мы видели таких пару штук на грани безумия. У нас семьи, дети, работа. Я получаю около 60 тысяч рублей в месяц, разряд и стаж позволяют. Да, это неплохая зарплата даже по меркам Свердловской области, но сюда я приехал не потому, что у меня маленькая зарплата и я весь такой ущемлённый. Я просто за правду приехал. Все посмотрели этот фильм («Он вам не Димон». – Прим. ред.) и приехали, потому что не может так больше продолжаться. Пора с этим что-то делать. Если есть возможность и повод выйти, нужно выходить и заявлять о себе, о том, что мы это всё видим, слышим, что мы не тупое стадо – безголовое, безмозглое.

До фильма «Он вам не Димон» я следил за деятельностью Навального и не только его. Я даже посмотрел фильм-опровержение на 40 минут, чтобы увидеть другую точку зрения. Я не ярый фанатик Навального, я довольно прагматично на всё смотрю, слушаю все стороны, иногда даже телевизор посматриваю, есть такой грешок.

Сейчас пишут, что только молодёжь пришла, и это действительно распространённая ситуация. На ВСМПО, да и не только, молодёжь острее реагирует на подобную несправедливость со стороны правительства по отношению к нам. Они реагируют острее и настроены более агрессивно, более радикально. Эти люди готовы на какие-то шаги, на те же митинги. Те, кто постарше, за 40 лет, а тем более пенсионеры, в силу возраста более консервативны. И даже готовы придержать молодёжь: не суйтесь, мол, не лезьте, сидите ровно.

Нас с братом задержали за то, что мы стояли с плакатом «Требуем расследования фактов коррупции Дмитрия Анатольевича». Вчерашний день поменял моё отношение ко всему. Если раньше я читал и смотрел через экран репортажи про подобные акции и задержания на них и думал: что за бред, как такое может происходить, то вчера, сидя в отделении полиции, я понял, что так оно и есть, это жизнь. И никто, в том числе организаторы митингов, ничего не могут сделать, никто не вступится за людей. Я не сомневаюсь, что получу штраф, но буду его обжаловать. Я твёрдо уверен, что нас задержали незаконно.

Артём: Я отслужил в армии, в связи, потом учился в техникуме в нашем профессиональном, который обучает, чтобы сразу на завод пойти работать. Сейчас работаю оператором станков ЧПУ. Семьи пока нет, но думаю, в ближайшее время появится. Я зарабатываю в районе 50 тысяч рублей, у нас с этим более-менее хорошо, зарплатой я доволен. Но я не могу быть уверен, что и другие довольны зарплатой. Многие люди у нас по стране получают 20 тысяч и даже меньше. Я не представляю, как можно жить на такую зарплату. Люди должны требовать к себе хорошего отношения, чтобы зарплаты росли. Если бы деньги никто не выводил из страны и они бы не оседали в карманах чиновников, у людей, может быть, и зарплаты были больше, и окружающий нас мир начал меняться. 

Люди должны высказывать своё мнение, если они недовольны этим. Все мы люди, все мы хотим жить, чтобы наша страна развивалась, чтобы её никто не разворовывал, чтобы деньги оставались на наши нужды: пресловутые дороги, строительство социальных учреждений. А за последние годы мы видим только обогащение верхушки власти, кардинальной борьбы с коррупцией не ведётся. Это возмущает нас, и мы высказываем своё мнение. 

Я не сильно интересуюсь политикой, стараюсь не вникать во все эти передряги. Когда я ем, посматриваю телевидение, и с чем-то я согласен, а с чем-то нет. Например, борьба с терроризмом, я считаю, что её надо проводить. Но опять же возмущает тот факт, что нам сейчас активно рассказывают про Сирию, что Россия вступила в эту войну. Но все те годы, когда эти террористы там всё захватывали, все молчали, а наши СМИ эту информацию не тиражировали. К Крыму я отношусь негативно. Я понимаю, что большинство людей, которые там живут, они, скорее всего, были не против [присоединения к России]. И даже если сейчас их спросить, по нормам международных законов, люди будут за вступление в Россию. Но мне, как жителю Урала, Крым не особо интересен. Я живу здесь, а в Крым я и так мог съездить. 

В 2012 году я голосовал за коммунистов, считал, что они оппозиция. Но сейчас я думаю, что это было глупо, потому что коммунисты не представляют никакой оппозиции власти. Наши депутаты принимают по самым резонансным вопросам одинаковые решения, все законы, которые нас ущемляют, принимаются практически единогласно. К Навальному я отношусь более позитивно, но есть у него и минусы. Мне кажется, что он не умеет общаться с людьми. Ему надо какие-то адекватные аргументы приводить людям. Когда он говорит про борьбу с коррупцией, люди не понимают, о чём речь. Я не вижу у него плана действий, но я считаю, что его дело – разоблачение преступлений – правое, он хоть как-то шатает болото.

Мои сверстники придерживаются разных взглядов. Мой круг общения больше придерживается моих взглядов. Кто-то старается никак не взаимодействовать с политикой, потому что от нас ничего не зависит. Кто-то говорит, что надо что-то делать, но опять же со мной никто не поехал [на митинг в Нижний Тагил], кроме одного друга. Ярых защитников власти я не знаю, люди всё равно с чем-то согласны, но с чем-то и нет.

Иван Силаев, 25 лет, менеджер

Я родился и вырос в Нижнем Тагиле, учился в Горно-металлургическом колледже на электрика. Сейчас работаю в организации, которая занимается продажей электроматериалов. Моя мама работает в муниципальном детском саду, отец работает на небольшую частную фирму. Они не находятся в оппозиции, придерживаются, скорее, абсолютно консервативных политических взглядов.

В середине марта я посмотрел сюжет ФБК (фильм «Он вам не Димон». – Прим. ред.). Нашёл я его случайно, после этого начал следить за каналом Навального в YouTube. Честно сказать, до этого вообще не следил за его деятельностью. После того как они записали видео о том, что гласность фильм не приобрёл, и призвали организовывать митинги, я решил, что буду участвовать. Для меня это был очень простой вопрос: я не поддерживаю коррупционные действия, потому что это негативно влияет на все сферы жизни в стране. Я хочу гласности – это основной демократический постулат. Я всегда придерживался этих принципов, но до середины марта меня точно нельзя было причислить к оппозиционерам.

Во время митинга я стоял с плакатом. Ко мне несколько раз подходили сотрудники полиции, к чести, все они, кроме ОМОНа, представлялись и быстро отходили, когда я объяснял, что нахожусь не на митинге, а стою в одиночном пикете. Всё это продолжалось до тех пор, пока один из сотрудников не предложил мне уехать, назвав статью, не относящуюся к моему мероприятию. Я привлёк внимание общественности, что отпугнуло сотрудника, но после этого в дело вмешался ОМОН. После того как меня поместили в автозак, меня не трогали, не говорили со мной. Сотрудники ОМОНа были непроницаемые, даже не смотрели в мою сторону. Потом меня увезли в отделение на Карла Маркса, там со мной тоже обращались вполне достойно, в соответствии со всеми нормами. Сотрудник, который брал у меня показания, был добродушным.

Я надеюсь, что вчерашние события не изменят мою жизнь в худшую сторону. Что касается того, что я приобрёл: получил больше объективной информации из центра событий – это не заменишь даже самыми откровенными комментариями в газетах и телевизоре. Теперь я буду активно участвовать во всех митингах в рамках закона. Но учитывая, что мне на текущий момент предъявлены незаконные обвинения, я понимаю, что по такому же принципу меня могут взять по дороге из дома на работу. Я буду заниматься той же деятельностью в рамках закона, а что будут делать правоохранительные органы, это их дело.

Александр Баторин, 25 лет, бизнесмен

Я родился в городе Сочи, сейчас моя семья проживает в Нижнем Тагиле. Мама – директор магазина «Меркурий» на Вагонке, отец – директор Николо-Павловского совхоза. 1200 голов коров, 5 тонн молока доим. Молоко «с котятками», весь Тагил знает. Я учился на Вагонке, в 9-й школе, потом поступил в УПИ на специальность «Экономика и менеджмент». Доучился только до четвёртого курса, но понял, что мне не нужен диплом. На втором курсе я открыл свой бизнес – магазин сантехники и электроинструмента на Ленинградском проспекте – и с головой окунулся туда. Два года назад закрыл его из-за кризиса, торговли нет. Сейчас отец купил совхозы, надо ему помогать, ему уже седьмой десяток. Власть сейчас поддерживает сельское хозяйство в связи с контрсанкциями, но не так, как хотелось бы.

Я раньше никогда не участвовал ни в каких политических акциях, даже во флешмобах. О Навальном я узнал только 18 марта, когда посмотрел его ролик (фильм «Он вам не Димон». – Прим. ред.). После этого, наверное, неделю провёл за исследованием, анализом его политической деятельности. Я считаю, что он неплохой кандидат на выборах президента, если они, конечно, состоятся.

Когда я узнал о митингах, решил прийти. Я против коррупции в Российской Федерации, поэтому я пришел посмотреть, что происходит в городе. Родные знали, что я иду, и сказали: твоё дело, тебе 25 лет. На митинге я вёл трансляцию, меня задержали за съёмку. Больше я ничего не делал. Это полное беззаконие – какие-то люди в гражданском забирают при сотрудниках полиции. Просто не за что, буду адвоката нанимать, обжаловать.

Андрей Антропов, 35 лет, IT-специалист

Я коренной тагильчанин. Мама – педагог дошкольного образования, отец работал термистом на УВЗ. Я заканчивал наш истфак и проучился несколько курсов на журфаке УрГУ, но не закончил. После окончания института я начал работать не по специальности, в телеком-индустрии. Деньги я там зарабатываю, доходы у меня абсолютно средние для высококвалифицированного специалиста. Я победил в своей сфере на самой первой церемонии «Человек года» портала TagilCity, можете там подробнее обо мне прочитать. Также возглавляю общество людей, которым нравятся интеллектуальные игры, необычный интеллектуальный досуг. Мы проводим чемпионаты города по «Что? Где? Когда?», «Брейн-рингу», «Своей игре».

Я придерживаюсь гражданской позиции, слежу за новостной лентой. Фильм я посмотрел сразу, как он вышел. Деятельностью Навального интересуюсь с 2011 года, слежу за Алексеем, он мне импонирует. Я даже как-то встречался с ним в Екатеринбурге, когда он проводил встречу, а [руководитель штаба Навального] Леонид Волков ещё был депутатом гордумы. По моему приглашению Волков приезжал в Нижний Тагил, мы проводили семинар «За честные выборы» по подготовке наблюдателей.

Меня задержали, когда я стоял в одиночном пикете. Я считаю задержание незаконным и буду его обжаловать, привлекать свидетелей.

 

Анатолий Попов, 27 лет, программист

Родился я не в Тагиле, но живу здесь большую часть жизни. Мои родители – врачи, семья как семья, ничего выдающегося. Я выпускник Института экономики управления и права по специальности «Экономист-менеджер на предприятиях торговли и общественного питания». Примерно полгода назад начал работать программистом «1С». Работаю в фирме практически с утра до ночи, в выходные, получаю чуть больше 20 тысяч рублей. Да, я недавно сменил профессию, только учусь и получаю мало. Но буду получать ещё меньше, потому что налоги увеличиваются и директор нас предупредил, что это ударит по зарплатам. Довольны ли жизнью мои родители-медики? Сложно сказать, сейчас ведь везде подработка, на зарплату никто не рассчитывает, поэтому они тоже занимаются частной практикой.

Фильм «Он вам не Димон» я смотрел, притом фильм «Чайка» мне больше понравился. А ещё больше, чем оба фильма, мне понравились расследования Навального в текстовом виде, со сканами документов, где сказано, к кому он обращался, какие справки он получал. Там не подкопаешься, это замечательный материал. А Навального читаю уже очень давно. 

О митинге я тоже знал давно, но намерения пойти не было. Накануне вечером я посмотрел видео про брянских школьников, которых с уроков забирали, потому что они просто призывали пойти на митинг. Меня это возмутило, и я понял, что точно пойду. Пришёл, посмотрел, высказал своё мнение.

Сложно сказать, каких взглядов я придерживаюсь. Думаю, что нельзя просто паковать людей в автозаки за то, что они хотят высказать своё мнение. Если это мнение не призывает к насилию, люди имеют право его высказать. Вот и всё.

Меня задержали на Театральной площади и привлекли по п. 5 ст. 20.2 как участника. Всё это было оформлено совершенно безграмотно, сначала мне вообще «организатора» приписали. Я настаивал на проверке, чтобы мне показывали каждую статью, на которую ссылаются. После этого выяснилось, что я не организатор, и пункт первый заменили на пятый.

Моё окружение придерживается моих взглядов, за активные действия меня не осуждает, но говорят: «Зачем ты полез? Ясно ведь было, чем всё закончится». Я считаю, что надо лезть. Человек имеет право высказать своё мнение, и государство не может ограничить это право, даже законодательно. Они могут выпускать сколько угодно законов, ограничивать мою возможность высказываться, но не право.

Я практичный человек. После вчерашних событий я, само собой, буду гораздо более осторожным. Но я рад, что у меня была возможность высказать своё мнение, потому что я не особо верю в митинги. Я обратился к людям и сказал, что прежде всего мы должны использовать личные контакты, то есть говорить со своими близкими, знакомыми, доносить до них информацию, объяснять. Только когда люди сами будут голосовать за других президентов, за другие партии, что-то изменится. Я работал в избирательных комиссиях и не могу сказать, что такие уж дикие нарушения были. Я не замечал ни вбросов, ни каруселей, ничего в этом духе. Приходили либо бюджетники, которых послали поставить галочку за Путина, либо бабушки по 80-90 лет, которые телевизор смотрят, и активно за Путина голосовали. То есть прежде всего нужно решить эту проблему, а уже потом какие-то митинги проводить. Я, конечно, буду приходить, буду показывать, что люди хотят ответов, что им не нравится такая обнаглевшая коррупция.

Я считаю себя невиновным и буду это доказывать. Я просто сказал людям, что надо контактировать со своим окружением, доносить до них информацию. То, что я сделал это публично, нарушением не считаю.

Агентство новостей «Между строк»