«Подкинут наркотики или скинут в канаву». Тагильчане обвиняют краснодарских полицейских в пытках, доведении до самоубийства и фабрикации дела

«Подкинут наркотики или скинут в канаву». Тагильчане обвиняют краснодарских полицейских в пытках, доведении до самоубийства и фабрикации дела

Жительница Нижнего Тагила жалуется на «полицейский беспредел» со стороны правоохранителей Краснодарского края. По словам 26-летней Яны Коробовой, её мужа уже 10 дней не выпускают с кубанской станицы, полицейские пытаются «повесить» на него тяжкое преступление, а его друга заставили под пытками дать ложные показания и довели в итоге до самоубийства. Подробности в материале агентства новостей «Между строк».

«У меня похитили мужа», - заявила тагильчанка Яна Коробова с порога. Девушка рассказала, что её супруг, 27-летний Николай Коробов, отправился в начале года на заработки – друзья давно приглашали его к себе в станицу Калининская. У Коробовых четверо детей, Яна сейчас находится в декретном отпуске – младшему сыну всего 10 месяцев. В Тагиле муж был дорожным рабочим, но решил взять отпуск без содержания и уехал в Краснодарский край.

На Кубани Коробова встретили друзья детства Янис Васильев и Николай Скипин, у последнего тагильчанин поселился. Четыре месяца он проработал в поле.

«Николай устроился на ферму, работал в поле, хорошо зарабатывал там и отправлял деньги нам», - рассказала Яна.

В середине марта Янис Васильев попал в реанимацию с тяжёлой травмой головы в состоянии комы, из которой вышел только через 1,5 месяца, перенеся две операции. Придя в себя, Янис рассказал, что его избили и даже указал на обидчиков.

«Драка произошла в соседней станице, - рассказывает Коробов. – Янис сидел в парке с приятелями и увидел, как какой-то парень, курд, схватил девушку за волосы и начал бить её прямо в лицо. Янис, конечно, вступился. На него налетела толпа, по его словам, человек 10-12. Избивали и запинывали, стукнули по голове доской – после двух операций у Яниса нет половины черепа, но он всё помнит и даже может описать того курда».

Пока приятель проходил реабилитацию в больнице, друзья по очереди дежурили у него в палате. Только в июне – через три месяца после происшествия – Коробова и Скипина допросили полицеские. Друзья рассказали, что не встречались с Янисом в день драки и знают о ней только с его слов. В начале июля Николай Коробов вернулся домой в Нижний Тагил.

Через два дня ему сообщили, что Николая Скипина задержали в станице по подозрению в избиении Васильева и отпустили только через семь дней. А 23 июля на пороге квартиры Коробовых в Нижнем Тагиле появились сотрудники полиции Краснодарского края и пояснили: Николай должен проехать с ними в станицу для дачи показаний в статусе свидетеля.

«Коля поехал с ними. Через сутки позвонил и сказал, что они долетели до Краснодара. Он всю дорогу провёл в наручниках как какой-то заключённый! Муж сказал, что сейчас он поедет давать показания и пропал на два дня», - вспоминает Яна Коробова.

Как рассказал Николай Коробов, он провёл двое суток в участке – полицейские заставили его подписать протокол об административном правонарушении.

«Составили протокол, что я якобы сматерился прямо около здания полиции. Хотя я шёл вместе с ними в наручниках, зачем мне это. В участке мне угрожали, несколько раз ударили, заставляли признаться в избиении Яниса».

Коробов говорит, что ему удалось выйти только после подписания согласия на прохождение детектора лжи. Уезжать из станицы ему не разрешили.

Выйдя из участка, он встретился со Скипиным, который признался, что под давлением полицейских оговорил друга.

«Неделю его держали в полиции, избивали и даже угрожали изнасилованием. Под пытками он дал на меня показания. После освобождения он пытался повеситься: сделал крюк, петлю из провода и оставил в ящике у Яниса предсмертную записку. Петля оборвалась, но он всё равно хотел себя убить».

По словам Коробова, он долго разговаривал с другом, находившимся на грани нервного срыва, и убедил Николая не совершать самоубийство. Предсмертную записку товарища, в которой тот называет пытавших его силовиков, тагильчанин случайно сохранил.

«Я, Скипин Николай Геннадьевич, утверждаю, что показания, которые я дал ранее – не правда. Эти показания были выбиты насильственным способом. Физическое воздействие по отношению ко мне применяли: уголовный розыск Евгений и вместе с ним Надымов П.В. Поясняю, что Коробов Николай не ссорился с Васильевым Я.С. и у них не было никакой драки, как я ранее говорил. Надеюсь, справедливость будет и хоть кто-то ответит по закону. В моей смерти прошу винить уголовный розыск Евгения и Надымова П.В. Они сломали ещё одну невинную жизнь. 22.07.2015».

После недели в полиции Скипин жил в полуразрушенном брошенном доме, где надеялся спрятаться от силовиков. Друзьям он говорил, что хочет отказаться от своих показаний, но боится вновь встречаться с правоохранителями. 1 августа Николая Скипина нашли повешенным в его временном убежище.

Фото: Скриншот со страницы Яны Коробовой в соцсети "ВКонтакте"

Тагильчанин Николай Коробов остаётся в станице Калининская – на полиграф его до сих пор не вызывали. Его жена Яна написала письма в Генпрокуратуру, прокуратуру Краснодарского края и президенту России. Она просит разобраться в ситуации и не допустить того, чтобы на Николая «повесили» преступление, которого он не совершал.

«Его запугивают, говорят, что на него завели уголовное дело, но обвинение официально не предъявляют. Все говорят ему, что спорить с местными ментами бесполезно, они сделают всё, как им удобно. Я боюсь за него!» - говорит Яна.

Сам Николай Коробов уезжать из Краснодарского края уже не торопится. В ближайшее время он планирует обратиться в краевую прокуратуру и Следственный комитет.

«В самой станице жаловаться бесполезно. Тут все повязаны. Местные говорят: тебе подкинут наркотики или скинут в канаву. Но уезжать я не хочу – у меня друга убили! Я хочу, чтобы они ответили за это».

Полицейские Надымов и некий Евгений, о которых писал в предсмертной записке Скипин, Коробову известны.

«Надымов и Евгений Жученко доставляли меня из Тагила. После допроса Надымов предлагал мне взять всё на себя, либо уговорить Яниса сказать, что драки не было, а он просто упал».

Почему полицейские пытаются закрыть дело о жестоком избиении Васильева, Коробов объяснить не может.

Оперуполномоченный Евгений Жученко подтвердил АН «Между строк» по телефону, что Коробов проходит по делу об избиении Васильева, но обвинение ему не предъявлялось.

Агентство новостей «Между строк» отправило официальные запросы в МВД по Краснодарскому краю и региональный Следственный комитет. Силовые структуры пока не прокомментировали ситуацию.

Агентство новостей «Между строк»