И не друг, и не враг, а так…

И не друг, и не враг, а так…

Автор: Сергей Трупанов

Плохиеновости, не важно откуда, имеют свойство разлетаться быстрее хороших. О смерти8-летнего Романа в Нижнем Тагиле уже знает вся страна. Но, с такой же скоростью,подобные сообщения и забываются: обсудили и забыли. А между тем, при попыткеразобраться во всей этой истории, возникает огромное количество вопросов.
В первуюочередь хочется спросить: а что это за друг такой? Полиция не раскрываетсведений о том мальчишке, что был вместе с Романом в тот день. Оно и понятно -есть целый ряд законных ограничений, которые не позволяют распространять этуинформацию. От родственников погибшего стало известно, что подружились дети вшколе, причем относительно недавно. Родители сами не знали об этой дружбе,поэтому вышли на «приятеля» слишком поздно.
Отсюда ивторой вопрос, адресованный родителям. Почему такая невнимательность к ребенку?Неужели не интересно, где гуляет, с кем дружит? Со слов старшего (совершеннолетнегоприм.ред.) брата Романа, родители не были беспечными. За мальчикомследили и не лишали его внимания, но почему-то о новом друге ничего толком неслышали.
«Мы до сих пор не знаем имя мальчика, скоторым был Рома. И, скорее всего не узнаем, потому что сразу после инцидентаего перевели в другую школу», - рассказал Андрей, брат погибшего.
Допустим.Пусть этот горе-товарищ до окончания следственной проверки останется «темнойлошадкой». Но, если по закону нельзя апеллировать к несовершеннолетнему, товопросы ко взрослым остаются. В частности, к ЕВРАЗ-ВГОКу – законному владельцуместа трагедии. Как дети умудрились попасть в зону обрушения?
В официальномкомментарии утверждается, что «в местахустановленных маршрутов передвижения людей в непосредственной близости к зоне обрушения,она огорожена тросом с запрещающими знаком. Также в обязательном порядкеимеются запрещающие знаки на столбах «Опасно. Зона обрушения». Получается,что, по мнению руководства, дети были либо безграмотными и не смогли прочитатьпредупреждающие надписи, либо жажда острых ощущений пересилила инстинктысамосохранения детей? Или, что правдивее, руководство просто не желаетвпутываться в эту историю?
Все мерыбезопасности на заброшенном карьере, вероятно, существуют только на бумаге.Или, в крайнем случае, появляются во время проверок. Поинтересуйтесь утагильчан, многие подтвердят: добраться до карьера может любой, главное –желание. Еще в «лихие 90-е» карьер был популярным местом бандитских разборок. Стех пор мало что изменилось. «Какие мерыбезопасности? Там все открыто!», - удивляются родственники погибшего 8-летнегомальчика.
Остается еще одинвопрос. Почему для «выработки эффективныхмер безопасности» необходима смерть ребенка? Почему взрослые, ответственные«дяденьки», руководствуются принципом «авось пронесет»? Не пронесло. Мальчикупал. Замерз. Умер.
Общественники из «Нижнетагильского городского родительского комитета» намерены обратиться с письмом к главе городаСергею Носову, чтобы эта ситуация не осталась незамеченной, и были приняты всевозможные меры безопасности для недопущения повторения трагедии.
А между тем: «Во избежание подобных случаев планируетсяпроведения разъяснительных бесед с подростками близлежащих школ», -говорится в официальном комментарии. И все. Точка.