Город и его люди. Иван Окунев (продолжение)

Аватар пользователя Дмитрий Кужильный
Город и его люди. Иван Окунев (продолжение)

Сегодня Дмитрий Кужильный продолжит рассказ о легендарном человеке, «царе Вагонки» — Иване Васильевиче Окуневе. 

Принципиальном во всём, даже в вопросах чистоты и порядка на заводе. Премии можно было лишиться и за грязь на рабочем месте, и за полную урну перед входом в цех, и за валяющийся на полу окурок. Поначалу это нравилось не всем. Особенно сильно роптали ИТР. Один из таких «лишенцев» даже написал в райком партии жалобу на директора. Окунева вызвали на заседание бюро райкома.

— Не перегибаете, Иван Васильевич? — зачитав жалобу, спросил первый секретарь Дзержинского райкома Николай Пантелеймонович Чумаков.

 — Сами посудите, — Окунев встал, достал из кармана два листа, отпечатанные на машинке, и начал читать, в каких цехах и насколько выросла производительность труда за последние полгода.

 — Какое отношение к рассматриваемому вопросу имеют эти показатели? — спросил один из членов бюро, когда Иван Васильевич закончил.

 — Прямые, — спокойно ответил Окунев. — Те цеха, где производительность выросла на процент или два, постоянно имеют неудовлетворительные оценки по чистоте и культуре производства, а в тех цехах, где этот показатель составляет 8–11%, нареканий по культуре производства нет. В чистоте и работа спорится. Не знали об этом?

В кабинете воцарилась минутная тишина, после чего Чумаков сказал:

 —  Вопрос исчерпан. Заседание бюро, думаю, можно считать закрытым...

Рядовой Окунев

Как уже отмечалось ранее, официальная биография Окунева не даёт полного представления об этом незаурядном человеке и выдающемся руководителе. Совсем другим предстаёт перед нами образ «народного директора» УВЗ в воспоминаниях современников. 


Иван Васильевич Окунев в рабочем кабинете (фото из архива газеты «Машиностроитель»)
(http://historyntagil.ru/imgbook/295.jpg)

Александр Дмитриевич Ермаков в своём очерке «Иван-озеро» описывает один эпизод, по которому можно судить о характере Окунева:

«Однажды на завод пожаловала комиссия штаба гражданской обороны с очередной проверкой. По итогам проверки был составлен акт, в котором проверяющие, не разобравшись, понаписали много лишнего и не соответствующего действительности. Для пущей важности проверяющие подписали документ не только своими Ф.И.О. и должностями, но и воинскими званиями: майоры, полковники, подполковники. Как водится, с актом дали ознакомиться и директору. Иван Васильевич прочитал, красным карандашом подчеркнул напраслину и написал “Не согласен. Рядовой Окунев”».

Проверяющие, возмущённые шутливой резолюцией, пытались устроить разборки по этому поводу в горкоме партии, но Окунев отстоял честь завода — несправедливые оценки были исключены из акта.

В конце 1950-х к директору приклеилось новое прозвище — «садовник». Произошло это после того, как он во всеуслышание заявил, что хочет сделать из завода сад. Сначала многие подумали, что «завод-сад» — это такая метафора, но оказалось, что Окунев действительно задумал капитально озеленить территорию предприятия. Вскоре на заводе была введена штатная единица садовника, из Харькова прислали саженцы яблонь, на заводской территории разбили клумбы, установили вазоны. Иван Васильевич распорядился, чтобы перед проходной убрали «голубые дунаи», и дал задание спроектировать и озеленить аллеи. Озеленение завода проходило не всегда гладко. Так, в первую зиму большинство харьковских яблонь вымерзло. Иван Васильевич, узнав, что в Нижнем Тагиле ещё в 1920-х были выведены морозостойкие сорта яблонь, приказал «раздобыть эти саженцы хоть из-под земли». Саженцы нашлись в полузаброшенном саду известного селекционера Кузьмы Рудого, и скоро на заводской территории появились яблоневые аллеи. За сломанные ветки яблонь виновных начали нещадно штрафовать или переводить на месяц на нижеоплачиваемую работу, а за сломанное дерево могли и уволить. Мечта «народного директора» о заводе-саде стала обретать свои очертания уже через год.

А спустя ещё два года тотальное озеленение перекинулось на жилые кварталы и улицы Вагонки. Ежегодно в районе высаживалось по несколько сотен деревьев и кустарников, в скверах и на бульварах разбивались клумбы, устанавливались вазоны с цветами. Раз-два в неделю Окунев объезжал район: когда гласно, а когда и нет. Часто, возвращаясь с заседания в горкоме партии или горисполкоме, Иван Васильевич говорил шофёру: «Давай заедем на район. По пути ведь...» Как правило, после таких объездов начальники цехов и отделов получали сначала «на орехи», а затем и конкретные указания по благоустройству подшефных дворов и улиц. От внимательного взгляда опытного хозяйственника не ускользала ни одна мелочь: где-то не работает уличное освещение, где-то сломана скамейка, на какую-то детскую площадку не привезли песок.

Однажды Окунев поехал в 9-й посёлок. На дороге автомобиль попал в глубокую яму, в которой воды было почти по колено. На вечернем рапорте Иван Васильевич распорядился яму засыпать. Но указание не было выполнено: как оказалось, этот участок района не имел шефов. Прошла ещё неделя, и директор собрал начальников цехов и отделов для выездного совещания по выбору места для строительства птицеводческого подсобного хозяйства. Свободных автобусов в тот день не оказалось, и было решено ехать на тяжелом трёхосном грузовике. Сразу поехали в сторону 9-го посёлка, и грузовик заглох при попытке преодолеть яму на дороге. «Делать нечего, — сказал Окунев и первый выбрался из кузова. — Придётся толкать». Начальникам цехов пришлось прыгать в наполненную водой яму и выталкивать грузовик. А многие из них были в дорогих туфлях и чистых костюмах. После того как машину вытолкали из ямы, Иван Васильевич оглядел всех и спросил: «Ну, всем всё ясно?» Только тогда все заметили, что директор был в резиновых сапогах и рабочей спецовке. Спустя сутки пресловутая яма перестала существовать. 


https://sun9-7.userapi.com/_6epg2mhFPrcFvTCxaGKU-n8AHOTRUWZIOpa7A/4uZI7ySuyE8.jpg 

Несколько лет назад в архивах ЦДООСО (архив Свердловского обкома КПСС, организаций и учреждений КПСС и ВЛКСМ) была найдена жалоба, отправленная в областной комитет партии «группой тагильских коммунистов», в которой жалобщики указывали на то, что «товарищ Окунев И. В. без согласования с партийными и советскими органами производит застройку Дзержинского района, не принимая во внимание план развития г. Н. Тагил». На документе стоит резолюция: «В архив без рассмотрения».

За что только не жаловались на Ивана Васильевича недоброжелатели.

И за то, что переименовал улицу Советскую в бульвар Богдана Хмельницкого, и за «пятиблочку», построенную в ставшем опальным стиле сталинского ампира, и за Дворец культуры, и даже за… демонстрации. Городские власти с конца 1950-х носились с идеей проведения единых майских и ноябрьских демонстраций для всех районов города. Но Окунев был категорически против такого объединения. «Первомай и День 7 ноября — самые главные праздники для советских людей, — отвечал он на критику по этому поводу. — А праздники надо отмечать дома». И до 1972 года праздничные и торжественные шествия жителей Вагонки проводились в Дзержинском районе. 

Нынешние поколения жителей Вагонки не удивишь ни стадионом, ни величественным Дворцом культуры, ни ухоженными аллеями и скверами. Всё это воспринимается сейчас как совершенно обычные вещи. Но мало кто задумывается, что ещё в начале 1950-х ничего этого не было. Не было ни детских садиков и яслей, ни нормальных дорог, ни благоустроенного жилья. Всё это появилось благодаря усилиям и настойчивости Ивана Васильевича, который считал своим долгом создать для работников УВЗ и жителей посёлка нормальные человеческие условия.

В 1950 году Иван Васильевич распорядился разбить в центре Вагонки сквер. Он же предложил привлечь к благоустройству сквера учащуюся молодёжь, комсомольцев и пионеров. Коллективы школ идею поддержали, и школьники приняли самое активное участие в создании нового сквера, площадь которого составила 26 725 кв. метров. Завод закупил и установил парковые скульптуры, скамейки, летнюю эстраду, заасфальтировал дорожки. На пересечении двух аллей был сооружён фонтан с лягушками, выкрашенными в зелёный цвет, и пять беседок. Позднее сквер окружила металлическая ограда с цветочными вазонами на тумбах. По предложению Окунева сквер назвали Пионерским, а шефство над ним доверили школьникам района.


Фонтан в Пионерском сквере (фото неизв. авт., 1954 г.)
(http://tagil-press.ru/wp-content/gallery) 

Окунев первым в СССР выдвинул идею хозрасчёта и перевёл на него «Уралвагонзавод». Это давало средства не только для развития завода, но и для строительства современного жилья, социальных объектов, благоустройства района. Ежегодно только хозспособом завод строил более 35 тысяч кв. метров жилья. Большое внимание «народный директор» уделял и развитию соцкультбыта. В 1958 году на Вагонке был построен Дворец культуры «Уралвагонзавода», в 1962-м — кинозал и детский лагерь отдыха «Лесная сказка», ещё через год открыт первый в Свердловской области широкоформатный кинотеатр «Россия».


Кинотеатр «Россия» (фото неизв. авт., 1966 г.)
(http://tagil-press.ru/wp-content/gallery)

Те, кто знал Окунева достаточно близко, часто удивлялись тому, как у директора такого гиганта, как «Уралвагонзавод», хватает времени на всё. В последнее время об этом мало кто вспоминает, но Иван Васильевич постоянно был загружен общественной работой. Он был депутатом Горсовета, депутатом Верховного Совета РСФСР и членом его Президиума; его часто выдвигали делегатом на партийные съезды и конференции. В те годы существовала практика работы депутатских групп. Они создавались из числа депутатов городского Совета для более полной и оперативной работы с обращениями и наказами избирателей. Работал в такой группе и Окунев.

Рассказывали, что, когда между депутатскими группами делили участки ответственности, Ивана Васильевича определили в группу, которая должна была заниматься центром Вагонки — районом от проспекта Хмельницкого, между улицами Ильича и Коминтерна. Но у Окунева было на этот счёт иное мнение: «Там же мне нечего делать. Давайте самый сложный участок». Ему объяснили, что назначение произошло с учётом его загруженности на производстве. Иван Васильевич засмеялся: «Не переживайте. Там я как-нибудь сам разберусь». Его включили в состав группы Анатолия Додора, которой достался дальний, неблагоустроенный барачный посёлок 8а. И здесь Окунев удивил всех своей работоспособностью, хозяйским взглядом на беды и проблемы жителей посёлка. Ни одно поручение избирателей не осталось без внимания. Водопровод и отопление, состояние дорог и вопросы устройства детей в садики и ясли, жилищные и социальные вопросы — всё, за что бы ни брался Иван Васильевич, выполнялось. При этом он был предельно честен с гражданами, никогда не обещал невозможного, но в то же время умел находить выход из, казалось бы, безвыходной ситуации. 


Иван Васильевич Окунев (скан с газеты «Тагильский рабочий»)
(из личных архивов авторов)

Продолжение следует...

 

(с) 2021. Сергей Волков и Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»

 

Уважаемые читатели!

Если вы являетесь автором какого-либо фото и ваша фамилия не указана в сноске, пожалуйста, свяжитесь с авторами или редакцией любым удобным вам способом, и мы исправим это упущение.