«Эмоциональное выгорание, уголовка и аппараты 80–90-х годов». Врачи Нижнего Тагила рассказали о реальных причинах массовых увольнений из больниц

«Эмоциональное выгорание, уголовка и аппараты 80–90-х годов». Врачи Нижнего Тагила рассказали о реальных причинах массовых увольнений из больниц

Тагильские врачи рассказали о реальных причинах массовых увольнений из больниц, в которых они работают. В августе заявления об уходе написали сразу шесть хирургов горбольницы № 1 на Вагонке. Ещё в июле разом три хирурга уволились из Демидовской больницы. Массовые увольнения врачей в Нижнем Тагиле попали в повестку федеральных новостей. Сегодня областной Минздрав, в чьём ведении находится тагильское здравоохранение, срочно направил в город специальную комиссию, в которую вошли в числе прочих представители ОНФ, профсоюзов и общественного совета.

Недовольство хирургов и других врачей Демидовской больницы копилось более полугода. Их не устраивало старое оборудование, отсутствие опыта у руководства, высокая нагрузка, маленькие зарплаты. Массовых увольнений можно было бы избежать, уверены медики, если бы руководство больницы и Минздрав не закрывали глаза на возникающие проблемы и вовремя их решали. АН «Между строк» пообщалось с уволившимися и пока ещё работающими в тагильских больницах врачами, которые не пожелали раскрывать свои имена в СМИ.

«Стало невозможно выполнять свои обязанности из-за катастрофического отсутствия кадров, круглосуточной диагностики, — рассказывает агентству один из уволившихся хирургов. — Для меня заработная плата была на последнем месте, я просто не мог уже работать. Если у тебя дежурств в месяц 11-12, а после этого ты ещё остаёшься днём работать, происходит выгорание. Какой из тебя тогда работник? У нас было всего 5 хирургов. Если их раскидать на весь месяц, то получается, что ты дежуришь либо сутки через двое, либо сутки через сутки. И в таком авральном режиме мы все работали уже около года. Перерабатывали, а платили так же, как и раньше. У меня выходило 60 тысяч рублей в месяц, это с учётом моих дежурств. Но при такой нагрузке ты эти деньги зарабатываешь себе просто на лечение.

Сказались также постоянные жалобы пациентов, их недовольство, боязнь уголовного преследования. Никто не хочет подставлять себя и свою семью под это. Если ты так работаешь, риск ошибок возрастает. Мы уходим в операционную на 2–3 часа, наши пациенты остаются без присмотра, и в любой момент с ними может произойти всё что угодно. В нашей больнице за 6 лет ушли 8 хирургов, пришли где-то 2 человека, и такая ситуация сложилась не только в нашем отделении. Гастроэнтерология — большое отделение, где серьёзные больные лежат, там работают всего 2 врача. Один из них при этом заведующий.  

Руководство, я думаю, не очень старалось решить эту проблему. Подвижки какие-то начались только после того, как мы заявили, что больше так работать не будем. Предложили достойную оплату, сказали, что хирургов найдут. Но к тому времени это уже никому не нужно было. Я в Тагиле теперь не собираюсь оставаться. Другой уволившийся врач тоже не собирается возвращаться на прежнюю работу. Но сейчас, чтобы остановить процесс увольнений, нужно вернуть хирургов в Демидовскую больницу либо найти новых, другого пути нет, только тогда и другие медучреждения смогут нормально работать. Нужно менять руководство в больнице, возрождать диагностическую службу, делать достойную оплату».

«Ситуация тяжёлая, я сейчас сама на низком старте, — говорит один из действующих врачей Демидовской больницы. — Врачи измотаны, нет специалистов вообще никаких. При этом руководство не содействует тому, чтоб они остались. Вот, например, была у нас молодая активная хирург, которая хотела профессионально развиваться и жить в Тагиле. Она попросила главного отпустить её на дополнительную учёбу с сохранением средней зарплаты на этот период. Он отказал, и врач ушла. Сейчас она работает и внедряет новые технологии на Тагилстрое, там она смогла проучиться. После неё ушёл доктор, который просил изменить график работы, поскольку он ещё в другом месте подрабатывал. Главный не согласился, и мы лишились узиста и хирурга-дежуранта в одном лице.

На место ушедших врачей никто не приходит. Нагрузка вырастает в несколько раз, но материально это никак не компенсируется. Те 100 тысяч рублей, про которые ранее в СМИ писали, получить можно. Но для этого нужно продежурить 18–20 суточных дежурств в больнице. Дневная плановая работа при этом остаётся. В итоге дома в месяц я смогу побыть 10 дней, и то по полдня. Так и работаем за свои 50 тысяч рублей.  

Оборудованием, с которым приходится работать, в других больницах давно уже никто не пользуется. Диагностики никакой. Правый глаз — рентген, левый глаз — УЗИ, и две твои руки, — рассказывает другой действующий врач Демидовской больницы. — Вот и вся диагностика. Аппаратура на грани фантастики, она уже морально устарела, не то что технически. Когда поднялся бунт, нам привезли новые аппараты. Мы их распаковали и ахнули. На них ещё в 8090-х годах работали. Мы можем ими пользоваться, но тогда и показатели выживаемости и выздоравливаемости будут тоже конца 80-х — 90-х годов. Их с госрезерва, наверное, привезли, при этом не все работают. Даже в районных больницах аппараты круче. К нам с периферии, с районных больниц привозят тяжёлых больных. Но, получается, их безопаснее там лечить, чем сюда на плохой аппарат переводить.

Постоянно выслушиваем выговоры от начальства из-за жалоб пациентов или их родственников. При этом они не связаны с качеством оказания медицинской помощи. Не так ответили по телефону или не сразу вышли из кабинета. Врачи уже не ждут ни от кого ни благодарности, ни цветов — лишь бы жалобу не написали. Сегодня мастер по маникюру получает больше благодарности, чем врач. При этом один ногти пилит, другой всего лишь жизнь спасает. Все знают поимённо своих ногтевых мастеров. Но никто не знает, как зовут тех хирургов (я уж не говорю про анестезиологов), которые их оперировали.

Мне было в удовольствие работать с прежними хирургами, потому что они мастера своего дела, выполняли нереальные вещи. Была возможность расти профессионально рядом с такими докторами. Я кайфовала от самого процесса, про зарплату и не думала. А от эмоционального затухания никакая зарплата не спасёт. Если на место моих коллег придут неопытные врачи, я не стану с ними работать. Мне страшно ходить с ними в операционную. В тюрьму сядем вместе, не только они».

Из-за увольнений хирургов из Демидовской больницы изменилась маршрутизация пациентов. Тех, кому требуется экстренная, неотложная помощь, стали перенаправлять в отделения хирургии горбольниц № 1 на Вагонке и № 4 на Тагилстрое. После этого все хирурги ЦГБ № 1 написали заявления об увольнении. Менее чем через две недели медучреждение намерены покинуть шесть специалистов двух хирургических отделений. Они недовольны высокой нагрузкой и низкими зарплатами.

«После увольнения хирургов из Демидовской больницы нагрузка у нас в разы увеличилась, — говорит хирург Никита Зотов в интервью общественнику Илье Коровину. — При этом мы ничем дополнительно не были обеспечены — ни ресурсами, ни кадрами, ни доплатами адекватными, ни диагностикой. У нас сейчас нагрузка просто чрезмерная. Мы и до этого работали на пределе сил, а сейчас врачей не хватает катастрофически. Гнойная хирургия со всего города идёт. Оклад — 22 тысячи рублей, зарабатываем мы в основном на дежурствах. Мы поговорили с начальством и сказали, что не готовы работать в таких условиях. У нас нет никаких других способов воздействия на эту ситуацию, кроме того, как уволиться. Нас довели до точки кипения. Нельзя всё время накидывать на нас работу и ничем нам не помогать, мы же тоже не железные, и дома хочется побыть. Трудовой кодекс нарушается. Всё время нас просят потерпеть, но никаких подвижек нет. Если ситуация исправится, мы вернёмся».

После того как стало известно об увольнениях хирургов из больницы на Вагонке, в Нижнем Тагиле решили ещё раз изменить маршрутизацию пациентов, перенаправив часть из них на Тагилстрой. В «четвёрке» хирурги пока работают. В областном Минздраве опасаются усугубления ситуации — когда волна увольнений пройдёт в последней горбольнице хирургического профиля и тагильчанам больше некуда будет обратиться за получением неотложной помощи.

Бывший главврач горбольницы № 3, председатель комитета по соцполитике в свердловском Заксобрании Вячеслав Погудин уверен, что спасти ситуацию способен только диалог властей с врачами. А все ультиматумы и забастовки — это шаг в никуда, из-за которого могут пострадать все живущие в Нижнем Тагиле люди.

«Конечно, меня эта ситуация очень тревожит, — признаётся Вячеслав Погудин. — Очевидные вещи, может, скажу, но профессия хирурга сопряжена с большими физическими и психологическими нагрузками, большой ответственностью, что создаёт состояние хронической усталости. Я сам врач и хирург с 20-летним стажем, пережил те 90-е годы, когда ультимативные забастовочные движения была распространены. Да, сейчас врачи везде востребованы, но, я думаю, это, скорее всего, не взвешенный, а больше ультимативный шаг со стороны врачей — понудить выполнить их требования. И этот шаг совершенно в никуда, он не приведёт к ожидаемым результатам, а только ухудшит ситуацию.  

Большая нагрузка и тяжесть работы хирургом были всегда. Это особая профессия и особая социальная сфера деятельности врача. Летом, в отпускной период, нагрузка, как правило, возрастает. И все врачи, которые подали заявления об увольнении, об этом знают. Знают они и то, что мы не имеем права оставить пациента без помощи, ни при каких условиях. Я это говорил уже в своё время, когда на вызов не выезжала ни одна бригада скорой помощи, когда люди не получали зарплату до полугода. А здесь хирурги, которые оказывают в том числе неотложную помощь. Почему мы, пусть и справедливыми требованиями о дальнейшем повышении заработной платы, должны ставить в тяжёлое положение само население, пациентов, которые нуждаются в помощи?

Сейчас сложилась очень тяжёлая ситуация, негативная, которая может породить эффект домино. Сначала уволились хирурги из Демидовской больницы, потом из первой. И теперь это всё ляжет уже на одну оставшуюся больницу хирургического профиля — "четвёрку". Я сам работал главным врачом и понимаю, что бывает нелегко выстроить отношения с коллективом, не обещая каких-то иллюзий. Сейчас рассчитывать на то, что проблема будет закрыта после изменения маршрутизации пациентов или выезда вахтовым методом врачей из области, нельзя. Нужен диалог. Нужно садиться за стол переговоров и обсуждать сложившуюся ситуацию, пути её решения, в том числе изменение заработной платы. Но фантазий здесь быть не должно, нужно понимать, что на всё нужно время.

А вообще я считаю, что это очень тревожный сигнал для всей власти, не только для министерства здравоохранения, но также для депутатов Заксобрания и федеральных руководителей».

Сейчас в Минздраве в срочном порядке решают, как можно предупредить увольнения хирургов из ЦГБ № 4 на Тагилстрое и обеспечить жителей города необходимой медицинской помощью. Рассматривается возможность отправки на плановые операции в Екатеринбург. В больнице на Тагилстрое часть свободных коек пришлось перепрофилировать на хирургию, пишет «Тагильский рабочий». Один из медиков, уволившихся из Демидовской больницы, пришёл на работу в «четвёрку». Главные врачи призывают пациентов не сеять панику раньше времени, а отдельных пользователей интернета не призывать других хирургов к увольнениям, так как это «сродни терроризму» и пострадать из-за этого может весь город.