Егор Бычков может стать дворником

Егор Бычков может стать дворником

Сегодня представитель гособвинения потребовал наказание в виде 300 часов обязательных работ для общественного деятеля Егора Бычкова. Напомним, следствие и судебное разбирательство длятся с октября 2012 года. Тогда Леонид Бояркин публично грубо оскорбил Юлию К. В судебном заседании установлено, что 30 октября прошлого года Бояркин, припарковавший свою машину у офиса Сбербанка на улице Ломоносова, ударил дверью своей машины зеркало авто девушки (факт повреждения автомобиля подтвержден документально). После этого мужчина не только не извинился, но и послал Юлию "по известному маршруту". Бычков предложил грубияну извиниться, но тот ответил отказом и продолжал осыпать нецензурной бранью уже и Бычкова. Отметим, происходило это в присутствии восьмилетней дочери Бояркина. Впрочем, допрошенная в суде супруга Леонида Бояркина сообщила, что выражаться матом  при ребенке в их семье явление обычное. Выступивший в защиту девушки, Бычков обвиняется в причинении побоев, не повлекших вреда здоровью (Ст.116 ч.1). При этом адвокат обвиняемого Анастасия Удеревская подчеркивает, что никто из свидетелей не подтверждает факта избиения: «Свидетели говорят: «Мы ничего не видели, стояли в 40-50 метрах», а один из сотрудников полиции, прибывший на место говорит, что оттаскивал Бояркина, который продолжал оскорблять и кидаться в драку».

Следствие по делу длилось почти год: проводились очные ставки, экспертизы, опознания – целый набор действий, применяемых обычно для расследования серьёзных преступлений. Было допрошено порядка 15 свидетелей, многие из которых даже не являлись очевидцами произошедшего. Например, сотрудница пресс-службы нижнетагильского УВД Элина Балуца, допрошенная в качестве свидетеля обвинения лишь на том основании, что она прочитала о произошедшем у банка конфликте в интернете. В защиту Бычкова высказался настоятель храма Александра Невского отец Геннадий Ведерников: «Заткнуть рот грубияну, оскорбившему женщину - это достойный поступок со светской, этической, нравственной сторон».
К слову, сама оскорбленная Юлия К. подавала заявление с просьбой привлечь к ответственности Леонида Бояркина. Бумаги «гуляли» между отделом полиции №16 и прокуратурой Ленинского района, а через три месяца истёк срок давности. Ответственности за оскорбления Бояркину удалось избежать. 
Такие казусы в расследовании банального уличного конфликта сам обвиняемый Бычков объясняет неприязнью правоохранителей к своей персоне: «Для меня ситуация с самого начала абсолют понятна. Бояркин на протяжении всего следствия и уже в суде, например, говорил, что приехал в банк и пробыл там 20 минут и консультировался со специалистом. На самом же деле, когда мы получили запись с камер наблюдения, мы увидели, что с экспертами он не разговаривал и даже не заходил в банк, а стоял в коридоре и смотрел на меня.  Объяснить произошедшее в суде он не смог.  Я считаю, что это специально засланный тагильскими ментами провокатор. Они меня, мягко говоря, недолюбливают за критику и за мою близость с Фондом «Город без наркотиков», который подвергается настоящим репрессиям в Екатеринбурге. Два месяца обязательных работ – это ещё ладно. Была бы их воля, они б меня лет на 100 посадили, но хорошо, что закон им этого не позволяет».

Сегодня предстоят ещё прения сторон. Дальше останется лишь озвучить последнее слово обвиняемого, после чего суд вынесет приговор.

Леонид Бояркин