За расправу над деревом, мешавшим жителям дома, тагильчанку могут посадить на семь лет

За расправу над деревом, мешавшим жителям дома, тагильчанку могут посадить на семь лет

Природоохранная прокуратура за самовольный спил деревьев на Гальянке возбудила уголовное дело в отношении жительницы Нижнего Тагила.

В квартиру по адресу Дружинина, 65 Екатерина Горбунова переехала в 2014 году. Жильё приобрела в ипотеку. Вместе с Екатериной заселились мать-пенсионерка и два сына – 22 и 8 лет. Квартира на первом этаже, четырёхкомнатная с балконом. По словам Екатерины, недостаток в новых апартаментах был только один, но очень заметный – деревья под окном.

 «С первого же дня въезда в новую квартиру было заметно, что в одну из комнат свет с улицы почти не проникает, - рассказала Екатерина журналисту АН «Между строк». – Даже днём надо было включать свет электрический, иначе приходилось сидеть в потёмках».

Два дерева - черёмуха и рябина – возвышались до четвёртого этажа, листвой закрывая окна дома.

«Ветви прямо на балкон ложились, - говорит Ирина Пашина, живущая на втором этаже, над Горбуновыми. – Окно распахнёшь - и они уже в самом балконе. А из-за скрежета веток по карнизу по ночам мы как будто в фильме ужасов оказывались, дети пугались».

Семья Пашиных ветки обрезали, но от проблемы это их не избавило.

«Птицы эти деревья облюбовали, - говорит Ирина. – Мы от их помёта балкон отчистить не можем. Ну и запах, конечно, не самый приятный».

Эти «прелести» коснулись и Горбуновых. Старший сын Екатерины – аллергик, и цветущая рядом черёмуха постоянно вызывала приступы.

 «У сына бронхиальная астма, из-за этого его даже в армию не взяли, - объясняет Екатерина. – А от полугнилой рябины дикая вонь стояла».

Предыдущая хозяйка квартиры на первом этаже – Зинаида – при продаже предупредила о «некоторых неудобствах».

«Я там больше тридцати лет прожила и, конечно, подумывала о том, чтобы избавиться от этих деревьев, но там же такие хлопоты: в управляющие компании надо обращаться, всякие разрешения получать».

А вот Горбуновы не стали откладывать дело. В сентябре 2014 Екатерина обратилась в свою управляющую компанию «Уралэкспо-НТ».

«Мне сказали, что работа по обрезанию деревьев ведётся весной, и попросили подождать до этого времени, - рассказывает Екатерина. – Я объяснила им, что рябина гнилая уже, ветки с неё падают. А вдруг одна из них на ребёнка упадёт? Мне ответили: «Тогда мы заплатим штраф». В общем, пришлось ждать до весны».

Но в апреле 2015 года в офисе «Уралэкспо-НТ» её снова попросили подождать - на этот раз до конца месяца. При этом добавили, что заявление надо оформить в письменном виде. 29 апреля Екатерина пришла в УК вновь.

«В заявлении я прошу обрезать деревья, а не спилить их, - говорит Горбунова. – Но это потому что я просто не разобралась в формулировках. Я с самого начала хотела, чтобы деревья спилили».

По словам Екатерины, в управляющей компании её неправильно поняли. Так или иначе, в просьбе было отказано. Коммунальщики объяснили, что на обрезание деревьев может не хватить средств: домовой бюджет в 2015 году рассчитан на ремонт крыльца. Екатерина обратилась за советом к старшему по дому – Михаилу Татаурову.

 «Когда я ему объяснила свою ситуацию, тот снова рассказал про необходимость ремонта крыльца. Я объяснила, что могу в таком случае сама избавиться от деревьев. Тот от меня просто отмахнулся».

Тогда Екатерина решила обойтись без помощи управляющей компании.

«Я не захотела тратить общие деньги, - говорит она. – Опросила соседей со второго по четвёртый этажи, чьи квартиры расположены над моей, получила у них разрешение на спил деревьев и собрала подписи».

Спилить деревья Екатерина попросила бывшего мужа. 10 мая тот одолжил у товарища бензопилу, позвал второго на подмогу – и втроём они принялись за дело.

«Эта рябина тут сорок лет простояла, так хорошо крыльцо наше укрывала, - рассказывает Михаил Мельников, сосед Горбуновых со второго этажа. – Я вечером с тренировки возвращаюсь, а той рябины нет и черёмухи тоже. Я вообще не понял: по какому праву эти деревья спилили? Мешали они одной только квартире. Пока они [Горбуновы – прим. ред.] сюда не приехали, никто что-то особо не суетился, а тут на тебе. Она бы хоть обошла жильцов дома, спросила нас. А то что ей одной эти деревья не нужны были, лично мне *** [безразлично – прим. ред.]».

По словам Мельникова, супруг Екатерины Горбуновой и его товарищи во время спила деревьев несколько «увлеклись» - обрезали ветку дерева, расположенного с другой стороны подъезда.

«Ладно бы, если они только черёмуху и рябину убрали. Зачем они яблоню под моими окнами покромсали?» -  сокрушается Мельников.

Другие соседи Екатерины уничтожение деревьев одобрили.

«Год-другой эта рябина сама бы свалилась», - говорит Ирина Пашина.

Старший по дому Михаил Татауров написал заявление о самовольном уничтожении деревьев. Природоохранная прокуратура возбудила уголовное дело. По подсчётам администрации города, восстановительные работы после вырубки деревьев возле дома на улице Дружинина обойдутся в 39 тысяч рублей. А вот ущерб, причинённый Екатериной, оценивается в 195 тысяч рублей.  

«Согласно постановлению РФ №273, ущерб составляет пятикратную стоимость восстановительных работ, - объясняет Роберт Слепухин, заместитель природоохранного прокурора. – В случае положительного решения суда, Горбунова должна будет выплатить эту сумму».

Уголовное дело возбуждено по статье 260 части 3 («Незаконная рубка лесных насаждений до прекращения роста, совершённые в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору»). Наказание - штраф до трёх миллионов рублей или лишение свободы сроком до семи лет.

«Она [Екатерина Горбунова – прим. ред.] чуть мужа ведь под монастырь не подвела. Получается, что он с её подачи незаконное действие совершил, - говорит Слепухин. – Но, учитывая характеристику Горбуновой и обстоятельства дела, прокурор не будет настаивать на лишении свободы».

Екатерина признаётся, что из-за привлечения бывшего супруга к спилу деревьев между ними возник конфликт.

«Он приходил, возмущался, что я его под статью подвела. Сейчас мне по уголовному делу вменяется ещё и то, что я попросила мужа спилить деревья, не раскрывая, что это преступление».

По словам Екатерины, 190 тысяч для бюджета её семьи – сумма сейчас неподъёмная.

«Я, когда цифры увидела, чуть не поседела».

Кроме того, после первого допроса Екатерина сомневается в компетенции правоохранительных органов.

«Создаётся впечатление, что сотрудники задают вопросы таким образом, чтобы поскорее осудить меня, и дело с концом. Всё делают слишком быстро, как будто торопятся. Да и в протоколе куча опечаток».

«Сто девяносто тысяч, может, и перебор, конечно, - говорит Михаил Татауров. – Тут мама её встретила меня как-то, обругала с головы до ног. Но я-то что должен был сделать? Она [Екатерина Горбунова – прим. ред.] ведь действительно без разрешения эти деревья спилила».

По мнению же Екатерины и поддерживающих её соседей, в сложившейся ситуации виновата управляющая компания. Юрист «Уралэкспо-НТ» отказался давать комментарии АН «Между строк».

Из-за финансовых проблем Екатерина Горбунова устроилась на вторую работу. Ежемесячные выплаты по ипотеке составляют около 20 тысяч рублей. Старший сын работает на НТМК, но и он связан автокредитом. Мать-пенсионерка ищет подработку.

Суд назначен на 12 августа.

Агентство новостей «Между строк»