«Я предпочитаю местную продукцию…»

«Я предпочитаю местную продукцию…»

Ограничения, введенные российским правительством на ввоз продуктов из ряда стран Евросоюза и США, взволновали многих. Тагильские предприниматели переживают за свой бизнес, обыватели рассуждают, как нынешняя ситуация отразится на них. Корреспондент АН «Между строк» встретился с начальником Нижнетагильского отдела управления Роспотребнадзора по Свердловской области  Юрием Барминым, чтобы обсудить актуальную тему. Говорили о санкциях, о качестве продуктов в магазинах и ресторанах, о том, как получить компенсацию с турфирмы за испорченный отдых,  и стоит ли ставить прививки.

- Юрий Яковлевич, сейчас во всех СМИ только и говорят, что про новые санкции России в отношении стран ЕС. Как, по-вашему, эти запреты не приведут к дефициту?
- Тяжело давать прогнозы. Если бы это было 15-20 лет назад, когда у нас сельское хозяйство хорошо работало, то эти санкции не были бы так актуальны. Раньше у нас были фермы, колхозы совхозы. Сейчас дошли до парадокса, что деревенские жители приходят в магазин и покупают молоко и мясо. Проезжая по Пригородному району, видишь поля, которые зарастают кустарником. Но, несмотря на это, не думаю, что в ближайшие несколько лет у нас могут возникнуть продовольственные проблемы.

- А, вообще, где лучше покупать продукты, на рынке или в супермаркетах?
- Хороший вопрос! Мне его часто задают. Конечно, я бы рекомендовал уйти на свое подсобное хозяйство. Выращивать овощи, фрукты, держать корову, курочку, поросенка.  Но мы понимаем, что не все имеют такую возможность, поэтому приходится обращаться в магазин. Честно говоря, я сам покупаю все только в «Мегамарте». Заходя в торговую точку нужно обращать внимание на все, в том числе и на запахи. Если в магазине неприятные запахи, то, наверное, здесь не всё благополучно. Лучше чуть дальше прогуляться ножками.  Обязательно смотреть не только на сроки реализации, но и на условия хранения товара. Например, сгущенное молоко должно храниться при температуре не более чем плюс десять градусов, то есть оно не может просто стоять на полке. Даже подходя к холодильной витрине, не лишним будет посмотреть: сколько там градусов. Одна служба в составе нескольких десятков человек не может, учитывая ограниченность попадания в учреждение, контролировать всё. Мы одни не в состоянии поддерживать порядок в магазинах и точках общественного питания. Жители тоже должны обращать внимание, писать в книгу жалоб и предложений, обращаться к нам. Может быть, совместными усилиями мы наведем порядок на потребительском рынке.

- Кстати, о порядке на потребительском рынке, на сайте Роспотребнадзора постоянно появляется информация о том, что магазины сетей «Монетка» и «Магнит» попадаются на различных нарушениях, их штрафуют, а они нарушают снова, такой процесс…
- Бесконечный, как будто это им все равно…

- Как с этим бороться? Можно ли с этим бороться?
- Тоже интересный вопрос. Да, нарушения есть, за них они несут ответственность, причем достаточно большую. Но это точно так же, как на металлургическом комбинате, который делает выбросы. Тут можно приходить штрафовать, а можно просто взять и закрыть. Но если мы закрываем комбинат, то 15 – 20 тысяч человек остаются без работы, получится такой социальный взрыв. Тут ситуация похожая, и потом, у нас сейчас нет таких полномочий, мы лишь можем подготовить документ с предложением закрыть магазин и направить его в суд. Проблемы, что население останется без продуктов, нет. Город нашпигован торговыми точками больше, чем положено. На сегодняшний день, я бы не сказал, что у нас в городе что-то соответствует нормативам. Мы осуществляем проверки и, приходя в любой объект, находим нарушения. В торговле их много. Но это те вопросы, которые решаются. Тут, как в советской системе образования: я выучил урок, поднял руку, получил пятерку и знаю, что в ближайшие несколько дней меня не спросят. Так же и магазины знают, что после проверки в следующие три года мы к ним уже не придем, мы просто не можем этого сделать, если нет оснований. Можно лишь прийти и посмотреть, как выполняются предписания, больше у нас нет поводов, чтобы попасть в магазин. Если, конечно, нет жалоб от населения. На них мы реагируем. А раньше, в советское время, мы могли прийти в магазин внезапно, поэтому все торговые точки находились в состоянии боевой готовности.

- Это понятно, но речь не о том, чтобы закрывать или не закрывать магазины, речь о нас, покупателях, что делать, как себя-то обезопасить. Захожу я в «Магнит», а там полусгнившие овощи на прилавках…
- Вот знаете, когда есть спрос, будет и предложение. Пока жители Нижнего Тагила будут приходить в такие магазины, и покупать полусгнившие помидоры, будет продолжаться торговля.  Это, конечно, проблема не нашего города, это проблема социальная, на сегодняшний день не все могут себе позволить купить качественные продукты, учитывая низкую пенсию, высокую квартплату, приходится выживать. В Екатеринбурге был открыт рынок по продаже товаров с истекшим сроком реализации, так он полный был, люди приезжали и покупали! Конечно, потом приняли меры, чтобы его закрыть. Но так и здесь, если мы будем ходить по этим точкам, возмущаться, но ходить, то, естественно, ничего не изменится.

- А вот, если я пришла в магазин, вижу гнилые помидоры, я могу написать жалобу? Как мне это сделать по-быстрому, особо не отвлекаясь от повседневных дел?
- Да, как я уже сказал, один из поводов выйти нам на объект – это обращение граждан. Но и в этом случае мы обязаны предупредить торговую точку за сутки. Не надо писать жалобу так: «Я была на площади у «Юбилейного» и купила на рынке, в одном из павильонов, такой-то товар…». Нам обязательно нужен адрес и название юридического лица или индивидуального предпринимателя для того, чтобы мы могли обратиться конкретно по адресу. Мы реагируем на все жалобы. Но адрес организации и наименование нужно указать правильно. Можно отправить письмо по электронной почте. Мы рассматриваем обращения, как в письменном, так и в устном виде, на приеме у главного врача.

- От магазинов к ресторанам: как вы относитесь к японской кухне, столь популярной у нас сейчас. Все эти суши и роллы, вообще, стоит есть?
- Отношение неоднозначное. С одной стороны, конечно, это вносит определенные разнообразия. Хочется экзотики. Выезжая в другие города или другие страны, нам всегда хочется попробовать национальную кухню. А тут получается национальная кухня пришла к нам. Это хорошо, что идет знакомство. В советские времена и шашлыки были экзотикой. Ели пельмени, винегрет, салат из огурцов и помидоров. Потом, с приездом к нам людей с Кавказа, у нас стали появляться шашлычные. Шашлыки так вошли в наш обиход, что теперь это чуть ли не главное блюдо в период  пикников. В каждой кухне есть что-то свое. Это плюс. Минус в том, что японская кухня готовится из сырых продуктов. Поэтому риски возникновения различных инфекционных, в том числе паразитарных заболеваний очень высоки. Япония – островное государство, морепродукты, из которых готовятся суши и роллы идут в сыром виде. Там это всё достаточно свежее. У нас ни Свердловская область, ни Тагил с морями не граничат, поэтому все продукты поставляются к нам в замороженном, консервированном виде. Тот же температурный режим при транспортировке может быть нарушен. Мы часто обнаруживаем недоброкачественную продукцию. Вообще, надо очень осторожно есть японскую кухню. Продукция эта специфична для нашего организма, мы привыкли есть варёное, жареное.  Сырую продукцию не каждый организм может воспринимать. Так что лучше не злоупотреблять.

- А какой у нас самый лучший ресторан японской кухни?
- Честно говоря, я очень редко бываю в заведениях общественного питания Нижнего Тагила, не потому, что я чего-то боюсь, больше из-за нехватки времени. Хотя японскую кухню в городе я пробовал. Попробовать-то надо, а уж потом для себя сделать вывод. Я всегда на всех совещаниях говорю:  «Можно сделать всё в идеале, но есть такое понятие, как человеческий фактор». Мучка одна и та же, а ручки другие. Бывает, что персонал, который работает, далек от вопросов санитарной гигиены.  Не соблюдают правила личной гигиены, не соблюдают правила обработки оборудования. Поэтому говорить о том, что этот ресторан лучший – ходите туда, это неправильно. Да, сегодня этот ресторан лучший, но завтра повар оттуда ушел, мойщица ушла, пришли другие, и всё стало абсолютно по-другому. Я был на объекте, где посудомойщица моет всё в одной мойке, подхожу и спрашиваю: «Вы не задумывались,  зачем вам пять раковин здесь?». Она, мол, сама не знаю. Она же дома в одной раковине моет: и тарелки, и стаканы. Дома да, там одни и те же: папа, мама, дочь, бабушка, ну гости раз в месяц приходят. А здесь же народ различный. Казалось бы, посуда чистая, микробов не видно,  но, когда в такую тарелочку положили салат, этого будет достаточно, чтобы человек получил заболевание, вызванное вирусом, который остался после кого-то.

- А что касается точек на вокзале, можно ли там что-то съесть и не умереть?
- По-поводу вокзала ничего не могу сказать, потому что это территория не подведомственная нам, там есть Роспотребнадзор по железнодорожному транспорту, но, вообще, исходя из логики: те, кто работает на вокзале, понимают, что я куда-то уезжаю, то есть я купил этот пирожок, сел и поехал. Не факт, что я сюда когда-то вернусь, естественно, предъявлять претензию из-за пирожка, который стоит 10 рублей, я не буду. Поэтому  всегда всем говорю: «Мы не такие голодные, что, не купив пирожка в Нижнем  Тагиле, не доедим до Екатеринбурга». У меня был случай, когда я, ещё будучи студентом, купил пирожок на вокзале, помню, как меня полоскало потом.

- И еще один вопрос из разряда «самый лучший продукт». Какую водку можно назвать качественной?
- Я считаю, что нужно пить алкогольную продукцию, выпущенную нашим ликероводочным заводом. Нужно поддерживать отечественного производителя. Да и наш завод находится под более жестким контролем, до него будет легко дотянуться в случае того же отравления. Лично я предпочитаю местную продукцию. Ем тагильский хлеб, а  если  пью, то только тагильскую водку и тагильское пиво.

- Наверное, слышали, что сейчас происходит с турфирмами. Люди покупают путевки, а потом их не заселяют в отелях? Как быть в подобных случаях?
- У нас такие случаи были. Не в таких, конечно, масштабах, как сейчас это происходит. Это своего рода была финансовая пирамида. Люди одни приходили, платили деньги, а на их деньги оплачивали путевки другим. Просто деньги были частично изъяты из оборота для своих личных нужд. Люди приходят – платят, перестал народ приходит – у турфирмы деньги заканчиваются, туристы, успевшие купить путевки, не могут уехать. Такие факты были. По этим фирмам были возбуждены уголовные дела. Как уберечь население? Даже трудно сказать. Прежде всего, надо внимательно читать договор. Если вы считаете, что ваши права ущемлены, можно обратиться к нам, мы проведем экспертизу договора. В частности ущемляющие условия, что вы платите вперед 70-100% за путевку, по курсу валюты на сегодняшний день, допустим на 5 мая, а уезжаете в июле. Когда приходите, чтобы получить билеты в июле, курс вырос,  вас просят доплатить. Извините, это их проблема. Но иногда такие вещи включены в договор.
За сутки вам должны предоставить туристический продукт, а бывает, приезжаешь в тот же аэропорт Кольцово, а там говорят: «Извините, вам не открыли визу». Человек настроился, взял отпуск. Вообще, нужно все документировать, любые отклонения. Допустим, вы заказали номер с видом на море, а вам дают с видом на мусорку, вы же понимаете, что номер с видом на море стоит дороже. Поэтому всё надо фиксировать, брать свидетельские показания, а по приезду готовить претензии в адрес турфирмы. Понятно, что это всё неприятно, но зато сможете получить хоть какую-то компенсацию.

- И последний вопрос, обсуждать который можно часами. Сейчас многие родители отказываются прививать своих детей. Насколько это опасно или неопасно в современных условиях, и имеет ли это смысл?
- Можно, конечно, отказаться от прививок, если жить в изолированном обществе. Но, учитывая большие миграционные потоки…  Есть очаги, и когда люди выезжают, то они могут сами заболеть, а также стать источниками распространения инфекции для других.  Не прививая своих детей, по большому счету, родители оказывают им медвежью услугу. Ведь если в советские времена, в допрививочный период практически каждый ребенок болел детскими инфекциями, то сейчас из детских инфекций у нас остались скарлатина, ветрянка, кишечные инфекции и ОРВИ. Взять тот же  грипп, ежегодно в Тагиле прививается порядка 150 тысяч человек, мы видим, что заболеваемость не только гриппом, но и ОРВИ стала ниже, мы уже забыли, когда  объявляли карантины в детских учреждениях, хотя лет пять-шесть назад они были в порядке вещей. На сегодняшний день в Свердловской области только благодаря вакцинации мы не регистрируем корь, краснуху, паротит, дифтерия. Хотя в начале 2000-х годов были вспышки дифтерии и краснухи, были летальные исходы. Тут, действительно, можно долго говорить. Мы стали заниматься вакцинацией от Гепатита В, уровень заболеваемости с тысячи упал до единиц. Честно говорю, я сам ставлю все прививки, как и все наши сотрудники.

Беседовала Оксана Исупова