«Я парень с Вагонки, меня сложно разорвать»

«Я парень с Вагонки, меня сложно разорвать»

Автор: Ирина Королькова

Фильм «Гагарин. Первый в космосе» Был запущен в прокат 6 июня. Накануне запуска проката, актер, сыгравший главную роль, тагильчанин Ярослав Жалнин, обещал нам, что приедет в родной город и устроит дружеский показ. Ярослав сдержал слово, и вчера актер приветствовал зрителей в зале кинотеатра «Россия».
Актер приехал не один, а в сопровождении своей супруги Элоны. Уже у касс Жалнин стал объектом всеобщего внимания. Ярославу несли постеры для автографов, просили сфотографироваться. Перед самым показом актёр поприветствовал зрителей:
- Мне очень приятно, что вы собрались в этом зале. Я вернулся из свадебного путешествия, у меня свадьба была 1 июня. Поэтому не было официальной премьеры, которую хотелось бы устроить, особенно на Вагонке. Хочу рассказать вам о картине. Я работал над ней примерно год. Сама картина около 5 лет была в производстве. Сейчас она выносится на ваш суд. 12 апреля у нас была закрытая премьера в Москве. Было грандиозное событие. И, как полет Гагарина, прокат несколько раз  откладывался, и в итоге был перенесен на 6 июня. Может, не самое удачное время. Надеюсь, у него длительная судьба будет, поскольку в фильме много задач выполнено. Будет увлекательно и познавательно.
Затем Ярослав с супругой пообщались с журналистом Агентства новостей «Между строк».

- В прошлом интервью мы говорили о том, что Вы часто приезжаете в Тагил. Расскажите, какие места в первую очередь посещаете?
Ярослав: В первую очередь я приезжаю домой на Вагонку. Места какие? Сначала к родным, к своей тете на Кушву, потом к бабушке своей обязательно заезжаю, и домой к себе, где я вырос на улицу Тимирязева, где я жил и никогда не перестану называть это место домом. Ну, и одно из самых любимых мест - это Лисья гора, опять же поедем. Надеемся попасть в какой-нибудь рассвет или закат, выбрать более удачное время. Но туда мы точно поедем. Каждое место в Тагиле, особенно Вагонка, всплывают все время ассоциациями из детства, поэтому эти места становятся наполненным какими-то воспоминаниями, любимыми или вдруг неожиданно знакомыми, где хочется побыть. Нет таких мест, где я чувствовал себя неуютно или незнакомо. Каждый раз, когда приезжаю в Тагил, а я редко стал приезжать один, со мной всегда приезжают друзья, теперь со мной приезжает жена любимая, радостно показывать те вещи, которые, может, забыл или снова вспоминаешь. Ледовый дворец для меня немножко забытое здание. Приезжаю, а ребята спрашивают, что это за космическое здание, смотрю и думаю, а ведь оно на самом деле странное космическое здание, говорю, это вот наш Ледовый дворец.

-Что еще планируете посетить? Паровоз Элоне показывали?
Ярослав: Мы паровоз зимой проезжали. Ввиду того, что было безумно холодно - мы приезжали 5 января - и для Элоны это был дикий стресс, выйти из машины, поэтому мы буквально выбегали. На Лисью гору бегом вбежали, там круг сделали и вернулись обратно, было холодно. Думаю, мы в этот раз у паровоза остановимся, я его покажу. А так только из окна его показывал, что вот это тот самый завод.

- Черепановы, театр?
Ярослав: Да, все это видели. Мы зимой в ледяном городке гуляли, на горке катались.

-Кстати о театре. Вы прошли через «Зеркало», но не попали ни в наш Драматический театр, ни в Молодежный.
Ярослав: Не знаю, как-то так случилось. Я не «Зеркало» прошел, у меня «Зазеркалье», в юношестве там был. Я смотрю за их творчеством, как у них дела складываются. Я знаю, что «Зазеркалье» довольно успешно развивается. Может, я как-то тоже внес свой вклад в это, дети, вероятно, поэтому так сильно интересуются, я доволен их развитием. А насчет театра, я хотел бы туда со своим спектаклем. Но тем или иным образом они как-то не принимают нас с распростертыми объятиями, какие-то проблемы бюрократические. Ребят, я хочу привезти безумно хороший спектакль, которому уже 7 лет, мы его сами делали, «Будь здоров, школяр» (по повести Б.Окуджавы – прим.авт.), мы изъездили с ним пол Европы. Мы где только с ним не были, нас все зовут, приглашают. И я говорю ребятам: «Я отвезу вас когда-нибудь в Тагил, в город, где строят танки». Военный спектакль просто, здесь же Окуджава учился в 9 школе. И я, когда сюда прихожу, что в Окунева, что в Молодежку, говорят, что нужны деньги, а я не еду сюда зарабатывать деньги, я просто хочу показать спектакль. Все время появляются какие-то проблемы. Вот это огорчение у меня. Но я все равно приезжаю, ни на кого не обижаюсь. Что ж, когда этот спектакль исчезнет, может кто-нибудь пожалеет об этом. Тем более мы хотели сделать акцию. Сыграть и нормальный обыкновенный спектакль, чтоб актеры, которые едут из Москвы могли заработать, и благотворительную акцию, именно для ветеранов, для молодежи, для школьников какие-то благотворительные спектакли. Но опять же мне сказали: «Ой, это сложно, это на год вперед». Ничего сложного. Всегда так, сначала говоришь, что сложно, а когда проходит время, начинаешь об этом жалеть. А в Драмтеатр, у меня даже мысли не было туда поступать. Такая вещь… Когда падал самолет в 93-м, я прямо видел, как он падает. У меня такие воспоминания по поводу работы в Драмтеатре, ассоциативные.

- Как вам состояние родного города?
Элона: Дорог? (смеется)
Ярослав: Когда мы въехали в город, я был немножко поражен, но радует тенденция изменений, что пробуют что-то менять, хоть и сняли асфальт. Обычно асфальт меняют кусками, полосами и кладут полосами. А тут сняли весь асфальт сразу и кладут асфальт не сразу обратно. Поэтому это такие немножко испытания. Мне кажется, все это, особенно Вагонка, ко всем таким изменениям настолько закалены,  мой отец так реагирует: «Да, хреново», говорит, но он не особо удивляется этому. Слава Богу, что происходят какие-то изменения, а не все время все хуже и хуже. Пытаются что-то изменить со старого на новое, не так как в Москве. В Москве меняют все дороги за 3 недели после парада. Здесь совершенно другой вариант. Главное, чтоб что-то менялось.

- Разрушенные дома в центре города, мусор.
Ярослав: Мы до центра еще не добрались. Мы, когда едем в центр, стараемся ехать через пруд. Посмотрим. Все-таки это все в какой-то мере визитная карточка Тагила. Я к этому как-то очень привычно отношусь. Главное, чтоб менялось, не стояло на месте, главное, чтоб были люди, которые борются за изменения разными способами.

- К Элоне вопрос. Какие впечатления от Тагила?
Элона: Я еще зимой была здесь. Я на Лисьей горе была зимой, мне очень понравился вид, даже несмотря на то, что везде заводы стоят, везде трубы, трубы, дым, небо, окрашенное в какой-то оранжевый цвет..
Ярослав: Оно вчера было серо-оранжевым.
Элона: Сегодня увидела дедушку Ярика, который всю жизнь работал на заводе и выглядит шикарно, как будто он президентом работал, а не на заводе. Поэтому я думаю, что у людей у местных закалка ко всему этому, даже определенный шарм есть. От того, что везде стоят эти трубы, не просто один завод, а везде заводы. Вот именно это и есть Нижний Тагил.

- Что Вам понравилось уже из того, что Вы увидели у нас?
Элона: Мне нравится простота, простота этого города. Может быть неправильно скажу – русскость. Прямо вот русский настоящий город, может быть немного быдлячий. Дети такие, некоторые с сигаретами ходят, крутые дети, в этом есть такая русская простота. Мне это по душе, мне это нравится.

- Вас узнают здесь? (Элона солистка гр. «МаркТвен», участница проекта «Фактор А»-1-прим. авт.)
Элона: Меня нет, наверное. Мы оба как-то к этому не стремимся. Что Ярик, что я стараемся ко всему спокойно относиться, мы такие же люди, как и все.

- Мы с Ярославом говорили по теме реакции тагильчан на звезд. Находясь здесь, в кинотеатре уже наблюдала страх кого-то подойти к вам. Наверное, срабатывает мысль: «Где Ярослав, а где я».

Ярослав: Есть небольшой процент людей, в Тагиле в том числе, которые почему-то разделяют пространство между людьми, занимающихся творчеством, например, мной, или Элоной, которая занимается музыкой, и людьми, которые работают на заводе. Я тоже работал на заводе, я знаю, что это такое. Да, я выбрал другую профессию, но в то же время я нисколько не считаю себя другим человеком и это очень глупое мнение. Ко мне можно подойти, я пообщаюсь. И если мне что-то не понравится, я скажу, как и любой другой человек, если ему что-то не нравится (смеются). Поэтому, я не думаю, что меня кто-то разорвет. Я парень с Вагонки, меня сложно разорвать.

- Вы тагильчанин. Понятно, уже привыкли: «Наша Раша», «Тагиииил!!!». Мы в последнее время часто вспоминаем эти образы. В Москве не бывает таких реакций на, допустим,
вопрос: «Вы откуда?»- «Из Нижнего Тагила»

Элона: Конечно, бывают.
Ярослав: Бывает, многие шутят, на уровне первой шутки. Я, наверное, интуитивно не позволяю в своем обществе допускать такого мнения о себе, что я какой-то шоу-герой несу в себе подобный заряд энергии, как персонажи из этого шоу. Мне оно безумно нравится, молодцы, что сделали весело и действительно очень много показывают на ошибки людей, которые выезжают куда-то и распускают руки.
Элона: Это такой собирательный образ о Нижнем Тагиле сделали.

- Это не единственная шутка.
Ярослав: Да не единственная, но в моем обществе вопрос в том, какой ты сам. Если ты позволяешь себя вести так же как эти персонажи, то ты заслуживаешь такого отношения. Эти шутки я воспринимаю только один раз, но дальше могут пойти в ход кулаки. Я ведь себе тоже иногда позволяю пошутить, хотя это уже так избито. У меня много тагильских друзей, которые живут в Москве и работают. Вот с ними мы и шутим на эту тему. Самое главное, что ты сам представляешь из себя, как человек, и кто вокруг тебя. По поводу тагильчан я скажу, что шутки шутками, а встречаешь соотечественников в каких-то невероятных местах. В Москве безумное количество тагильских. И все занимаются абсолютно разными делами, переехали: один массажист, другой художник, еще кто-то. Я встречал их в абсолютно разных местах. Актеров нет, хотя есть один в Петербурге. Например, мы ездили с Элоной в свадебное путешествие по Средиземному морю, Бог знает где, на огромном лайнере, на котором помещается 4 000 человек, всего 200 человек русских. Невероятное количество кают. И вот так сложились волны морские, именно в соседней каюте ехал человек, который живет на Вагонке, на улице Вагоностроителей. Кого там только не было: и французы и из Африки, и другие, а именно в соседней каюте оказался вагонский. Мы смотрели друг на друга и не понимали: как мы могли с Вагонки  так далеко уехать, чтобы встретиться вот здесь? Мы, к сожалению, так и не обменялись контактами, он занимается аптеками, но мы так приятно душевно пообщались. За пределами Вагонки всегда чувствуешь невероятный тагильский дух и землячество.