«Всё было преподнесено очень грязно и гадко». В Нижнем Тагиле критики, чиновники и депутаты оценили скандальную постановку Молодёжного театра с пометкой 18+

«Всё было преподнесено очень грязно и гадко». В Нижнем Тагиле критики, чиновники и депутаты оценили скандальную постановку Молодёжного театра с пометкой 18+

Критики из Екатеринбурга, тагильские чиновники и депутаты побывали накануне в Молодёжном театре на генеральной репетиции спектакля «С широко закрытыми глазами» по скандальной пьесе Августа Стриндберга «Фрекен Жюли». Театральный критик Наталия Решетникова отметила сложность и неоднозначность произведения, которое выбрала для постановки режиссёр Татьяна Захарова, а также выразила недоумение по поводу разгоревшегося вокруг спектакля скандала. Особенно критика возмутил приход на спектакль чиновников для проверки на предмет наличия в нём эротических сцен.

«Для меня абсолютный шок, что сегодня мы смотрим этот спектакль не на полном зале, пусть даже это прогон, а я ещё вижу людей, которые исполняют какие-то роли, – чиновников, тех, кто отчасти финансирует театр. Это мне напомнило, честно говоря, 70-80-е годы, когда существовала система приёмки спектаклей. Чиновники тогда могли принимать или не принимать спектакль, выгонять художников по принципу "мне нравится или нет, оскорбляет это мои нравственные чувства или нет". И тогда очень больно было доказывать тем людям, которые не имеют отношения к театру, что у него есть собственная система развития, традиции, новаторство и ещё очень многое другое», – отметила Наталия Решетникова.

Начальник управления культуры мэрии Светлана Юрчишина призналась критикам, что после появления в СМИ ряда скандальных публикаций о спектакле с пометкой 18+ в Молодёжном театре она сама пригласила своих коллег на его генеральную репетицию. На заседании думской комиссии по бюджету её примеру последовал и глава Нижнего Тагила Сергей Носов, позвав на «прогон» депутатов и сотрудников прокуратуры. Напомним, ранее часть творческого коллектива во главе с художественным руководителем Владимиром Вейде потребовала проверить работу Захаровой на наличие порнографии. Сама режиссёр обвинения отвергла, в ответ называя постановки Вейде «порнографией с точки зрения профессионализма».

«Как зритель, я думаю, что я имею право сказать своё мнение здесь. Тем более что образование мне позволяет быть начальником управления культуры. Я соглашусь с Натальей Михайловной в том, что режиссёр Захарова действительно провокатор. В театре есть такое слово, как трактовка, любую любовную сцену можно извратить или превратить в произведение искусства. И когда я сюда ехала, то переживала, на сердце было неспокойно. В средствах массовой информации всё было преподнесено очень грязно и гадко. Но я благодарна тому, что я увидела, спасибо актёрам, режиссёру, тем, кто это всё реализовал. К сожалению, если бы не эти все моменты, раскрученные в СМИ, порнография, эротика и всё остальное… Мне стыдно, что я в это поверила, и я это признаю. Дай бог Захаровой здоровья, творческих идей и новых проектов».

Шведский драматург Август Стриндберг написал пьесу о любовных взаимоотношениях дочери графа, его лакея и кухарки в конце XIX века, но из-за слишком натуралистических сцен она долгое время была запрещена к показу в ряде европейских стран. Позже пьеса была переработана и адаптирована для широкой публики. По словам екатеринбургских критиков, тот спектакль, который они увидели 23 марта в Молодёжном театре, пока лишь «эмбрион и смотреть его нужно на десятом показе, когда он созреет, как вино, и прорастёт либо во что-то уродливое, либо прекрасное».  

«Здесь человек показывается в первую очередь не как примитивное создание, – подчеркнула Наталья Решетникова. – В нём есть варево плохого, скверного, а также есть стремление к добру и любви… Вы посмотрите, что делает артист, который играет Жана. Он, вроде, и тянется к Жюли, и опять же в последний момент целует и гладит её сапоги, изгибается под бременем… Здесь всё непросто: Жан то жесток, то лиричен, и мне, как зрителю, в этом всём интересно разбираться. Как и в роли актрисы Анны Каратаевой, она способна на очень многое. Невероятно красива, за ней в любой самой безобразной сцене даже просто наблюдать – эстетическое удовольствие. Жан как партнёр недотягивает, конечно, ещё до неё, нужно время. (…) Я не беру на себя смелость на сегодняшний день говорить, что удача, несомненно, ждёт спектакль. Потому что во что прорастёт это всё, зависит от мастерства и ответственности постановщиков и так далее».

«Есть привычка у зрителя воспринимать спектакли в жизнеподобном ключе, – заметила театральный критик Наталья Щербакова. – Тот продукт, который мы видели сегодня, в данный формат не вписывается никаким образом из-за самого произведения. Это спектакль поэтический, который ни в коем случае нельзя воспринимать как рассказ о жизни реальных людей. Здесь идёт визуализация внутреннего мира героев через физические движения. Это история становления человеческого духа. (…) После того, что писали в СМИ, было странно как-то видеть здесь отсутствие каких-то явных сексуальных сцен. Знаете, искусство на то и искусство, чтобы не нравиться всем. И если такой спектакль будет существовать в этом театре, то он, я думаю, даст ему определённый импульс – импульс любопытства».

Артисты Молодёжного театра, выступавшие против работы Захаровой, заявили, что «зрителям этот спектакль будет непонятен и они будут на него плеваться». Их мнение поддержал и тагильский поэт Василий Овсепьян, с недовольством отметив, что спектакль ставится на муниципальные средства.

«Что здесь принимать? Мне не нравится пространственная однолинейность постановок Захаровой, – заявил Овсепьян. – Четыре спектакля я её смотрю, в них ползают все, как тритоны, ползают и ползают. Я не понимаю, почему всё это в одном горизонтальном пространстве происходит, можно сочетать и одно, и другое. Такое ощущение, что в этом театре за 24 года не было сложных спектаклей. Они были безуспешны».  

Главный редактор утреннего шоу «Ранний фреш» на «Тагил-ТВ» Виктор Зайцев признался, что ему подобные вещи тоже не очень нравятся, но и у этого спектакля будет свой зритель.   

«Я увидел достаточно много каких-то интересных деталей, которые цепляют внимание и ради которых действительно стоит посмотреть этот спектакль. Мне понравилась музыка, современная, – рассказал Виктор Зайцев. – Искусство имеет право быть представлено в разных формах, и у этого спектакля в Тагиле, конечно, будет свой зритель. И говорить о том, что это из ряда вон выходящее что-то… Там и эротизма-то немного. Единственное, я не очень люблю, когда постоянный надрыв идёт, хоть это и держит внимание. Я больше придерживаюсь мнения Николая Коляды, который говорит, что зритель должен посмеяться, потом поплакать. Я здесь и не смеялся, и тем более не заплакал, но не пожалел, что пришёл».

«Я тоже искусствовед, но занимаюсь изобразительным искусством. Посмотрела спектакль с удовольствием, ребята играли с отдачей, – отметила директор Нижнетагильского музея изобразительных искусств Марина Агеева. – Спектакль очень жёсткий, но в то же время мне было интересно, порнографии здесь нет. Поэтому я считаю, что он должен и может существовать».

Положительные впечатления спектакль оставил также у замглавы администрации по социальной политике Валерия Сурова и председателя думской комиссии по бюджету Вячеслава Малых.

«Честно говоря, если мне что-то не нравится, я быстро устаю, а здесь я не устал, значит, мне понравилось. Понятно, что лучше будет почитать перед спектаклем само произведение, чтобы сравнить. Я не почитал, но мне было интересно, поэтому когда я приду домой, то всё равно найду это произведение и его почитаю», – сказал Валерий Суров.

«Я первый раз в Молодёжном театре, но понравилось, как играли актёры, с душой. Было видно, как они старались, особенно тот актёр, который исполнял роль лакея дочери графа. Тема здесь достаточно серьёзная, думаю, можно было бы и сцену в драмтеатре им для такого спектакля дать», – подытожил депутат Вячеслав Малых.

Агентство новостей «Между строк»