«В морге не успевают оформлять документы, умерших слишком много». Тагильчане рассказали о суточных очередях на КТ, отказах врачей брать тесты на COVID-19 и похоронах в закрытых гробах

«В морге не успевают оформлять документы, умерших слишком много». Тагильчане рассказали о суточных очередях на КТ, отказах врачей брать тесты на COVID-19 и похоронах в закрытых гробах

Больницы Нижнего Тагила переполнены, в приёмных покоях огромные очереди, люди сутками ждут компьютерной томографии лёгких. Ежедневно в нашем городе диагноз «коронавирус» подтверждается у десятков людей. Такой нагрузки на систему здравоохранения не было никогда, и она не выдержала. Несколько месяцев самоизоляции не подготовили медучреждения к такому наплыву пациентов. А тагильчан не научили носить маски и держать дистанцию всегда и везде. В этой ситуации жалко всех: болеющих и их родных, врачей и медперсонал в больницах, работников скорой помощи. В то же время в популярных городских пабликах COVID-диссиденты высмеивают тех, кто верит в существование болезни, и журналистов, которые ведут хронику пандемии. Мы решили собрать истории тагильчан, которые переболели коронавирусом или боролись за жизнь своих родных.

Надежда Сефиханова из посёлка Зонального последнюю неделю молится за жизнь мужа. 38-летний Артём заболел 1 июля. На протяжении недели у него держалась высокая температура, но в больнице отказывали в госпитализации. 10 июля Артёма ввели в искусственную кому.

«Артём не курит, не пьёт, хронических заболеваний у него нет. Он соблюдал все меры безопасности. Как только началась пандемия, мы серьёзно к ней отнеслись: носили маски, пользовались антисептиками, мыли всё, что покупали в магазине. Думаю, он заразился на заводе — он работает на УВЗ. После того как Артёма положили в больницу, я узнала, что в его цехе уже были заболевшие.

Когда мы в первый раз вызвали скорую, его отвезли в ЦГБ № 1 на КТ. Он мне позвонил оттуда, рассказал, что вместе с ним в очереди находится человек 50. Мой муж с температурой под 40 несколько часов сидел в очереди. Люди теряли сознание, пока их примет врач. Примерно во втором часу ночи медики заявили, что аппарат КТ сломался… Я в это не верю, я думаю, что они просто решили сделать перерыв. Я уже подала жалобу в Минздрав РФ. Через 30 дней с момента подачи заявления мне должны прислать письмо о результатах проверки. Я хочу, чтобы люди, которые добровольно согласились работать и получать зарплату, пересмотрели своё отношение к пациентам, которые поступают в критическом состоянии!

6 июля Артёма всё-таки положили в больницу. Взяли тест на коронавирус и, пока ждали результатов, лечили от пневмонии. В пятницу Артём перестал отвечать на мои звонки. Из больницы со мной никто не связывался. У мамы есть знакомые в ЦГБ № 1, через них ей удалось выяснить, что Артёма положили в реанимацию. Я дозвонилась туда, мне сказали, что он в коме, состояние у него тяжёлое, вся надежда на возраст. Температура держится высокая, но я благодарна Богу, что состояние хоть и тяжёлое, но стабильное!

Хочется напомнить всем людям о том, что коронавирус — это серьёзно и что ни у кого нет иммунитета против этой страшной заразы. Не дай Бог кому-то испытать те чувства, которые испытываю я сейчас!»

«Я прошла все круги ада из-за коронавируса: от вызова скорой до закрытого гроба со свекровью, — рассказывает Ольга. — Ей было 78 лет. У неё появилась слабость, она упала, позвонила мне. Я живу недалеко, поэтому сразу прибежала, вызвала скорую. Её осмотрели, увезли с подозрением на инсульт в ЦГБ № 4. Там инсульт не подтвердился. Бабушка долго прождала в холодном приёмном покое, потом её отправили домой.

За свекровью я ухаживала дома. Её морозило, потом она начала хрипеть. Из поликлиники пришла врач, сказала, что это неврология, выписала таблетки. Бабушке становилось хуже, ходить она почти не могла. Я у неё жила 5 дней, кормила, поила, таблетки неврологические давала. Как-то вечером чуть температура была, утром уже нет. Вызвала скорую, приехали медики в защитных костюмах. Бабуля при виде их дар речи потеряла от страха. Оказалось, что в нашем подъезде вспышка COVID.

Её увезли в больницу, там проводили терапию коронавируса. Бабушка была подключена к аппарату ИВЛ, у неё произошла остановка сердца. Врачи пытались, но не смогли запустить сердце. Несколько раз мне врач повторил время смерти — 6:10. И посоветовал запомнить. Я поняла зачем, когда приехала в морг на Максарёва. Мне открыли длинный список в журнале и сказали: выбирайте, которая ваша. Фамилий в списке не было, только время и дата смерти. Врачи не успевают меддокументы оформлять, потому что умерших много.

Там же, около морга, я встретила рыдающую знакомую — у неё муж умер от COVID-19. И тогда мне стало страшно! Я позвонила участковой, мол, я контактная, возьмите анализы. А она говорит, что без распоряжения из больницы, где лежала свекровь, тест не возьмут. Я, не раздумывая, поехала в Роспотребнадзор и сдала тест платно за 3140 рублей. Результат был на следующий день, положительный. У меня был шок! Я до конца не верила, что свекрови не стало из-за коронавируса. Я передвигалась по городу на общественном транспорте, организовывала похороны. Мои и бабушкины документы куча людей брала в руки. На похоронах мы с сыном ни к кому не подходили, ехали с ним в катафалке, гроб закрыт, персонал в защитных костюмах.

После похорон ночью мне плохо стало, морозило и шатало. А дома сын, страшно его заразить. Я всё хлоркой дома облила и с вещами в бабушкину квартиру от него сбежала. Сына на работе потом отправили на самоизоляцию, он же контактный: когда бабушка занемогла, он помогал мне поднимать её, переодевать. Ему позвонили из поликлиники, сказали, чтобы на работу не ходил, потому что пришло на него постановление на изоляцию.

Меня не хотели госпитализировать, объяснив это тем, что в больницах нет мест. Я так понимаю, что многих сейчас отправляют лечиться домой, особенно мужчин. Я разоралась, разревелась, пошла к докторам, говорю: я после похорон, у меня денег нет лечиться дома самостоятельно. Сейчас лежу в инфекционной больнице на Сульфатной. Нас лечат, приходят врачи, медсёстры — все в защитных костюмах. Еда в одноразовой посуде, мыло жидкое здесь есть везде, а воду дают 2 литра в день.

Доктора и медсёстры здесь все молодые, я вопросов много задаю, мне отвечают, все очень любезны. Спасибо им! Их тоже очень жалко».

«У меня мама сначала скорую 8 часов ждала, а потом сутки сидела в приёмном покое, задыхалась, а кислородную маску ей не дали. На снимках — двухсторонняя пневмония, сатурация 70 и гемоглобин ниже плинтуса. И в таком состоянии сидела в коридоре больницы, дышала через раз! Это полный кошмар! А потом ещё лечение чуть ли не вымаливала. Сейчас, конечно, лучше стало, но была на волоске. Кому жаловаться на это безобразие?» — пишет тагильчанка Светлана в одном из новостных пабликов во «ВКонтакте».

В семье тагильчанки Антонины первым заболел дедушка. Затем коронавирус взялся за неё и её мужа, но подтверждённого диагноза у них нет до сих пор — мазки затерялись в коридорах медучреждений.

«Дедушка заболел 29 июня, ему 85 лет. У него была высокая температура, поэтому тест на коронавирус взяли сразу. 5 июля тест был готов, положительный. Через какое-то время после этого заболела я: температура, кашель, слабость, пропало обоняние. В первый раз врачи скорой сказали, что у меня ОРВИ. Потом мне стало хуже, я снова вызвала скорую. Ко мне отказывались ехать, посоветовали принять обезболивающие от боли в груди! После этого разговора скорая всё же приехала, меня отвезли в ЦГБ № 1 на КТ, которая подтвердила пневмонию. Мне выписали антибиотики.

Потом заболел муж. Ему при болях в груди, температуре и кашле поставили диагноз “мышечная неврология”. На этом наши встречи с врачами закончились. Дедушка всё это время лечился дома. Его отказались госпитализировать без КТ, а на томографию мы его не отпустили, потому что все скорые были заняты, к нам машина могла приехать не раньше двух часов ночи. При этом нас сразу предупредили, что в больнице очередь на КТ из 60 человек, а с 3 до 6 утра томографы ставят на перезагрузку. Сколько бы дедушка просидел в приёмном покое, дожидаясь, пока его примут, — неизвестно. А сопровождающих с ним всё равно не пустили бы. Отправлять его одного в больницу в таком состоянии мы не захотели.

Мои родители сидят дома, без больничного, мазки у них никто брать не хочет, хотя мы все контактировали. Мама мужа ухаживает за больным дедушкой, у неё признаков болезни нет. У неё врачи тоже не стали брать мазок, заявив, что раз симптомов нет, то и незачем. Данных по дедушке всё ещё нет в базе Роспотребнадзора — если бы они там были, у нашей семьи взяли бы мазки. Затерялись и наши с мужем анализы. Я звонила в Роспотребнадзор, в Минздрав области, осталось позвонить только главврачу инфекционки и у неё узнать, где мой анализ застрял. Мы попали в замкнутый круг — видимо, осталось только в прокуратуру писать.

Насколько я поняла, причина огромных очередей в поликлиниках заключается не в работе КТ, а в расшифровке результатов. Этим занимаются всего два врача, которые тратят время на заполнение бумаг, работу с пациентами. Я провела в больнице 6 часов, из них примерно 2 часа ушло на анализы, и 4 часа я ждала результатов».

«В моей семье заболела близкая родственница (ей 53 года). В прошлый понедельник она обратилась к врачу с температурой, небольшим кашлем и потерей обоняния. Её сразу отправили на КТ, где уже с утра была огромная очередь. Ей повезло, она прошла КТ относительно быстро (за 2-3 часа), к вечеру её положили в палату, взяли тест на коронавирус. В палатах лежат по 6 человек, все ждут результатов теста. А поскольку лаборатории очень загружены, их приходится ждать больше недели. В итоге получается, что в одной палате кто-то с ковидом, кто-то нет, — рассказывает Татьяна. — После подтверждения коронавируса пациентов из палаты увозят в инфекционную больницу. Неоднократно наша родственница была свидетелем того, как больных людей возвращали обратно в ЦГБ № 1 из-за отсутствия мест. Была даже ситуация, когда люди после подтверждённого теста почти сутки ждали в больнице скорую, которая их отвезёт на Руш, потому что не было свободных машин. В итоге в 3 часа ночи их увозили, а затем возвращали обратно — тоже из-за отсутствия мест. Нам повезло, что на этой неделе открыли отделение для пациентов с коронавирусом в Нижней Салде и там появились места.

Самое душераздирающее для меня в этой ситуации то, что в нынешней жаре сотрудникам скорых и больниц приходится трудиться, обливаясь потом, с ног до головы в защитных костюмах. Мы приезжали в ЦГБ № 1, чтобы передать вещи и продукты родственнице, и у меня правда сжималось сердце, глядя на медиков. Сегодня, пока кто-то купается в прудах и озёрах, врачи купаются в собственном поту. Отношение медицинского персонала везде человеческое, хорошее, питание тоже вполне приятное, диетическое. Врачам и сотрудникам скорой мы очень благодарны! Но вот отношение к ситуации у населения очень спорное. Многие не хотят надевать маски в общественных местах, дистанцию тоже не соблюдают. Есть даже кассиры в магазинах, которые на замечание относительно того, что они без маски работают, отвечают, что они не верят в коронавирус. С таким отношением у нас эпидемиологическая ситуация будет только накаляться».

«Друг Александр перенёс коронавирус и все радости тагильской диагностики. Полторы недели после появления симптомов вызывал скорую, врача, Роспотребнадзор. Полторы недели ему выносили мозги, анализ в итоге взяли, результат подтвердился сразу, — рассказывает тагильчанин Михаил. — Забрали его через 4 дня, лежал в инфекционке и в “Сосновом бору”. Перенёс болезнь в лёгкой форме, не напрягаясь. На Вагонке в больнице 5 часов в очереди ждал КТ, там были лампы включены ультрафиолетовые. Народ значения этим лампам не придаёт, пока участи ожидает, а врачи никак не информируют, а потом уже в больницах почти у всех ожог сетчатки, и у моего друга в том числе. В инфекционке народ “отъезжал” при нём регулярно. Вот такая обалденная история!»

Тагильчанка Вероника 6 июля получила положительный результат на коронавирус. Тест решила сделать, когда почувствовала себя плохо. Вскоре после этого симптомы появились у её мамы и 17-летней сестры.

«Вопросов к лечению детей у меня нет. Каждые 48 часов к нам приезжает бригада врачей, у сестры замеряют уровень кислорода, каждый день звонят из поликлиники, спрашивают, как она себя чувствует. Хотя, когда мы в первый раз позвонили в поликлинику и сказали, что в семье есть заражённый, к нам пришла педиатр — в летнем платьице, без маски, без перчаток. Мы только сказали, что у нас в семье коронавирус, она тут же из квартиры выскочила. Спустя 2 часа уже приехала скорая с полностью экипированными врачами. Сестру отвезли на рентген на скорой, так как у нас нет своего. Вся процедура вместе с забором крови, осмотром заняла минут 20.

Маму лечили в больнице. Пять дней она пролежала в коридоре, потому что мест в палатах просто нет. Лечили маму от пневмонии, потому что результата теста на коронавирус нет до сих пор. Через 5 дней её отправили на домашнее лечение, сказав, что у неё лёгкая форма пневмонии.

Я же вынуждена была буквально выпрашивать лечение. Когда пришёл положительный результат теста, обо мне должны были сообщить в Роспотребнадзор, семью нужно было проверить, посадить на самоизоляцию, наш подъезд должны были обработать, но по факту мне никто ни разу не позвонил. Когда заболела мама, я сама начала добиваться того, чтобы мне сделали КТ. После этого врач назначила мне лечение: “Арбидол”, “Гриппферон” и какой-то антибиотик. Всё это время я чувствовала себя нормально, только обоняние пропало. Спустя 10 дней мне сделали 2 контрольных теста. Если они будут отрицательными, я буду считаться выздоровевшим человеком. При этом не будет понятно, насколько у меня организм справился с вирусом. Нужно будет сдавать отдельный тест на антитела. Если показатели низкие, то я снова могу заразиться, потому что организм у меня плохо справился с вирусом. Если показатели будут высокие, то в ближайшее время вирус мне не страшен, но не навсегда, это не работает, как с ветрянкой. 

Из всей этой истории я убедилась в одном — всем по большому счёту плевать на тебя. Врачи особо не разговаривают, ходят уставшие, ответов на вопросы из них клещами не вытянешь. Если бы я не ходила, никому не доказывала, что у моих родных надо взять тесты, что нам нужно лечение, ничего бы не было».

Наша читательница Дарья поняла, что заболела новой вирусной инфекцией, сразу: симптомы отличались от обычного гриппа, ломило всё тело, полностью пропало обоняние.

«Основные симптомы: полное отсутствие запахов и вкусов, температура и заложенность носа, но не обычная, а будто в нос ударила вода. Нос болит ужасно. Я сразу по ощущениям поняла, что такой штуковиной не болела раньше, а болею я частенько, — вспоминает Дарья. — 3 июля муж и сын уже были огурцами, но мы решили сдать тест, потому что я заподозрила, что это корона. Мы звонили терапевту, но она сказала, что мазки нам не положены, ведь мы не в зоне риска, молодые, без хронических заболеваний. На сегодняшний день подтверждённый диагноз есть только у мужа, потому что он сдал платный мазок в “СитиЛаб”. У ребёнка, ему 14 лет, взяли анализы только спустя 2 недели после того, как заболел муж.

В итоге тяжелее всех болезнь перенесла я: дней 7 лежала лёжкой, ещё неделю набиралась сил, была дикая слабость. В самом начале я пыталась вызывать скорую, мне там советовали вызывать терапевта на дом, в поликлинике советовали вызывать скорую. Скорая всё-таки приехала — через 6 часов после вызова. Меня отвезли в ЦГБ № 1, КТ была чистая, меня выпнули из больницы в 4 утра. Я вызвала такси да поехала домой.

Меня уже выписали, причём даже не осматривали, просто откопировали результаты КТ. Мой диагноз — ОРВИ. Я уже хожу на работу. Сейчас всё хорошо, правда болят мышцы, суставы и старые травмы ноют, что примечательно. В нашем городе работа по ковиду не отлажена, всё очень медленно, а лечение приходится буквально выпрашивать у медиков. Единственное, дают бесплатные лекарства. Мужу приносили домой “Арбидол” и “Гриппферон” в нос».

Тагильчане жалуются и на то, что при положительном тесте невозможно добиться тестирования для других членов семьи. За контактировавшими с больным человеком нет никакого контроля со стороны медиков или Роспотребнадзора. Тагильчанка Наталья Викторовна уверена, что в том числе из-за такого отношения число заражённых ежедневно растёт:

«Добиться тестов для своей семьи, если один из её членов с уже подтверждённым диагнозом, невозможно. Без предписания Роспотребнадзора никаких мазков у домочадцев не берут. А чтобы получить предписание Роспотребнадзора, лечащая организация должна сообщить в поликлинику по месту жительства о случае заражения, но лечащая организация отвечает, что они этим не занимаются, что все анализы отправляются в лабораторию инфекционной больницы, до которой просто нереально дозвониться.

15 июля мне пришёл положительный тест, меня перевели из ЦГБ № 1 в пансионат Руш. Четвёртый день не могу добиться, чтобы пришли ко мне домой и взяли тесты у моей семьи! Врач на дом к болеющему ребёнку с температурой не идёт, зная, что он контактный!

Почему инфекционка сразу не сообщает о выявленных случаях коронавируса? Откуда цифры статистики? Каждый день в ЦГБ № 1 приходит по 16–20 положительных тестов в одно только отделение, на один только этаж! А всего в больнице 7 этажей, и все 7 заняты больными пневмонией и COVID-19. Однако цифры статистики — 20–23 человека в сутки, но на самом деле их в десятки раз больше!»