Уральские камни сдают свои позиции…

Уральские камни сдают свои позиции…

Бережно взяв в руки мешок с серыми тусклыми камнями, ювелирный мастер высыпал горсть на стол.
«Это бирюза, камень любви, самый дорогой и востребованный сегодня. За один килограмм такого материала порой приходится отдать и 50 тысяч рублей, но при этом не можешь знать, сколько из этой массы уйдет в работу, а сколько отправится в мусорный бак».
Элитный самоцвет «разбегается» по столу. Разнокалиберные тусклые камешки не привлекательны на первый взгляд, и только местами мелькающий голубой оттенок указывает на благородство.

 

«Бывает, возьмешь в руку камешек, смотришь его, крутишь и понимаешь – ничего из него не выйдет. Конечно, подходим к материалу очень щепетильно. Если уж купил, то, хочется, чтобы он был рабочий. Вот этот, например, непригодный, сплошная глина», - оценивающе смотрит мастер на небольшой камень бирюзы.

Всю свою жизнь Георгий Митряшов занимается изготовлением ювелирной продукции. Роман с камнем у мужчины начался еще со времен «Эмаль-посуды», где перед перестроечным периодом было организовано отделение художественных промыслов.

«Изначально делали шкатулки, а позже был образован отдельный кооператив, который начал изготовлять бижутерию. Я работал на заводе слесарем, когда организовали участок. Тогда еще пригласили специалиста из Перми, который должен был обучить мастеров делать украшения, решил стать учеником. Кооператив у нас был сильный, туда входили такие именитые мастера, как Коля Романов», - рассказывает Георгий.

Сейчас у Митряшова своя мастерская. По словам умельца, Тагил перенасыщен ювелиркой, куда ни глянь, кругом магазины золота, хотя спрос на драгоценный металл среди дам сейчас спадает. Горожанки предпочитают менее дорогостоящие, но эффектные украшения. Идеи для своих работ мастер черпает из природы. Главной вдохновительницей является бабочка.

«Зачем куда-то ходить, все ведь у тебя под ногами: цветы, листочки, кубики, квадратики, и, конечно, бабочки. Все естественное! А бабочек очень любят наши женщины, они, действительно, красивые, к тому же очень подходят под наш камень».

   

Бабочки соответствуют камню, они яркие, красивые и очень нравятся женщинам

- С каким камнем вы предпочитаете работать?
- Бирюза, как уже говорил, она пользуется большой популярностью, а еще малахит, этот, вообще, наш хит, Бажов хорошо раскрутил его в свое время!

- А камень импортный?
- Ну, в основном да. Сейчас практически все ювелиры, камнерезы работают с импортным материалом. Наши месторождения практически все отработаны, они, конечно, есть, но камень там неяркий. Местные самоцветы плохо раскручены, малахит не в счет! А вот та же яшма у нас темноватая. Для ювелирки, как правило, идет самый лучший материал. Конечно, если бы кто-то добывал и облагораживал камень, мы бы покупали, но добычи у нас толком нет. А нам, ювелирам, мотаться по месторождениям некогда, мы ведь работаем. К тому же, неизвестно, найдешь что дельное или нет. Проще уж купить.

   

Настоящим тагильским брендом является малахит. Камень, раскрученный Бажовым, не теряет своей популярности сегодня

- Свой камень был бы дешевле в цене, нежели привозной?
- Да кто его знает! Добыча – дело тоже недешевое. Сказать вот так, насколько наш материал может быть дешевле импортного, сложно. Сырье, вообще, дорогое. Причем оно дорожает вперед, чем изделия. Последние потом еще долго стоят в старой цене. Рынок не готов покупать дороже.

Сегодня в Нижнем Тагиле работает более ста ювелирных мастерских. По словам Митряшова, на вид они практически все одинаковы. Пыльные помещения, различные станки, губки, тряпки, металл и, конечно, камень. Все гудит, трещит, движется… Мастер тоненько нарезает материал, словно сыр, а когда рассматриваешь готовое изделие трудно поверить, что перед тобой камень, кажется перед глазами эмаль.

     

«В ювелирном деле, главное выстроить технологический процесс и соблюдать поэтапность. Камень проходит большие испытания, прежде чем превратиться в качественное изделие»

- А, вообще, в работе, какой камень предпочитаете?
- Стабильный!

- Это как?
- Это когда пошинкуешь камень и работаешь с ним. Когда материал крошится, приходится без конца подклеивать, что очень неудобно. Взять, например, цеолит, он ведет себя очень капризно. Или вот малахит, для сравнения наш, тагильский и заирский, последний в плане работы, просто чудо! А наш пучковатый, пузырчатый, его попилишь, он и внутри будет такой, работать с ним крайне сложно, хотя материал сам по себе очень красивый, да и редкий теперь уже. Так же смотришь на привозной агат, тот опять же для работы больше пригодный, а вот наш терщиноватый.

 

Стабильный камень – этот тот, что не крошится, пошинкуешь и работаешь

По словам Георгия, ювелирное дело – это ремесло, которое сводится к торговле, правда между операциями «купил-продал», существует еще и операция «сделал»: «Путь получается гораздо длиннее, но главное правильно выстроить технологический процесс и соблюдать поэтапность».

- Где можно купить ваши украшения?
- Мы как-то не работаем с заказчиком, да и мастерская у нас находится далековато, не каждый сюда поедет. Реализуем свою продукцию на ярмарках и всевозможных выставках, выезжаем в Екатеринбург, Москву, Санкт-Петербург… В Нижнем Тагиле сотрудничаем с одним магазином – «Малахитовая шкатулка», на вокзале. В магазинах, особенно, в крупных городах, делают большой накрутку, в 100, а порой и в 200 процентов.

   

«Ювелиры практически никогда не носят украшений, разве что нательный крестик. Всегда думаешь, что себе сделаешь лучше, но время летит, а сапожник так и остается без сапог»

Автор: Оксана Исупова