«Стабильность нищеты обеспечит кто угодно». Алексей Навальный – о достойной зарплате слесаря УВЗ, вечных крымских санкциях, «мафиозных понятиях» Путина и вероятности российского майдана. Интервью АН «Между строк»

«Стабильность нищеты обеспечит кто угодно». Алексей Навальный – о достойной зарплате слесаря УВЗ, вечных крымских санкциях, «мафиозных понятиях» Путина и вероятности российского майдана. Интервью АН «Между строк»

В субботу, 25 февраля, оппозиционер и глава Фонда борьбы с коррупцией Алексей Навальный открыл в Екатеринбурге предвыборный штаб. Несмотря на повторный приговор суда по делу «Кировлеса», политик продолжает борьбу за право участия в президентской гонке 2018 года. Уже к этому лету Навальный планирует открыть со своими сторонниками штабы в 77 регионах страны и привлечь 100 тысяч волонтёров, которые помогут ему собрать необходимые для участия в выборах подписи. Ближе к марту 2018 года оппозиционер откроет агитационный штаб в Нижнем Тагиле – вотчине «Уралвагонзавода», вставшего на защиту «путинской стабильности» в 2012-м, городе, который Алексей Навальный, по его словам, давно хотел посетить. После открытия екатеринбургского штаба политик рассказал журналисту АН «Между строк» о своём видении проблем УВЗ, внешней политике президента Навального и судьбе Крыма, страхах Кремля и вероятности революции.   

- Алексей, вы часто говорите в своих выступлениях об «Уралвагонзаводе», который с 2012 года стал известен в качестве опорного предприятия нынешней власти. Как представитель тагильского СМИ, не могу не спросить, что вы можете предложить условному рабочему УВЗ?

- Я, во-первых, очень рад, что нижнетагильское СМИ берёт у меня интервью. Я очень хочу приехать в Нижний Тагил. У нас давным-давно есть идея выступить перед рабочими. Я не знаю, много ли людей придёт и захочет меня послушать, но мне есть, что им сказать. Пользуясь случаем, я хочу озвучить через вас важную вещь. Путин пугал «Уралвагонзаводом» всю страну и москвичей, вышедших на улицы. Прошло пять лет, и за это время мы убедились, что он ничего не смог предложить этим рабочим «Уралвагонзавода». Средняя зарплата формовщика на УВЗ – 30 тысяч рублей. На эти деньги жить нельзя. Но когда я вижу, сколько денег государство тратит на оборонзаказ, я понимаю, что эти деньги просто расхищают и они не доходят до предприятий.

Поэтому я хочу обычному слесарю предложить: он будет нормально работать, а государство будет ему платить больше. Зарплата на «Уралвагонзаводе» должна быть в два раза больше, и есть достаточное количество денег для этого. Я заставлю госкомпании типа «Роснефти» платить нормальные дивиденды, я намерен побороть коррупцию в гособоронзаказе, где ежегодно расхищается триллион рублей. Триллион! Я намерен побороть коррупцию в закупках госкорпораций типа Рособоронзаказа, где тратится ежегодно 25 триллионов рублей и разворовывается не меньше пяти. Вот видите, мы оперируем уже такими суммами, которые показывают, что просто борьба с коррупцией даст вот этому слесарю удвоение зарплаты. А сейчас мы видим, что, несмотря на какие-то вливания, долг «Уралвагонзавода» в 2014 году был 4,5 миллиарда рублей. В арбитражных судах я читал, и это вводило меня в бешенство, что «Альфа-банк» подавал на банкротство «Уралвагонзавода». Это, может быть, идеальная иллюстрация того бреда, который происходит. Крупнейшее предприятие, которое политически они выпячивают, которое суперважное – основа обороноспособности, и на нём рабочие ни хрена не получают, само предприятие на грани банкротства, и третья новость – гендиректор Сиенко празднует за 10 миллионов рублей день рождения.

- Но «Уралвагонзавод», как вы знаете, это не только танки. Есть, например, вагонное производство, и эти вагоны никто не покупает. И у специалистов давно идут разговоры, что в рамках рыночной экономики, возможно, «Уралвагонзавод» следовало бы обанкротить, уволить 15 тысяч человек, оставить только танковый цех. И таких неэффективных предприятий, которые государство тянет прежде всего из-за людей, множество, тот же «АвтоВАЗ». Как рыночник, вы на посту президента начнёте эту «шоковую терапию»?

- Это важная вещь, отличный вопрос. Нет нужды ни в какой «шоковой терапии». Сейчас не 90-е годы, нефть не стоит 12 долларов за баррель, сейчас денег в стране море! Нет нужды никого увольнять. Это базовые законы рыночной экономики: от того, что мы уволим в Нижнем Тагиле 15 тысяч человек, мы не сократим государственные издержки. Потому что им устроиться там негде, практически монополизация на рынке труда. Кто-то может сказать: давайте мы их уволим, а они хитро найдут себе другую работу или переедут в другие места. Этого не произойдёт. Мобильность населения в России минимальная. Они выйдут на улицы, и им всё равно придётся заплатить зарплату.       

Плачевная ситуация с «Уралвагонзаводом», как и с многими предприятиями, как и с «АвтоВАЗом», в каком-то смысле связана с монополизацией всего в стране. Кто вагоны сейчас может покупать? Есть монополия РЖД, которая тоже жрёт каждый год десятки миллиардов рублей и не может нормально работать. Нам нужна демонополизация промышленности в принципе. Государство сейчас так или иначе контролирует 84 процента экономики, и каждый день мы получаем новости, что они снова что-то покупают. «Ростелеком» покупает какого-то чёрта Tele2, «Ростех», которому принадлежат оборонные заводы, целыми днями что-то покупает. Покупают, покупают, покупают… Куда? Зачем вы это всё покупаете? Мы должны создать рыночную структуру в экономике, и в этой структуре такие предприятия, как «Уралвагонзавод», будут востребованы. Рано или поздно. Будет период каких-то сложностей, но, извините меня, у нас сейчас что ли период процветания?

- Люди и боятся этого периода сложностей. Это к вопросу о той пресловутой стабильности, за которую Холманских и УВЗ выступали. Они боятся, что при Путине у них 30 тысяч рублей, а с приходом Навального не будет и этого.

- Давайте я через вас совершенно точно скажу: вот эту стабильность нищеты, которую им дал Путин, им обеспечит кто угодно. Я сделаю так, что они будут получать больше. Никакой «шоковой терапии» не нужно, потому что, согласно современным представлениям об экономике (не то, что представлял себе Гайдар), мы понимаем, что массовые увольнения, какие-то локауты в условиях неконкурентного рынка труда ни к чему не приведут. У нас сейчас достаточно денег, чтобы реализовать продолжительную программу нормальной реструктуризации предприятий, для того чтобы люди получили зарплаты, прошёл какой-то транзитный период и в его конце они бы стали получать больше.

- В вашей программе много про экономику, внутреннюю политику, но мало про внешнюю политику. Тем не менее, став президентом, вы получите ядерный чемоданчик, сможете поднять трубку и позвонить Трампу. Вам придётся столкнуться и с этой частью вызовов президента России. Вы не задумывались, что вот эти патриотические активисты, которые сейчас стоят на улице у вашего штаба, может быть, правы и Россию не очень-то и любят. Прав со своей военной риторикой Путин, который, когда пришёл в 2000 году, тоже хотел дружить со всем миром, но ему предложили оставаться сырьевым придатком…

- И он согласился, к сожалению, с этой ролью, потому что у нас доля доходов бюджета от экспорта сырья больше, чем в Советском Союзе. Не то что Россию не любят, просто все остальные любят себя. Было бы странно, если бы Франция, США или Великобритания ставили бы интересы России выше или наравне со своими. Это естественная конкуренция, которая происходит в мире, конкуренция за богатство для своих граждан. Мы должны быть частью этой конкуренции, это важная вещь. Что делает Путин сейчас? Он говорит: давайте восстанавливать Пальмиру, давайте инвестировать в Алеппо, давайте восстанавливать юго-восток Украины и так далее. А я ему говорю: давайте восстанавливать Нижний Тагил и Екатеринбург. Здесь не хватает элементарно денег, чтобы дороги починить, норматив на содержание дорог уменьшается каждый год. И в это же время поход «Адмирала Кузнецова» к берегам Сирии – прокатились, похвастались – обошёлся в 7,5 миллиардов рублей. Наверное, эти 7,5 миллиардов рублей больше нужны внутри страны.

Поэтому, конечно, у меня никаких иллюзий нет. Каждая страна борется за то, чтобы её граждане были богаче. И Россия должна вступить в эту конкуренцию ровно с такой же целью. Сначала богаты мы, потом мы тратим куда-то ещё. А то получается, что недавно мы заплатили Боснии и Герцеговине советский долг 190 миллионов долларов. При этом мы простили миллиарды долларов всем: Кубам, Мозамбикам, Вьетнамам.

- Но это ведь наши друзья?

- Окей, но мы их что ли должны кормить теперь? Они наши друзья, мы их любим, только давайте сначала деньги потратим на себя. Когда наступит момент, что средняя зарплата в Нижнем Тагиле будет 100 тысяч рублей, ровно в этот момент давайте поднимем вопрос: может, дадим денег Кубе?

- Навальный-президент не будет охранять тезис «Россия – великая держава»?

- Россия является безусловно великой державой, Россия должна быть лидирующим государством Европы. Но для меня величие страны проистекает от богатства граждан. Когда у нас будет ВВП на душу населения такой же, как в США, тогда мы их побьём в величии. Иначе это никак не делается, потому что у нас нет денег содержать армию. Наш Военно-морской флот устарел, оборонное предприятие «Уралвагонзавод» на грани банкротства. Если мы посмотрим на мир, то увидим, что Россия – это 1,5% от мировой экономики. С такой ролью нам не с кем тягаться. Значит, должна быть обратная последовательность – сначала мы растим экономику, от этого становятся богаче граждане, они живут лучше, больше платят налогов, у нас становится больше бюджет, и мы можем больше потратить на военно-промышленный комплекс. И в том числе охранять то, что нам нужно охранять, это естественно.     

- И всё-таки, если вы станете президентом и глава ФСБ или Службы внешней разведки принесёт вам секретные папочки, может, вы согласитесь, что Путин прав в том, как Россия позиционирует себя сейчас на мировой арене?

- Это полная ерунда. Секретная папка существует про то, что есть какие-то агенты. Секретных папок про то, как устроен мир, не существует, потому что это и так нам всем хорошо известно. Есть страны богатые и бедные, есть страны эгоистичные, есть правительства, которые заботятся о себе, естественно, есть международная конкуренция. Потому что США обладают запасами нефти, например, гораздо большими, чем мы. Канада обладает запасами нефти гораздо большими, чем Россия. Но они до последнего даже запрещали экспорт нефти со своей территории, потому что им было выгодно использовать нас как сырьевой придаток. И если мы бежим туда и говорим, что мы готовы быть сырьевым придатком, они отвечают: окей, будьте. Эта конкуренция будет всегда, все будут друг у друга отжимать богатства, будут вести торговые войны, будут конфликты вокруг торговли оружием. И я как президент буду активно участвовать в том, чтобы Россия имела как можно больше пространства, чтобы реализовывать какие-то военные интересы, связанные с экономическими. Но, повторюсь, это очень большая производная от экономики. Если у вас страна нищая, то у вас не будет никогда сильной армии и никто в мире не будет вас бояться. На самом деле никто не боится Россию, это внутри пропаганда будет рассказывать про то, как все перепугались. Кто будет пугаться, когда средняя зарплата в Тагиле – 30 тысяч рублей? Это 500 долларов! Если рабочему оборонного предприятия США сказать, что на «Уралвагонзаводе» столько получают, он будет смеяться. Или плакать. Потому что в этом величие страны, и этим я буду заниматься в первую очередь.

- Хорошо, внешних врагов у России нет, по крайней мере, они не смогут разрушить Россию в случае вашего избрания. Но что будет со всей это путинской вертикалью, когда вы станете президентом? Это же гигантская система: силовики, Медведев, Сечин, Собянин, Тимченко, Ротенберги, Ковальчук и так далее. И у всех есть свои губернаторы, мэры, подконтрольные предприятия, сферы влияния. Скорее ведь, они устроят майдан, если Навальный станет президентом? Как вы сможете им противостоять?

- Во-первых, не правильно называть эту систему путинской. Путин просто сделал эту систему более коррумпированной. Чем эта система отличается от ельцинской или от советской? Это государственный аппарат, который есть и будет существовать с любым президентом. В этом смысле нет никаких опасений, что завтра избирают меня и сразу что-то разрушится. Ничего не разрушится. А второе, самое главное, – часть этих людей, конечно, захочет майдана, потому что я их лишу миллиардов долларов. Конечно, когда Сечин из «Роснефти» покупает себе яхту за 180 миллионов долларов и называет её «Княжна Ольга» в честь своей жены, когда он платит сам себе зарплату 3,5 миллиона рублей в день, я ему скажу, что, во-первых, ты больше не будешь получать эту зарплату, а во-вторых, я посажу тебя в тюрьму. Конечно, ему это не понравится! Но я не сомневаюсь, что получу гораздо больше поддержки, чем Путин, в том же самом Нижнем Тагиле, когда всю эту гоп-компанию олигархическую и чиновничью мы честным и справедливым судом отправим в тюрьму.

Государственный аппарат сам перестроится, и это мы видели во многих странах – от Сингапура до Грузии. Посмотрите на Прибалтику – такие же советские люди…

- Украина?

- На Украине другая ситуация, там всё-таки случилась революция. И Украина сейчас находится практически в состоянии войны. Но при этом, при чудовищном положении Украины – война, непонятная власть, какие-то майданы, – вы посмотрите на темпы экономического роста: даже в этом чудовищном аду они выше, чем сейчас в России. В это сложно поверить, но это на самом деле так.

В большинстве случаев мы просто видим, что это история человечества. Когда власть нормальная приходит, начинает генерировать нормальные сигналы, не коррумпированная, уходит после четырёх или восьми лет срока, не пытаясь просидеть 24 года, не душит газеты, это всё начинает работать. Система сдержек и противовесов не позволяет президенту быть коррумпированным. И это заработает в России. Я в принципе считаю, что известный тезис власти о том, что у русских никогда не будет демократии, они не созрели, – это типичное проявление русофобии. Ко всему мы созрели. И я не верю, что русские более тупые, или более несчастные, или более ленивые, чем канадцы или финны. Точно нет, и мы сможем жить так же.

- Раньше вы неоднократно говорили, что, если станете президентом, не вернёте Крым Украине. В то же время недавно Трамп заявил, что санкции, которые бьют не только по личностям, но и по всей экономике России, будут отменены, если Россия Крым вернёт. Вы обещаете минимальную зарплату 25 тысяч рублей, экономический рост, но сделать это в условиях санкций будет сложно. Если варианта с повторным референдумом у крымчан или какого-то другого не будет и вы окажетесь перед выбором – либо санкции ещё на 30 лет, либо вернуть Крым, – что вы выберете?

- Это ложная альтернатива. В России есть три вида санкций, а так называемые крымские санкции – их минимальная часть. Для того чтобы отменить секторальные санкции, которые наносят ущерб экономике, мы должны выполнить минские соглашения, плюнуть к чёртовой матери на всю эту Украину и сказать: живи сама по себе. И тогда большая часть санкций будет снята. Крымские санкции останутся навсегда, на обозримое будущее. Их невозможно отменить, Крым нельзя вернуть, не существует такого механизма. Но эти санкции не являются большой проблемой для экономики. Россия должна перестать участвовать в войне на Донбассе. И все те деньги, которые она тратит на войну на Донбассе, она должна тратить внутри страны. А в Крыму мы проведём референдум, и что этот референдум покажет, в ту сторону мы и будем двигаться. Но, как я уже много раз говорил, не существует быстрого решения проблемы Крыма, как не существует решения проблемы сектора Газа, Голанских высот, Северного Кипра, северной гряды Курильских островов, Фолклендских островов и т.д. и т.п. Крым будет через запятую во всех этих территориальных конфликтах, которых в мире много. Он не решён, но главная претензия европейских стран к России заключается в том, что они не хотят видеть войну на территории Европы. Когда из танков перестанут стрелять на территории Европы, с нас снимут большинство санкций, а на Крым им всем плевать.

- С 2011 года вы неоднократно участвовали в различных блоках, коалициях, создали свою «Партию прогресса». Но сейчас вы кандидат в президенты без партии.

- Очень простой ответ. Потому что они боятся. «Партия прогресса» нигде не участвует, потому что её ликвидировали. Мы четыре раза требовали её зарегистрировать, проходили всю процедуру регистрации, и только с четвёртого раза через три года её зарегистрировали, а потом спустя три месяца ликвидировали. У меня была бы партия, и я уверяю вас, что она была бы представлена в Госдуме на последних выборах. Они ровно поэтому меня и сейчас на выборы не пускают, что там партия-то. Кремль сейчас говорит, что Навальный не может участвовать в выборах, хотя по Конституции могу.

Конечно, я хотел бы опираться на партийную структуру, конечно, я хотел бы участвовать во всех региональных выборах. У меня нет сомнений, что по крайней мере в ключевых центрах страны эта партия имела бы большое политическое представительство. Но они её ликвидировали. Как я уже говорил, националисты разгромлены – на выборы не пускают, демократов на выборы не пускают, кроме как в виде «Яблока» или «Парнаса». Поэтому мы вынуждены это делать (строить сеть штабов в регионах. – Прим. ред.). В идеальном мире я бы опирался на поддержку партии, которая активно параллельно участвовала бы везде.

- До выборов президента в сентябре будет ещё один Единый день голосования. Не считаете ли вы, что можно было бы попробовать получить дополнительные баллы в рамках президентской кампании, выдвинув свою кандидатуру на каких-нибудь региональных выборах. Например, на пост свердловского губернатора. Эта кампания точно бы освещалась на федеральном уровне и принесла бы вам дополнительную узнаваемость и рейтинг.

- Я хочу по-честному участвовать в кампании, а не с политтехнологическими целями. Поэтому я чётко говорю, в какой кампании я участвую и за какой пост я борюсь. Здесь, в Свердловской области, и такое мало где в России существует, довольно много популярных политиков. Есть тот же самый Ройзман, и если они завтра его пустят на выборы, он выиграет. Есть другие политики, которые выиграют эти выборы у губернатора Куйвашева, который является очень и очень непопулярным губернатором, фактически назначенцем Москвы, который не ясно чем занимается. Поэтому я поддержал бы с удовольствием независимых политиков, которые бы здесь шли на любые выборы, однако я, скорее, скептичен относительно того, что их пустят. Потому что для Куйвашева это будет означать поражение. А сам я не хочу играть, я хочу действовать напрямую.

- Последнюю неделю соцсети активно обсуждали неожиданную либерализацию повестки в связи с заявлениями Генпрокуратуры по Дадину и Чудновец, с вмешательством Кремля в спор из-за передачи Исаакиевского собора РПЦ. Многие заговорили о новой оттепели. Чем это является, по вашему мнению, и как будет меняться повестка с приближением марта 2018 года?  

- Это не оттепель, это социология. Власть делает очень много глупейших вещей. Пришла новая администрация [президента] и увидела, какие предыдущая володинская администрация сделала абсолютные глупости. Вы видели хоть одного человека, который бы согласился с тем, что Чудновец посадили правильно? Нет. Они увидели, что дело Чудновец, которая вообще к политике не имеет отношения, любого человека, который о нём узнаёт, превращает в правозащитника. То же самое они увидели с Дадиным. Они приняли сначала свой идиотический закон за одиночные пикеты, а потом промониторили общественное мнение, у них этим ФСО занимается, и увидели, что даже основная опора Путина – пенсионеры – говорят: «Вы что, дебилы что ли? Вы Сердюкова отпустили, а человека сажаете за то, что он с плакатом стоит».

Они поняли, что кейс Дадина очень легко использовать для критики режима. Потому что ты любому человеку можешь показать сюжет: вот Васильева и Сердюков, а вот парень, который стоял с пикетами. И любой человек, за Крым он или против, за Путина или против, скажет, что это бред. И то же самое с Исаакиевским собором. Сначала они решили сделать, потому что мы крутые, а потом провели мониторинг общественного мнения и схватились за голову. Эта власть опирается на социологию и всегда боится общественного мнения. Всегда, когда они понимают, что, даже несмотря на ложь, на пропаганду, на телевизор, по каким-то кейсам, даже маленьким, нельзя переломить ситуацию, они действуют в обратную сторону.

- Ближе к президентским выборам они будут повестку менять?

- Их повестка заключается в том, чтобы удерживать власть, потому что для них власть – это деньги и возможности. И в этом смысле она меняться не будет. Но недовольство этой властью будет объективно нарастать. Могут они что-то сделать, чтобы увеличить поддержку населения в Нижнем Тагиле? Победить коррупцию они не могут, увеличить зарплату они тоже не могут, они ничего не могут сделать. И в каждом конкретном случае они будут действовать ситуативно, по соцопросам.

- У вас какая-то своя социология есть?

- Да, мы ведь сделали ещё в 2013 году свою социологическую службу и утёрли ей нос ВЦИОМу и «Левада-центру», и все признали, что мы лучше всех смогли всё прогнозировать. Мы проводили социологические исследования, когда тестировали нашу программу…

- Какие рейтинги сейчас у Путина и у Навального, по вашим данным?

- Мы не делали последнее время таких количественных опросов с рейтингами, потому что до сих пор 50% населения даже не знают, кто я такой. Откуда они могут узнать, если про меня по телевизору ничего не говорят. Поэтому нам нужно провести какую-то часть кампании, прежде чем замерять какую-то эффективность работы. Но самое главное, что мы фиксируем – такую политическую пустоту. То есть люди все хотят чего-то другого. Весь этот рейтинг поддержки, о котором они говорят, это рейтинг отсутствия чего-либо. И люди говорят на социологии, что да, наверное, за Путина будем, не за Зюганова же с Жириновским голосовать. И когда там появляется кто-то новый, всё очень быстро меняется. Мы увидели это в Москве, мы увидели это здесь в Екатеринбурге, когда Ройзман избрался, в Новосибирске, где избрался коммунист Локоть, в Иркутской области. Власть терпит поражения, когда появляется кто-то новый. Именно поэтому у них сейчас основное направление – просто не пускать на выборы. Повестка будет меняться. У них была сверхмобилизация вокруг Украины, вокруг войны. Но сколько можно на этом выезжать?

- Путин сделает ход конём, отправит перед выборами в отставку правительство?

- Он никогда такого не делал. Это не в его стиле. Он, будучи представителем мафиозной системы, дорожит связями, надёжностью людей, их личной преданностью. Возможностью, ну, типа «перетереть»: «Дима, приди в “Газпром”, отожми и Ролдугину отправьте 2 миллиарда рублей». Мало кому можно такое сказать. Даже если вы Путин, царь и император. У него немного людей, с которыми можно откровенно, что называется, порешать вопросы. Сюда миллиард, туда миллиард, здесь на кипрский офшор…

- Опять же он может убедить Медведева стать сакральной жертвой, сделав его условным ректором МГУ или представителем в ООН.

- Такие слухи ходят довольно давно. Но я понимаю, что, несмотря на всё, Медведев является главным доверенным лицом, Путин ему лично очень доверяет. Путин никогда не менял кадры, ему очень важна эта лояльность. Он же правит как? Лояльность в обмен на коррупцию – ты мне лоялен политически, я тебе позволяю воровать что угодно. Тот же самый Сердюков. Кремль получил огромный политический ущерб, не посадив Сердюкова. Несмотря на то что каждая старушка в стране требовала посадки Сердюкова, он его не посадил, потому что тот был надёжным человеком, понятийно, по этим мафиозным понятиям, он был своим нормальным чуваком. Почему один из самых непопулярных людей в стране Чубайс до сих пор сидит в правительстве? Вот эти вот все нодовцы предъявляют мне за Чубайса, хотя тот работает на Путина. Потому что со времён их питерских мафиозных штук он – надёжный человек. Путин – он такой, лидер корпоративного государства.

- Известный в Екатеринбурге патриотический активист Илья Белоус, который устроил пикет у вашего штаба, говорил сегодня перед камерами, что Навальный выборы проиграет, после чего устроит майдан, не признав поражения. После провала белоленточного движения, после ужесточения законов о митингах в России люди выйдут, по-вашему, на массовые акции протеста? Насколько вообще сегодня возможен революционный способ смены власти?

- Если власть боится революций, то этого сценария ей проще всего избежать. Пусть они пускают всех на выборы! Народ не выйдет на улицу, если увидит, что я проиграл в борьбе. Были дебаты, Путин выиграл. Кто пойдёт на улицу? Никто не пойдёт на улицы за человека, за меня в частности. Люди идут на улицы из-за несправедливости. Поэтому революционный сценарий сейчас создаёт власть, которая всё душит, которая всё давит. На Украине главным ядром майдана были националисты. И у нас кремлёвский режим давит наших националистов, которые среди прочих были на Донбассе ополченцами, типа Стрелкова. И бывшие пропутинцы будут одними из самых агрессивных из тех, кто выйдет на улицы. Поэтому именно Кремль создаёт такой сценарий.

- Вы людей на улицу поведёте или будете готовиться к кампании 2024 года?

- Это плохо, но это правда: только публичные акции за всю современную историю Россию с 2000 года имели какой-то результат. От Кондопоги до Москвы любая несправедливость в стране, к сожалению, решается только выходом на улицу. Потому что никаких других методов нет. Нет ни партий, ни профсоюзов, ни СМИ больших федеральных. И когда будет несправедливость такая, которую я не смогу решить, я выйду на улицу и, уверен, много людей там со мной окажется.  

Беседовал Марк Грачиков

Агентство новостей «Между строк»

Фото: navalny.com, rmarsh.info, Gazeta.ru