Ради исторической справедливости. Мнение краеведа о найденном захоронении у ДК «Юбилейный» и скоропалительных выводах чиновников

Ради исторической справедливости. Мнение краеведа о найденном захоронении у ДК «Юбилейный» и скоропалительных выводах чиновников

На прошлой неделе Нижний Тагил оказался в центре внимания областных СМИ из-за загадочной находки за ДК «Юбилейный». 8 июля строители обнаружили в земле кости и мраморные плиты. Прибывшие на место специалисты заявили, что старинное захоронение XIX века может принадлежать кому-то из династии Демидовых.

Мы попросили краеведа и автора АН «Между строк» Дмитрия Кужильного оценить находку и заявления высокопоставленных чиновников и специалистов, связанные с ней. И вот что он нам рассказал.

Найденное на прошлой неделе неизвестное захоронение на месте бывшей Выйско-Никольской церкви уже начинает обрастать подробностями и небылицами. Проникновенно рассказал о своём отказе участвовать в сносе храма бывший губернатор Свердловской области, а ныне президент Международного Демидовского фонда. Некие научные сотрудники из Екатеринбурга заявляют СМИ, что найденное захоронение принадлежит Николаю Никитичу Демидову. При этом никто и словом не обмолвился о том, что останки известного заводчика и его склеп были обнаружены ещё в 1964 году. 



Выйско-Никольская церковь (фото неизв. авт. нач. ХХ в. / общ. достояние)

О том, как это происходило, непосредственные участники событий — научные сотрудники Нижнетагильского краеведческого музея и тагильские художники — рассказывали на страницах самиздатовского альманаха «Тагильский краевед» ещё в конце 80-х годов прошлого века. 

Вот что об этом пишет исследователь истории этого храма Светлана Адольфовна Клат: 

«Сотрудники Нижнетагильского краеведческого музея получили возможность обследовать склеп полуразрушенной церкви. Обследование было вызвано тем, что солдаты воинской части, использовавшие большемерный кирпич “для ремонтных нужд”, неожиданно вскрыли одно из захоронений».

Сотрудница краеведческого музея Вера Кузьминична Рудая вспоминала: 

«В один из октябрьских дней позвонили в музей, что найдена могила одного из захороненных Демидовых, просили прийти музейного работника. При обследовании вскрытой могилы оказалось следующее: под завалом битого кирпича обнаружилась массивная чугунная могильная плита с надписью рельефными буквами: “Здесь покоится тело статского советника Николая Никитича Демидова — владельца Нижне-Тагильских заводов, умершего в 1828 г.”. Под плитой открылась могила, облицованная большеразмерным красным кирпичом, дно было выложено деревянными дубовыми досками, на них стоящий деревянный гроб на точёных ножках. Парча полностью утрачена за исключением позументной ленты, набитой по краям гроба, и на крышке сохранился крест из позумента. Внутри останки: череп с рыжеватыми волосами, кисти рук в шёлковых чёрных перчатках, суставы пальцев сильно деформированы (Николай Никитич болел подагрой), часть лакированного сапога; всё это лежало на стружках. Видимо, солдаты до нашего прихода в поисках ценных вещей всё в гробу перевернули. После осмотра останки были вновь захоронены здесь же в гробу».

Участниками этой экспедиции были также археолог Амалия Иосифовна Рассадович, в те годы начинающая сотрудница музея, уральский историк Татьяна Константиновна Гуськова, художники Пётр Степанович Бортнов и Михаил Васильевич Дистергефт.

Последний тоже оставил воспоминания об осмотре захоронения: 

«Мне довелось увидеть, что сделали с могилами Демидовых в Нижнем Тагиле… Я никогда не присутствовал при эксгумации и по пути к месту действия пытался представить себе такую акцию. Знал, что в склепе этого собора (Выйско-Никольский собор. — Прим. авт.) находится фамильная усыпальница заводчиков Демидовых. Я видел раньше старые фотографии, по которым можно было представить устройство склепа, прекрасную сохранность, ухоженность помещения. Не скрою, испытывал большой интерес и волнение. Пока я добирался на Выю, воображение всё рисовало мне гроб старинной работы и неведомый мне процесс вскрытия. Но когда я наконец достиг цели, увидел лишь большую бесформенную кучу земли, мусора, обломков гнилого дерева.

Когда стало ясно, что это и есть захоронение Н. Н. Демидова, мы с чувством осторожности стали копаться в этой куче, постепенно что-то из неё извлекая, Амалия Иосифовна руководила этими раскопками. Сначала поразило хорошо сохранившееся шитьё одежды в виде золотой скрученной нити. Сама ткань рассыпалась от прикосновения. А может быть, это была часть позументной ленты, которой обшивали гроб, или остатки декоративных кистей? Попадались рыжеватые волосы пучками. Затем открылась в чёрной лайковой перчатке хорошо сохранившаяся тонкая кисть руки с предплечьем до локтя. Можно было рассмотреть форму пальцев с подагрическими изменёнными суставами и даже ногтевое ложе на мизинце. Я сфотографировал руку. П. С. Бортов подержал её короткое время на нейтральном фоне. Какие-то кости и мелкие предметы А. О. Рассадович взяла для музея, отложив всё аккуратно на большом куске бумаги. 

С появлением вновь пришедших людей (не помню, кого-то из сотрудников музея) мы узнали, что череп Н. Н. Демидова и искусственные зубные протезы, находившиеся внутри черепа, отправили в зубную поликлинику. Потом говорили, что это оказались настоящие зубы, искусно вделанные в золотоплатиновый бюгель. Моя жена Э. П. Дистергефт, в ту пору работавшая в музее ИЗО, вспоминает теперь, что её коллега Вера Кузьминична Рудая показывала ей эти протезные челюсти, а она с интересом их рассматривала, удивляясь, восхищаясь высоким мастерством исполнения. Татьяна Константиновна Гуськова предложила отыскать известного ей долгожителя Выи. Из рассказанного им было ясно, что в 1920-е в склепах бывали люди. Кто-то ковырял свинцовый слой обшивки на грузила для рыбной ловли, кто-то сдвинул плиту и проник в само захоронение, имея другие намерения… Было это в 1964 году». 


Так выглядел склеп — фамильная усыпальница Демидовых — в подвале Выйско-Никольской церкви в 1925 г. (фото неизв. авт. / общ. достояние)

У познакомившихся с воспоминаниями музейщиков и художника Дистергефта читателей должен возникнуть вопрос: почему же официальные лица и научные сотрудники полагают, что нашли останки именно Николая Никитича Демидова? Ведь в склепе были и другие захоронения. Например, там находилась могила Павла Павловича Демидова, фрагмент памятника с которой долгое время украшал фонтан перед зданием Демидовской больницы, а ныне хранится в филиале НТМЗГУ «Демидовская дача». Возможно, нашли именно её?


Памятник на могиле П. П. Демидова в склепе под Выйско-Никольской церковью (фото неизв. авт., 1925 г. / общ. достояние)

Хотелось бы предостеречь заинтересованных лиц делать скоропалительные выводы, не имея на руках весомых доказательств принадлежности найденных останков тому или иному персонажу тагильской истории. Исказить историю просто, гораздо сложнее восстановить историческую правду.

Тем временем поступает информация о том, что Международный Демидовский фонд уже в октябре этого года намерен приступить к сносу бывшей воинской части и восстановлению на освободившемся месте Выйско-Никольского храма. Чертежи и техническую документацию МДФ собирается представить в Нижнем Тагиле 8 октября.