Путину задали вопрос о законе о домашнем насилии

Путину задали вопрос о законе о домашнем насилии

Журналистка РИА «Иван-чай» задала президенту России вопрос, касающийся закона о домашнем насилии.

«Совет Федерации разработал законопроект [о домашнем насилии]. Подписываются под ним многодетные семьи, против — РПЦ. Вы говорили, что у нас демографическая кривая вошла в штопор… Вопрос: мы должны решать демографические проблемы, но этот законопроект содержит нормы, позволяющие войти в любую цену. Да, есть некоторое количество мерзавцев, садистов. Но нам транслируют завышенные цифры. Читали ли вы текст закона? Это последний гвоздь в крышку гроба нашей демографии?» — спросила журналистка.

Путин заявил, что сам законопроект не читал.

«Но Валентина Матвиенко подробно мне о нём рассказывала. Отношение моё смешанное. Силой не заставишь любить. Раньше обращались в парткомы и требовали, чтобы они навели порядок в семье, приструнили какого-то из супругов. Давало ли это позитивный эффект? Не знаю. Но я против любого насилия, в том числе в семье. К детям, к женщинам. Когда более сильная особь начинает качать права с помощью кулаков. Правда, за ряд правонарушений можно воспользоваться и действующими нормами — хулиганство, нанесение побоев, всё это есть. Вы правы, что подавляющее большинство опрошенных за этот закон. Я не очень понимаю — они за закон или против насилия? Я тоже против насилия! Нужен ли этот закон? Давайте спокойно обсуждать, он должен пройти проверку в общественности», — отметил президент.

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия был опубликован в конце ноября на сайте Совета Федерации. О документе положительно отозвались спикеры верхней и нижней палат российского парламента. Один из авторов законопроекта, депутат Госдумы Оксана Пушкина, рассказывала об угрозах в свой адрес со стороны православного движения «Сорок сороков». Версию законопроекта, опубликованную Советом Федерации, раскритиковали принимавшие участие в разработке документа представители общественных организаций. Представленную редакцию законопроекта они назвали «результатом заигрываний с радикальными консервативными группами».