«Про мой диагноз врачи рассказали маме, мне не стали». 33-летняя тагильчанка не получила помощи депутата и надеется на неравнодушие тагильчан

«Про мой диагноз врачи рассказали маме, мне не стали». 33-летняя тагильчанка не получила помощи депутата и надеется на неравнодушие тагильчан

История 33-летней Оксаны Кирилловой из Нижнего Тагила похожа на страшный сон. Красивая молодая женщина никогда не имела проблем со здоровьем и вдруг в мае узнала страшный диагноз — саркома мягких тканей правого бедра, четвёртая стадия. Завтра, 1 августа, Оксана должна ехать в Свердловский областной онкологический диспансер на четвёртый курс химиотерапии, но денег на дорогу нет. Мама Оксаны Татьяна Ивановна обратилась в редакцию АН «Между строк» с просьбой о помощи.

Жизнь Оксаны и Татьяны Кирилловых резко изменилась в марте. Утром, как обычно, Оксана делала зарядку, как вдруг почувствовала боль в ноге и нащупала небольшую шишку.  Хирург в поликлинике прописал мази и утягивающие бинты, шишку назвал обширной гематомой. Тут в ситуацию вмешалась Татьяна Ивановна, настояв на том, чтобы дочери дали направление на УЗИ. Затем были МРТ, анализы на цитологию… Пока молодая пациентка ходила по кабинетам от врача к врачу, которые не могли поставить диагноз, опухоль росла. Диагноз «саркома IV степени» поставили только в конце мая (документы с печатями из больницы есть в распоряжении редакции. — Прим. авт.).

 «Сначала мы не верили, что это рак, надеялись на лучшее, у меня ведь ничего не болело. Только в последнее время сильно уставала на работе, приходила домой, а сил что-то делать не было. Про диагноз врачи рассказали маме, мне не стали», — говорит Оксана.

Саркома мягких тканей довольно редкая и коварная опухоль. На первых стадия она развивается без симптомов, имеет склонность к быстрому метастазированию. Так, у Оксаны метастазы развились в лёгких.

После первой химиотерапии Оксана чувствовала себя очень плохо, 1,5 месяца жила только на обезболивающих. Сейчас женщина почти не ходит, перемещается по квартире с помощью мамы. Все отношения с коллегами, друзьями из прежней жизни она оборвала — не хочет, чтобы жалели те, кто знал её здоровой и жизнерадостной. 

Врачи пока не дают конкретных прогнозов, сначала, говорят, нужно пройти противоопухолевую терапию, которая может растянуться на целый год. Затем можно будет говорить об операции.

«Когда диагноз подтвердился, нам сразу предложили ампутацию. Ампутировать ногу молодой девушке — да вы что! Я сразу сказала, что должен быть какой-то другой выход, говорит мама Оксаны Татьяна Кириллова. Сейчас врачи ничего конкретного не говорят. Нужно “собрать” опухоль, пока она неоперабельна. Но мы настроены решительно, будем бороться, позитивный настрой очень важен при онкологии. Проблемы у нас только с финансами. Ей прописали уколы, а купить их не на что. Да и в больнице не все лекарства есть, постоянно приходится что-то докупать в аптеке», рассказывает Татьяна Ивановна, едва сдерживая слёзы.

Сложное финансовое положении семьи усугубило то, что до болезни Оксана была неофициально трудоустроена в строительном магазине, поэтому больничный работодатель не оплачивает. У родного брата своя семья, съёмное жильё, а у мамы пенсия в 10 тысяч рублей. Почти все деньги уходят на лекарства. Средств не хватает даже на продукты и оплату коммунальных услуг. Недавно у Кирилловых отключили электричество.

Татьяна Ивановна последние две недели хлопочет об оформлении пенсии по инвалидности для дочери. Пенсия поможет семье продержаться на плаву какое-то время, но уже сегодня нужны деньги на дорогу до областного онкодиспансера в Екатеринбурге. На лечении Оксану сопровождает Татьяна Ивановна, она платит по 600 рублей в сутки за пансионат при больнице. Химиотерапия продлится 10–12 дней, поэтому только на проживание нужно около 7 тысяч рублей. Ещё почти 9 тысяч потребуется на транспортировку Оксаны в Екатеринбург — по 4,5 тысячи  в одну сторону.

Оксане и Татьяне Кирилловым помогали родственники, друзья сына, знакомые — переводили на карту кто сколько мог, — но возможности у людей небезграничные. Татьяна Ивановна понимает, что пенсии и зарплаты у большинства тагильчан низкие, к тому же у каждого свои проблемы, жизненные обстоятельства, но женщина верит в милосердие незнакомых людей. Онкобольные, которые приезжают на лечение в Екатеринбург из разных городов области, неоднократно помогали тагильской семье. Кто-то давал деньги, кто-то приносил продукты, а одна девушка даже подарила ноутбук. Если Кирилловы в этот раз не найдут, у кого занять денег, щедрый подарок придётся продать.

«Это всё очень тяжело, мы чувствуем себя брошенными, ненужными государству. Обращались к нашему депутату Госдумы Алексею Балыбердину, в благотворительные фонды, но помощи никто не хочет оказать. Таких, как мы, много — больницы переполнены. Многие, кто вместе с Оксаной проходит химиотерапию, на последних стадиях, потому что врачи долго не могли поставить диагноз, лечили от другого. Но на лечении мы увидели людей постарше, которые не опускают руки, не унывают и помогают другим. Только это спасает от уныния», — признаётся Татьяна Кириллова.

Оксана и Татьяна Ивановна также мечтают найти деньги на дистанционную консультацию в институте саркомы в Германии, о котором им рассказал сосед по койке в онкодиспансере. Немецким врачам можно отправить историю болезни, все пройденные исследования и получить от них схему лечения. Только стоит такая услуга около 1000 евро.

Но в первую очередь деньги нужны на самые необходимые вещи: лекарства, проживание в Екатеринбурге, продукты. Врачи рекомендовали Оксане для повышения гемоглобина есть больше красных фруктов, рыбу, мясо и печень. Но для Кирилловых эти продукты слишком дороги.  

Оксане Кирилловой можно помочь, переведя деньги на карту сбербанк 5336 6901 5077 1766 (владелец карты — Татьяна Ивановна Кириллова). Также с ней можно связаться по телефону 8(922)214-43-29.