«Получается, у него там прав на ребёнка больше, чем у меня в России». В Нижнем Тагиле рассматривается дело о лишении родительских прав через границу

«Получается, у него там прав на ребёнка больше, чем у меня в России». В Нижнем Тагиле рассматривается дело о лишении родительских прав через границу

В Дзержинском суде рассматривается дело в отношении отца  Насти Хоменко – годовалой девочки, родившейся в Украине. В 2014 году она вместе с мамой переехала в Нижний Тагил, а её папа – 25-летний Павел Хоменко - остался в Украине.  Сейчас его пытаются лишить родительских прав.

«Фактически Паша давно перестал участвовать в воспитании дочери, - рассказала Кристина Хоменко, мама Насти.  – Ещё когда мы жили вместе в Хмельнике (Винницкая область, Украина – прим. ред.), Паша семье предпочитал общение с друзьями и походы по барам».

Они познакомились с Павлом в 2011 году в Украине. Какое-то время прожили в Хмельнике, потом решили приехать в Нижний Тагил – родной город Кристины. В 2013 году поженились и ждали рождения ребёнка. Но, по словам Кристины, жизнь в Нижнем Тагиле её супруга не устраивала.

«Паша работал на стройке госпиталя на Гальянке, - говорит Кристина. – Но дома у нас не ладилось. Ему хотелось «гулять», а друзей он толком не завёл – такой человек просто».

Осенью 2013 года Хоменко решили вернуться в Украину. Павел надеялся, что на родине его дела пойдут лучше, Кристина согласилась, считая, что экология в Нижнем Тагиле не идёт на пользу ребёнку.

«Мне в Тагиле самой даже дышать трудно, а ведь я родом отсюда, - говорит она. – Детей в этом городе воспитывать нельзя, слишком велик риск для здоровья».

Но в городе Хмельник, по словам Кристины, семейные отношения стали ещё хуже. И рождение дочери Насти в 2014 году положения не исправило.

«Доходило до того, что Паша на меня руку поднимал – и когда я беременная была, и после рождения дочери. Я прощала, да и деваться было некуда. В Украине у меня знакомых, готовых помочь, было немного. Зато Паша постоянно с друзьями пропадал. Он в Украине тоже строителем трудился. Ну как трудился... Я точно не знаю. Бывало, что мне звонили с его работы и говорили, что он взял аванс, а на работу не вышел. Деньги требовали с меня. Куда Паша тратил взятые в долг деньги, я тоже не знаю. Подозреваю, что он мне изменял, но тогда я надеялась, что всё наладится, что Паша изменится. Зря, наверное».

Кроме того, оказалось, что Кристина многого не знает о прошлом супруга.

«Как-то мы были в здании суда, и Паша сказал мне, что здесь его судили, - рассказывает Кристина. – Я в шоке была. Говорю ему: «Нашёл, чем гордиться». Потом попыталась выяснить обстоятельства, но ни он сам, ни его родственники ничего не рассказывали. Знаю только, что у Паши есть судимость, и его чуть не посадили, но мама отмазала».

Насте Хоменко ещё не исполнилось месяца, когда её мама решила уйти от мужа. Подруга Кристины предложила временное жильё.

«Паша, кажется, даже рад был. Наверное, если и волновался о чём, так это об алиментах. Ещё и сам у меня денег просил. Я ведь получала материнское пособие, да мне еле хватало – я же не работала. А когда я пыталась с Пашей связаться, сообщить, что нужны деньги на лекарства для Насти, от того ни ответа, ни привета».

Скоро Кристина Хоменко познакомилась с другим мужчиной, и вместе с ним и дочерью вернулась в Нижний Тагил.

«Сергей относится к Насте как к родной. Скоро мы собираемся пожениться, и Сергей удочерит Настю. Но для начала мне надо развестись, - говорит Кристина».

Из-за наличия детей расторгнуть брак Хоменко могут только через суд. Как объясняет Кристина, сейчас она оказалась в сложной бюрократической ситуации: замуж она вышла в России, ребёнка родила в Украине.

«Насколько мне известно, Паша так и не отметился в Украине о том, что женат, - говорит Кристина. – Но свидетельство о рождении Насти у него есть. У меня только копия, и та на украинском. Получается, у него там прав на ребёнка больше, чем у меня в России».

По словам Кристины, когда она обратилась в Дзержинскую прокуратуру за помощью, ради неё собрали «целый консилиум». В итоге посоветовали связаться с мужем. Кристине это удалось с трудом. Но всё-таки Павел прислал заявление, в котором дал согласие на расторжение брака и отказался от прав на собственную дочь.

«Мне это трудно объяснить, - говорит Кристина. – С одной стороны, я рада, с другой – возникают неприятные вопросы. Может, Паша надеется, что вместе с отказом от родительских прав, он и от алиментов будет освобождён? Но это не так, я на них тоже заявление подала».

Дзержинский суд принял во внимание заявление Павла Хоменко, но для окончательного решения понадобилось официальное письмо судебных органов Украины – запрос отправлен два месяца назад, ответа ожидают через четыре.

«Живём хорошо, хоть и не без проблем. Нам очень многие помогают. Начиная от бабушек, дедушек и друзей, у которых мы временно жили, заканчивая губернатором. Когда я пришла на личный приём к Евгению Куйвашеву, тот мне прямо сказал: «Я не во всех вопросах компетентен, но у меня много номеров телефонов людей, который знают, как помочь тебе и твоей дочери. Скажи, что надо, и всё будет сделано». Так и было. После похода к губернатору разом решились многие проблемы».

Пока Настя Хоменко живёт вместе с мамой в Екатеринбурге. Кристина всё ещё считает, что Нижний Тагил не лучшее место для воспитания детей.

«Сергей работает официантом в ресторане, я – аниматором в торговом центре, Настя ходит в частный садик, - говорит Кристина. – Пока думаем закрепиться здесь. Но мы с Сергеем люди лёгкие на подъём. Где нам троим лучше будет, туда и поедем».

Агентство новостей «Между строк»