Новый директор Свердловского фонда поддержки предпринимательства Валерий Пиличев — об авральной нагрузке в пандемию COVID-19, боли бизнесменов и финансах на 2021 год

Новый директор Свердловского фонда поддержки предпринимательства Валерий Пиличев — об авральной нагрузке в пандемию COVID-19, боли бизнесменов и финансах на 2021 год

В пандемию коронавируса количество обращений в Свердловский областной фонд поддержки предпринимательства от жителей Нижнего Тагила и других городов выросло в 10 раз. Многим уральцам весной пришлось временно «свернуть» бизнес, а после возобновления деятельности полностью изменить формат работы. Выжить в условиях массовой паники из-за COVID-19 и резко упавшего потребительского спроса предпринимателям помог как раз СОФПП. Он списал им часть процентов по кредитам, раздал займы под 2,125% и уберёг от растерзания Роспотребнадзором. О самых востребованных видах поддержки в пандемию, боли бизнесменов и плюсах ковида журналисту АН «Между строк» рассказал новый директор фонда Валерий Пиличев.

Наступил COVID-19, и количество обращений предпринимателей выросло в 10 раз

— Валерий Валерьевич, в этом году и предпринимателям, и фонду пришлось работать в условиях жёстких ограничений из-за пандемии коронавируса. Увеличилось ли количество обращений в СОФПП, изменилась ли их тематика?

— Этот год очень необычный, и его лучше рассматривать поквартально. Первый квартал у нас открылся хорошо. Мы презентовали новый проект по развитию бизнеса в небольших городах Business Data перед немалым количеством людей. Провели несколько серьёзных мероприятий в офлайне. А во втором квартале уже наступило «ковидло». Все резко ушли на самоизоляцию, и на нас обрушились тонны звонков и обращений от предпринимателей. Мы сравнивали их количество с прошлым годом, 2019-м. Оно выросло примерно в 10 раз по всем направлениям.

В апреле мы запустили свою горячую линию по всем бизнес-вопросам, которые могут быть, и для всех предпринимателей Свердловской области. Привлекли узкоспециализированных юристов. В первую очередь нужно было заполнить тот информационный вакуум, который возник в начале пандемии. Потому что выходило огромнейшее количество разноуровневых приказов, распоряжений и рекомендаций. И никто не понимал, что сейчас нужно делать, кому можно работать и при каких условиях, а кому нет.

Нагрузка была очень большая, количество людей на линии выросло с 6 до 34 человек на пике. Народ не выдерживал, звонки-то были всякие. Кто-то ранее занимался лишь организацией учебных процессов в фонде, а теперь на горячей линии выслушивал грустные истории о потере бизнеса. Это, конечно, морально опустошает людей.

А дальше мы стали запускать новые финансовые инструменты, антикризисные.

— Какие меры поддержки оказались наиболее востребованными в пандемию COVID-19?  

— Мы сразу предложили всем реструктурировать свои займы: отложить выплату «тела» на полгода. 350 предпринимателей согласились. Но здесь есть важный нюанс. Наши займы по федеральному закону ограничены 36 месяцами. И если ты откладываешь платёж на 6 месяцев, то вместе с тем увеличиваешь платёж для следующих месяцев. Сейчас предприниматели как раз вернулись к выплатам «тела». Часть из них пишет, что у них до сих пор всё не очень хорошо в бизнесе. Такая ситуация, к сожалению, была ожидаемой. 

Очень хорошо предприниматели восприняли летнее списание процентов по всем нашим займам за 3 месяца. Начало расти количество обращений на антикризисные займы, которые мы ввели в этом году для поддержки бизнеса. Сначала мы запустили заём «Антикризисный», позже появился «Новый старт». Мы помогли бизнесу найти деньги в тяжёлый период на выплату задолженности по заработной плате либо по аренде помещений. Снизили ставку до минимально возможной — от 2,125% до 4,25%. Максимально возможные суммы по займам составили до 300 тысяч рублей (заём «Антикризисный») и до 500 тысяч рублей (заём «Новый старт»). Оба займа продолжаем выдавать и сейчас. Только в Горнозаводском округе их было выдано 30 на общую сумму почти 14 млн рублей. «Антикризисным» воспользовался 31 предприниматель из ГЗО, им выдали 8,5 млн рублей.  

Но самым востребованным в Нижнем Тагиле был и остался заём «Моногород» до 5 млн рублей под 2,125% годовых. Таких низких ставок на рынке больше нет. Поэтому у нас очень быстро закончились деньги по данному займу, выдача временно приостановлена. Как только пополним резервы, начнём выдавать снова.   

По центру поддержки экспорта резко вырос объём консультаций по оформлению зарубежных патентов, по сертификации и таможенным пошлинам. Вся активность, связанная с выездами за рубеж на выставки, схлопнулась. И у некоторых предпринимателей возникли проблемы с возвратом авансов. Всю образовательную деятельность фонда пришлось перенести в онлайн. Появилось огромное количество различных вебинаров, прямых эфиров. Такой формат оставался востребованным и после снятия большинства ограничений. Поэтому мы даже сделали на первом этаже фонда видеостудию полупрофессионального уровня.

— Чтобы поддержать бизнес в пандемию, государство разработало целый пакет антикризисных мер. Насколько они эффективны и исчерпывающи? Какую поддержку предложили бы вы, если бы у вас были необходимые ресурсы и полномочия?

— Здесь нужно понимать, откуда берутся эти меры. Москва издаёт приказ, в котором прописывается несколько вариантов поддержки, каждый год. А наше министерство инвестиций и развития совместно с нами выбирает из списка уже самые оптимальные для предпринимателей. И я хочу отметить, что министерство с интересом и поддержкой относится к нашим предложениям, даже к самым новаторским. Так, например, было с идеей по франчайзингу, который мы начали развивать в регионе в 2018 году. Единственное, чего нам сейчас не хватает, так это, наверное, докапитализации фонда микрофинансирования. Если бы у нас была докапитализация в районе ещё 10 млрд рублей, то мы смогли бы раздать займы всем желающим предпринимателям, которые достойны этого. Значительно сократить очередь, в которой сейчас 400 человек.

Не все предприниматели проиграли и находятся сейчас на грани закрытия

— Как считаете, какой бизнес пострадал сильнее всего из-за коронавирусных ограничений?

— Пострадали, конечно, все бизнесы, которые завязаны на том, что люди должны лично прийти в то или иное место для получения товара или услуги. Это кафе, ночные клубы, частные детские сады, а также свадебные фотографы и тамады. Все они были лишены заработка. Тот, у кого был параллельный бизнес в онлайне, клон бизнеса, смог выжить. Например, это те рестораны, которые работали на доставку. Но полностью это, конечно, их дело не спасло, так как покупательная способность людей сильно упала. Даже пресловутый отложенный спрос после снятия ограничений не сработал. Люди все свои деньги держат при себе и уже не хотят покупать тот же новый смартфон, со старым ходят.

Но нельзя сказать, что все предприниматели проиграли и находятся сейчас на грани закрытия. IT-бизнес, наоборот, выиграл. Ускорилось развитие онлайн-торговли. Да, часть компаний с рынка уйдёт, но это обычный, нормальный для экономики процесс. Все кризисные явления цикличны и повторяются из десятилетия в десятилетие. Вопрос лишь в том, что станет триггером. В данном случае им стала пандемия.

— А есть ли какие-то плюсы пандемии?

— Вся эта тема с карантинами, удалённой работой позволила предпринимателям по-новому посмотреть на многие бизнес-процессы, на то, как можно организовать работу по-другому, но при этом не потерять в качестве. Лично для меня плюсом стало большое количество веб-конференций. Раньше все встречи, переговоры проходили вживую. Нужно было за день съездить туда, туда и туда… В рамках Екатеринбурга это очень сложно. А сейчас на обочине остановился, к Zoom подключился, поговорил, поехал дальше. Это ведёт за собой не то что дебюрократизацию, а то, что люди стали общаться более свободно, даже официальные лица. Но, конечно, лучше бы не было всей этой пандемии.

Ещё для меня стало удивлением, что на удалёнке люди работают не менее эффективно, чем в офисе. С глобальной точки зрения даже лучше, потому что в этом случае фонд экономит на электроэнергии и других ресурсах. У нас даже после пандемии часть людей продолжит работать на удалёнке. Поэтому мы офисные площади в фонде сократили, сейчас на втором этаже делаем внутренний коворкинг. Приезжайте к нам туда работать, когда будете в Екатеринбурге.

Время оформления заявки для получения займа сократилось до 30 секунд

— Валерий Валерьевич, вы стали директором Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства совсем недавно, в октябре. Стоит ли бизнесу ожидать каких-то революционных изменений в работе СОФПП?

— Изменений можно ждать только к лучшему. Все те основные стратегические направления, которые у нас были, продолжим развивать. Например, мы очень сильно в последние два года продвинулись в плане цифровизации. Наша задача — сделать максимально простыми процессы для предпринимателей при сотрудничестве с фондом.

Я был единственным заместителем прошлого директора фонда Ильи Иосифовича Суллы примерно года два, поэтому практически все направления были в моём ведении. Но руководство — это всё-таки немножко другие уровень и ответственность. Хотя руководитель, я считаю, должен уметь делиться своими полномочиями. У меня сейчас два заместителя, с которыми я с радостью поделюсь полномочиями и всем тем, что за ними следует. А так, команда внутри фонда не поменялась. Мы не берём новых сотрудников, практически никого не увольняем, но всем стоит ожидать увеличения ответственности и задач. Каждый должен думать о том, как улучшить внутреннюю среду фонда и что ещё полезного мы можем сделать для предпринимателей.

— В последнее время в фонде уделяли большое внимание автоматизации рабочих процессов — в частности, это касается подачи заявок для получения займов. Насколько это позволило сократить время выдачи микрокредитов?

— Если раньше мы запрашивали документы и вручную всё обрабатывали, то это длилось дней семь. Теперь та же процедура занимает меньше минуты. 30 секунд нужно для подгрузки данных из разных источников. Мы всё автоматизировали, создано специальное хранилище, кредитный конвейер, и они прекрасно работают. Но нужно понимать, что в этом году мы снизили наши кредитные ставки. Тот же заём «Моногород» выдавался в Нижнем Тагиле под 2,125% годовых. Это создало увеличение в несколько раз обращений за финансовой поддержкой. Да, наша работа упростилась, но количество заёмщиков возросло кратно. Из-за этого сами предприниматели не заметили ускорений, для них время ожидания осталось почти прежним.

Какие ещё технологии, в том числе умные, планируется использовать в работе СОФПП?

— Мы два года потратили на то, чтобы улучшить нашу внутреннюю среду. Это касается анализа документов, ускорения рассмотрения заявок и прочих моментов. Создали внутренний корпоративный портал на основе платформы «Битрикс 24», освоили программу «1С-Рейтинг: Микрокредитная организация». Сейчас пойдём в сторону совершенствования сервисов для предпринимателей. Это изменение интерфейсов, переход в смартфоны, организация мультиканальных систем.

Во-первых, в 2021 году мы создадим приложение для смартфонов, где можно будет оформлять заявки для получения, например, займов, прикрепляя все необходимые документы при помощи самого телефона. Например, уже есть программа TurboScan, она позволяет всё сканировать и сразу размещать в заявочном пакете. Также работает приложение, позволяющее делать фотоснимки с геолокацией. Мы такие вещи будем применять. Чем меньше бумаг, тем лучше. Во-вторых, появятся сервисы для быстрого анализа наших клиентов на предмет того, какие ещё наши услуги им могут быть нужны. С этим связан и третий момент — запуск персональных предодобренных предложений. Это когда приходит сообщение о том, что вам одобрен кредит от банка под льготные 60% годовых. У нас, конечно, под 2% годовых будет (смеётся. — Прим. ред.). 

Если предприниматели не будут возвращать займы, нам нечего будет им выдавать

— Как вы, Валерий Валерьевич, вообще оцениваете предпринимательскую активность в Свердловской области и, в частности, в Нижнем Тагиле сегодня?

— Нижний Тагил — это второй по величине город в Свердловской области, и на него приходится до 20% всех предпринимателей региона. Конечно, здесь очень активная предпринимательская деятельность. Я часто в Тагил приезжаю. Не заезжал в таинственные районы типа Рудника, но в целом вижу, что город очень даже прилично выглядит, имеет нормальные заведения и потенциал для бизнеса. Каменск-Уральский не так быстро развивается, как Тагил, но, думаю, скоро его догонит. Для нас вообще чем больше таких городов, тем лучше, потому что людям в них комфортнее жить.

Я думаю, предпринимателям сейчас нужно работать над развитием направлений по оказанию услуг населению, над уберизацией услуг. Это, например, организация дней рождений, клининг, химчистка, продажа свежей выпечки возле дома. Услуги не очень дорогие, но упрощают жизнь людей, делают её немножечко лучше. И открыть такой маленький бизнес можно быстро и легко по той же франшизе.

— Число самозанятых в Свердловской области уже превысило 37 тысяч человек. Как думаете, среди тех, кто выбрал для работы новый налоговый режим, больше женщин или мужчин?

— Подозреваю, что самозанятых по области будет больше мужчин. Потому что почти все водители транспортных средств, те же таксисты, оформлены как самозанятые. Среди таксистов сейчас больше всё-таки мужчин. Да, на наших мероприятиях чаще можно увидеть женщин. Многие мужчины не приходят на них просто потому, что они как раз в этот момент таксуют (смеётся. — Прим. ред.). А среди женщин есть те, кто создаёт различные поделки дома, handmade так называемый. У них график работы более гибкий.

В этом году у нас были единовременные выплаты всем, кто использует режим налога на профессиональный доход. Одни получили по 5 тысяч рублей, другие — по 10 тысяч рублей. При этом только половина самозанятых этой мерой поддержки воспользовалась. Да, 5 тысяч рублей — сумма небольшая, но это лучше, чем ноль. Купить те же продукты в магазине можно, на деревообрабатывающий станок, конечно, уже не хватит. Но я думаю, что это больше связано всё-таки с тем, что часть самозанятых просто в спящем режиме сейчас находится. Они зарегились и забыли об этом на время.

— Уже известны объёмы финансирования фонда на поддержку предпринимателей на 2021 год? Какие задачи стоят перед вами и предпринимательским сообществом?

Скорее всего, докапитализации на следующий год не будет. Поэтому мы с января будем выдавать займы из тех денег, которые нам возвращаются от предпринимателей. То есть если нам не будут возвращать займы, то и выдавать будет нечего. Поэтому мы всегда очень строго проверяем предпринимателей и их деятельность, хоть нас за это и ругают. Но именно благодаря такой политике фонда у нас сейчас по нашему портфелю, а это почти 2 млрд рублей, меньше 1% просрочек. Дефолтов единицы. Мы должны наиболее разумно и грамотно раздавать вернувшиеся деньги новым заёмщикам, чтобы бизнес в регионе прирастал.

Если говорить про экономику, нужно смотреть, как она дальше будет развиваться. Что будет с волатильностью валюты, нефтью. Не нужно забывать, что у нас сейчас идёт «зелёная революция».

  • В августе 2019 года в Нижнем Тагиле открылся центр «Мой бизнес» — представительство СОФПП по Горнозаводскому округу.
  • В здании на 800 кв. метрах разместились коворкинг на 40 рабочих мест, консультационная зона и лекторий до 150 человек. В современном и стильном здании есть всё, что необходимо для долгой и продуктивной работы, в том числе уютные переговорные и кухня. Разобраться с финансами и подсказать, какую систему налогообложения стоит выбрать, здесь всегда готова собственная бухгалтерская команда. В центре можно побеседовать с представителями центров кластерного развития, инноваций социальной сферы и Ural Franchising, а также с бизнес-омбудсменом Еленой Артюх.
  • С начала 2020 года предпринимателям Горнозаводского округа выдано уже 164 займа на сумму 217,4 млн рублей.