«Мы меняем территорию размером с европейское государство». Интервью с гендиректором туристического кластера «Гора Белая» Леонидом Гункевичем

«Мы меняем территорию размером с европейское государство». Интервью с гендиректором туристического кластера «Гора Белая» Леонидом Гункевичем

Весь 2019 год АН «Между строк» активно рассказывало своим читателям о работе туристического кластера «Гора Белая». В завершении года директор агентства Егор Бычков встретился с управляющим кластером Леонидом Гункевичем, чтобы узнать, на какой стадии реализация проекта и почему на Белой до сих пор не появились новые трассы, отели и толпы туристов.

— Внешне кажется, что ничего не меняется. Всё та же гостиница, ничего нового не построено, гора Белая стоит с теми же подъёмниками, с тем же уровнем сервиса. Что происходит в кластере? Что сделано за этот год?

— Мы не должны забывать, что меняем территорию размером с европейское государство, занимаемся проектированием территории страны типа Люксембург, чуть больше. Эту землю покрывают десятки особо охраняемых природных территорий, в том числе федеральный заповедник, середина заповедника — это граница между Горноуральским и Нижнетагильским округами. Только расположение федерального заповедника вынуждает нас менять документы территориального планирования через федерацию. То есть мы не можем локально, на месте это всё поменять.

Мы взяли концепцию, наложили на территорию и начинаем менять генеральные планы, правила землепользования и застройки. То есть землю переводить в другие категории, устанавливать границы населённых пунктов. Сейчас ни одной стройки нельзя начать. Мы брали каждый населённый пункт, разрабатывали изменения в генплан, проект планировки территории.

Чтобы законным образом открыть какой-то бизнес-объект, например заправку у трассы, на землях лесного фонда, по закону нужно проходить все процедуры 36 месяцев. То есть 36 месяцев никто ничего не увидит. При условии, что ни одна инстанция документы не вернёт. Мы эти 36 месяцев в рамках проекта ужимаем, как можем, параллелим процедуры. У нас, например, вчера радость случилась: участок, где должна быть построена новая трасса на восточном склоне, принадлежит лесному фонду, мы преодолели разногласия между федеральным Рослесхозом и муниципалитетом о наложении земель и наконец-то участок поставили на учёт в бесспорных границах. И это не только у нас, по всей стране такие процедуры и много неопределённостей с границами территорий, в том числе ООПТ.

— Когда планируется завершить все эти бюрократические процедуры?

— Мы уже их завершаем. Итогом этой работы будет готовая земля, на которой, согласно концепции, можно начинать строить. Если нас профинансируют, то мы готовы в течение следующего года спроектировать и построить два подъёмника, восемь новых трасс к ним и два лыжных проезда. Один подъёмник будет на западном склоне, где будут чёрные трассы, и подъёмник на восточном склоне «в Азию». Большой подъёмник с самой интересной трассой, которая уходит к Черноисточинскому водохранилищу, может появиться в 2022 году.

То есть в следующем году уже будет две новые трассы на Белой?

— Мы ставим срок на конец января 2021 года открыть два подъёмника и восемь трасс. Это с учётом необходимого финансирования.

— Что не было сделано в этом году, хотя было запланировано?

— В общем-то всё сделали, но с тропами мы могли бы разобраться поинтереснее. Построить успели, не успели протестировать.

Сейчас у нас в плане велопешеходная тропа по пути узкоколейки. Теоретически из Нижнего Тагила по ней можно прокатиться на велике до Висимо-Уткинска. Но поскольку в кластер Нижний Тагил не входит, старт будет у нас из Черноисточинска. Эту велопешеходную тропу мы хотим торжественно открыть в сентябре следующего года, потому что это классная история. И открытие будет сопряжено с международным трейлом на полумарафонскую дистанцию. Всё это финиширует на территории кластера, и в этот же день будет проходить гастрономический фестиваль «Висимский пикник». Пикником мы будем открывать и закрывать летний туристический сезон.


«Фестиваль «Висимский пикник»

— Из осязаемого в кластере появилась тропа «Долина родников». Но все уже посмотрели видео и картинки, что там должны появиться спа-центры, отели, визит-центры. Когда начнут появляться все эти клёвые штуки, которые все ждут в первую очередь?

— Мы землю в районе ГЛК оформляем в апреле-мае при ускоренном режиме оформления документов. И сможем передать для проектирования.

Нас убеждали, что надо начинать быстрее строить гостиницу. Строить её как отдельный объект на территории, которая не объединена общей концепцией. Тогда мы бы получили не курорт, а набор рядом стоящих зданий. А в курорте очень важна компактность и архитектурная и потребительская цельность. Здесь ты шёл, раз, поднял глаза и оказался в кофейне. Повернулся — оказался в магазине. Среда создаётся такая, чтобы тебе было удобно и чтобы ты постоянно контактировал с бизнесом. А для этого нужно выделить единый земельный участок и решать всё в рамках единого участка, а не получать градостроительный план на каждый. Каждый объект должен нести какой-то смысл, мы не строим на пустоте. Мы идём этапами. В следующем году планируется начать строить гостиницу со спа-центром. Действующая гостиница пока работает. В перспективе будем заниматься её модернизацией, но это не в первый и не во второй год точно.

Представляете объём стройки? На горе зелёные насаждения, посчитали, что за их снос в качестве компенсации в бюджет города поступит 50 млн рублей.

— Не боитесь протестов экологов?

— Лес требует ухода, санитарной рубки, чтобы он стал похож на финский лес, норвежский, когда ты чувствуешь себя там комфортно, безопасно и так далее. Мы не вычёсываем поляну, мы создаём среду, чтобы там можно было существовать человеку, чтобы мы могли заниматься горными лыжами, сноубордом, а летом ходить-бродить. Это не огульная рубка, она будет идти чётко по трассам. За эти деревья город получит компенсацию, на которую мы высадим новые деревья. Мы свяжем гору с Уральцем. С горнолыжного курорта в природной атмосфере можно будет пройти в центр Уральца, где мы хотим развить объекты промышленного туризма. В Европе это очень популярная история.

- Сколько денег потрачено на проект в этом году и сколько будет потрачено в следующем?

— Потратили около 180 млн рублей. Бюджета на следующий год нет, мы ещё не понимаем, какой он будет. В тех планах, которые нам поставили, на то, чтобы всё реализовать, нам надо 3 млрд 266 млн рублей. При этих деньгах мы готовы всё сделать, это технически возможно.

— Вы можете рассчитывать на эти деньги или вам дадут меньше? 

— Меньше, это понятно. Управляющая компания точно может рассчитывать на обеспечение жизнедеятельности и необходимых мероприятий по оформлению документации, территориальному планированию (это же не бесплатно).

— Если денег дадут меньше, что из проектов будет секвестрировано, что пострадает в первую очередь?

— Если секвестрируют до 2 млрд, но с переносом на следующий год — это одна история. Если будет сумма не такая, какая требуется для горы, для строительства подъёмников и трасс, мы тогда будем концентрироваться на экологическом туризме, на развитии особо охраняемых природных территорий вместе с АСИ (Агентство стратегических инвестиций. — Прим. ред.). Задача у нас амбициозная — мы хотим сделать 20 парков наподобие «Оленьих ручьёв» на этой территории, целую сеть троп. Там классные места.

Примечание автора: во время интервью появились новости, что Заксобрание Свердловской области во втором чтении одобрило выделение управляющей компании кластера «Гора Белая» 146 млн рублей.

— Надеемся, что будет корректировка бюджета в первом квартале. Если у нас есть только 146 млн, нужно понимать, что в следующем горнолыжном сезоне новых подъёмников и трасс не будет. Мы, конечно, будем стараться, заниматься историей финансирования, потому что текущая проработка правовых, земельных, технических вопросов позволяет перейти к активному строительству. Хочется сохранить проекту темп.  

— Должны были дать больше, что произошло?

— Мы сдали в Минфин график платежей, необходимых для реализации. У нас все деньги расписаны до сотен тысяч рублей. Мы ждали, что нам дадут тот минимум, который позволит в январе заказать железо на подъёмники.

— Если необходимый бюджет устоит, на что конкретно будут потрачены деньги в следующем году?

— Если 2 млрд 200 млн, то из них 1 млрд 300 млн — на канатную дорогу, трассы, сопутствующие инженерные сети, оснежение, освещение. 113 млн — парковки, проезды к объектам. 126 млн — сети связи, инженерные сети для резидентов территории. Благоустройство набережной, тротуаров, детской площадки, остановочных пунктов территории — 36 млн. Устройство туристических маршрутов — 189 млн.

— У вас нет опасений, что бюджеты многих проектов, в том числе и вашего, будут сокращены в связи с предстоящей Универсиадой?

— Уже сокращён. Но надо понимать, что у региона есть приоритеты.

Частные деньги уже инвестируются в кластер?

— Пока некуда. Но в этом году, например, на территории туристического кластера началась реализация инвестиционного проекта по созданию цифровой среды. Первая вышка связи установлена в Висимо-Уткинске, ещё одна появится в районе Белой в январе 2020 года. Молодёжь при отсутствии интернета паникует. Наш маркетинг установил, что для поколения будущего нужны две вещи: комфортная среда и широкополосный интернет. Чтобы ты был и на природе, и в комфорте, и на связи одновременно. У нас есть партнёр-инвестор компания «Русские башни», которая готова на всей территории создать необходимую цифровую инфраструктуру.  

— Есть ожидания, сколько частных денег будет вложено в следующем году?

— Мы ждём, когда в спа-центр начнут вкладывать деньги, мы ждём первую гостиницу. Всего в первый год инвестиции запланированы где-то на 900 млн рублей. Они могут не завершиться в 2020 году, но начнутся. Понятно, что частные инвестиции зависят от развития инфраструктуры, от бюджетного финансирования проекта. Всё очень эластично, любое изменение ситуации вносит коррективы.

— В одном из интервью вы сказали: «Нужно успевать застолбить места бизнесу в кластере». Кто уже что застолбил и что ещё можно застолбить?

— Застолбить можно всё — во всех нишах есть места. Но пока что разговоры бизнесменов со мной довольно скептические, многие не верят, что всё будет сделано. Я верю. Если бы я не верил, можно было бы сразу вставать и уходить. Мы эту тему дотолкаем всё равно, но как быстро — непонятно.

У нас на данный момент 13 соглашений, 14-е на выходе. У нас есть люди, которые хотят целиком построить деревню гостевых домов. У нас муж и жена, они кругосветники, хотят построить кемпинги и глэмпинги в районе Усть-Утки и Уральца. У нас есть люди, которые готовы построить глэмпинг на горе. У нас есть человек, который хочет сделать спа-отель. Всё это инвесторы с реальными намерениями и деньгами.


«Ресторан на вершине горы»

— Есть ли смысл скупать дома в деревнях кластера в надежде, что в будущем там будет много туристов? Можно заработать на этом?

— Зарабатывать будут те, кто будет вести на территории бизнес, оказывать какую-то услугу. Просто рассматривать покупку дома как инвестицию нельзя. Усть-Утка юридически увеличится в два раза. У тех, кто захочет что-то там построить, появится такая возможность. 

— В одном из интервью вы сказали: «Мы пытаемся переломить уровень чиновничьего непонимания». В чём оно заключается и как его переломить?

— С каждым человеком, который находится с нами в контакте по проекту, мы лично встречаемся. Всем рассказали, куда идём, зачем идём, как мы это реализуем и почему это именно так. В принципе всё в порядке.

— Сейчас у вас есть проблемы в работе с администрацией Нижнего Тагила и Горноуральского городского округа?

— С Владиславом Пинаевым всё очень понятно, с его замами тоже. Все вопросы решаются быстро. С Дмитрием Летниковым всё ещё проще. Понимание есть.

— В посёлках и деревнях вы проводили встречи с жителями. Зачем?

— Если нас местные жители не поддержат, то проект не пойдёт. Так это работает. Мы встречаемся с единомышленниками по всей стране и понимаем, что получилось только у тех, у кого был диалог с местными жителями. Мы подробно глаза в глаза рассказываем о проекте.

— Были негативные реакции?

— Конечно. Претензии были к местам сбора мусора, мы их не можем не делать, там есть нормативка — не более 100 метров от дома. Людям не понравилось, что у их дома мусорка появилась. Но в целом все встречи, которые я проводил, проходили нормально. Людей волнует, не приведёт ли увеличение потока туристов к увеличению пожаров, например. Люди этого боятся. Жителям Усть-Утки мы пошли навстречу, они попросили ужать туризм в сторону от деревни. Мы без проблем согласились. Висим, наоборот, хочет, чтобы у них были туристы. Жителям очень понравился гастрономический фестиваль «Висимский пикник». Они там работали, помогали, им это понравилось.

— Есть люди, которые покупают «домик в деревне», чтобы побыть в тишине, глуши. А тут появляется туркластер, который говорит, что мы сюда 1,5 млн туристов привезём. Кто-то высказывал недовольство по этому поводу?

— Были единичные реакции. Ответ на них такой: у нас будут выбранные маршруты, у людей будет спокойное место для уединения. У нас и сил не хватит всё заполонить. В рамках туристических маршрутов будут активности, но даже весь Висим невозможно охватить. Это проблема, которая в головах может сформироваться от дилетантизма. Ты приезжаешь в плотную Европу, селишься в деревне в Голландии, Германии и чувствуешь себя очень уединённо. У нас нет задачи урбанизировать территории так, чтобы превратить деревню в полугород. Мы будем сохранять её. Единственное, что мы туда вносим, — сокращаем дистанцию между городом и деревней, создавая комфортную среду.

— В этом году было много новостей по наведению чистоты в лесах. Почему вы этим занимаетесь? Разве это ваши обязанности?

— По закону у нас нет таких обязанностей, мы автономная некоммерческая организация.

Но туризма в грязи не бывает. Свалки, которые там были, не позволяли развивать туризм. Мы воздействуем на тех, кто обязан заниматься их ликвидацией, но им нужно выбивать деньги на это, и эта история ушла бы на годы. Без наведения порядка на территории всё остальное будет утопией. Это базовая история, и мы за неё взялись.

— Вы получили благодарственное письмо от Союза туриндустрии России за вклад в развитие туризма. В чём ваш вклад?

— Я не знаю, почему они меня оценили. Мы очень активно формировали предложения в Стратегию развития туризма в России до 2035 года с нашими юристами и партнёрами. Я с 2011 года продолжаю «топить» за нормальный туризм, когда можно гулять, наслаждаться культурой, едой, знаниями. А не только ездить в Турцию, лежать на пляже и пить там. Помаленьку, по крупинкам происходят изменения в сфере туризма, и я чувствую свою причастность.